Меню Рубрики

Я твое горло ебал

В этот вечер я сидел перед аквариумом и дремал.
Цветные рыбки неспешно и лениво передвигались между водорослей навевая зевоту.
Из сонного состояния меня вывел резкий звонок в дверь, я встрепенулся и пошел открывать.
-Привет Юрок! Я с Ленкой мимо ехал, решили вас навестить. Готовь стол, отмечать будем мою покупку участка земли. Мы из ресторана, выпили немного.- пророкотал мой старинный приятель и тезка, протягивая мне сверток с бутылками и улыбаясь.
За ним вошла и сама Ленка невысокая и пухленькая блондинка с слегка раскосыми глазами.
-Один момент! Марина, накрывай стол. — обратился я к своей жене.
Супружница засуетилась, она любила принимать гостей.
-Привет Лена и Юра. Раздевайтесь и проходите- затараторила Марина
Но, когда Лена сняла дубленку я обомлел. На ней было коротенькое темное платье с глубоким декольте.
Настолько глубоким, что когда она нагнулась снимая сапоги я увидел её груди с торчащими сосками. Замерзла, на улице видно холодно и её чижики напыжились.
Марина с неудовольствием покосилась на меня и ущипнула.
Но, когда уселись за стол и стали выпивать неловкость исчезла. Я острил, рассказывал смешные анекдоты Лена и Марина смеялись, а Юрка как всегда быстро отрубился, уронив на стол.
Здоровый мужик, а пьянеет, как ребенок!
Я чувствовал, что пьяненькая и смеющаяся Лена иногда прижимается к моему правому плечу своей едва прикрытой грудью.
Марина это заметила и нахмурилась.
Чтобы разрядить обстановку я решил уложить его у нас и я оттащив его в одну из комнат, положил на кушетку и вышел закрыв на ключ комнату, чтобы не мотался по дому ночью.
А Марина повела пошатывающуюся Лену спать на второй этаж нашего дома.

Уложив друга я неверными шагами прошел в комнату жены, закрыл на замок дверь и вспоминая соблазнительные сиськи Лены лег на заскрипевшую кровать.
Супружница спала повернувшись боком к стене без одеяла и я с удовольствием посмотрел на её пухленькую задницу с тонюсенькими розовыми стрингами. Когда она их успела купить? Красиво.
Мой орган немедленно отреагировал на такое зрелище и упруго вскочил, а я стал водить им по заду супружницы в розовых стрингах.
Марина шумно вздохнула и выгнула попку ещё больше.
Потом я расстегнул её кружевной лифчик, осторожно снял его и обеими руками взялся за её груди, которые оказались непривычно большими и мягкими
“Как алкоголь внешность бабы улучшает. Не замечал, что у неё четвертый. Может опять беременна?”, подумал я и потискав шары жены по прежнему лежащей на боку, правой рукой отодвинул стринги и двумя пальцами проник во влажное и теплое влагалище.
Марина ойкнула глубоко насадившись на мой конец и стала активно двигать задом настречу пальцам.
Мой дурак выгнулся до пределов дозволенных природой, этим движением требуя заменить пальцы на него в этой восхитительной норке.
Я так и сделал и резко загнал его в законную супругу до яиц.
Марина громко вскрикнула.
-Тише Мариночка, не кричи так, а то Ленка услышит и ей тоже захочется.”- сказал я крепко держась за белый зад жены и активно трахая её.
Марина повернулась лицом ко мне и я замер от удивления.
На меня изумленно смотрела жена моего друга Лена. Как я её мог не узнать! Ведь у неё белые волосы и она пополнее моей Марины…Алкоголь…

-Ты как сюда попал? Я думала, что это мой муж. Где мой Юра?- воскликнула Лена, закрывая руками грудь и снимаясь с моего приунывшего от неожиданного превращения бойца.
-Да лежит он никакой на первом этаже…В хлам, ходить на может. Ты сама знаешь, как он пьянеет. До утра валяться будет. А я думал это моя жена. Где Марина?- ответил я прижимая бедра Лены к себе руками и не давая ей слезть с моего кожаного дурака и засовывая его снова.
Лена вздохнула и закрыла глаза, потом прошептала:
-Она на первый этаж пошла спать с ребенком, а меня сюда положила…Вдруг она увидит, как ты меня трахаешь?
-Не придет, она очень крепко спит. А если и придет- дверь закрыта, пока пойдет за ключом я в окно сигану…Раз так всё произошло, придется тебе побыть Мариной. Расслабься и получай удовольствие Леночка. Подмени подругу.- с этими словами я рывком поставил охнувшую жену друга раком и с удовольствием натянул её на член.
Попка Лены была больше и посочнее, чем у моей жены, но талия была почти такая же и смотрелась очень ничего.
Но самым обалденным была раскачивающаяся в такт моим движениям большая белая грудь с возбужденно торчащими сосками.
Я с трудом подавил в себе желание сильно ущипнуть за неё. Но видно похожие эмоции испытывал не я один…
-Моя Марина любит жесткий секс и когда я её называю разными словами- соврал я, с досадой вспоминая, что моя жена обожает исключительно денежные купюры.
-Я сама люблю жесткий секс, мой милый Юрочка…Называй меня, как хочешь и делай со мной, что хочешь…Ведь я сегодня- твоя жена Марина… — простонала она, словно угадав несвойственное мне доселе желание.
Я схватил её за волосы и задрал её голову к почти моему лицу, как это делают в порнухе сексуальные монстры-актеры.
-Признайся, сучка. Хотела, чтобы я тебя трахнул, как последнюю шлюшку? А?- прошипел я ей в ухо избитую фразу, которую я слышал в порнухе.
-Даа…Я хотела тебя с первой нашей встречи, но Марина моя подруга и ты с моим Юркой дружишь…Я хочу на тебя, дорогой…-произнесла она теребя руками свои груди.
Я вытащил свой скользский член из хлюпнувшего влагалища и лег на спину, а Лена нагнулась и страстно облизала мой детородный орган, потом быстро уселась на него и стала прыгать на нём так, что зашаталась кровать.
Чтобы соблюсти режим тишины (жена находилась этажом ниже) и спасти некрепкое ложе я схватил Лену за соски и притянул к себе.
-Да, да…вот так, милый…я сейчас буду кончать…- прерывистым голосом проговорила моя внеплановая любовница и вдруг дернулась, как будто к ней подвели оголенный провод с высоким напряжением.
-Не останавливайся, милыыый Юрочка…Я люблю тебя и твоего малышааа…-простонала она, нагибаясь и утыкаясь лицом в подушку.
Слово “малыш” меня укололо. Мелькнула неприятная мысль, неужели у Юрки конец больше?
Пару раз глухо взвизгнув в подушку она перестала скакать и повернула ко мне разгоряченное лицо.
-Классный трах, Юрочка! Ты обалденный мужик…Маринка счастливица. Хочешь кончить?
Я кивнул.
-Только не в меня, мой великолепный жеребец…Кончи мне в рот…Я обожаю это…- промурлыкала она и взяв мою руку стала облизывать мои пальцы, глядя на меня своими зелеными глазами.
Её язык был влажный и мокрый, а губы тугим колечком поочередно обхватывали мои пальцы…
Я перевернул её на спину и приблизил член к пухлым губам Лены, которыми она втянула моё достоинство себе в рот.
Мой член совершенно не чувствовал зубов и свободно входил в этот влажный тоннель до самых яиц.
Моя Маринка не любила делать минет и всегда давилась, когда я совал конец поглубже. Вдобавок она частенько прикусывала его и постоянно давилась.
А тут я трахал в рот так, как я трахал её во влагалище, засовывая свой среднестатистический болт до отказа.
Удивительно, но меня не интересовало в тот момент дышит ли она или нет, я просто трахал её в рот не задумываясь, удобно моей партнерше или нет.
Почувствовав приближение оргазма я обернулся и увидел, что Лена широко раздвинула ноги и быстро теребит своё влагалище обеими руками…
От такой картины я стал кончать её в горло, крепко ухватив её за затылок ладонью, а Лена…Лена отвечала на каждую мою струю приглушенным стоном.
Некоторое время я лежал на её голове, потом вынул обмякший член и повалился рядом с Леной, которая захихикала.
-Что смеешься?- спросил я, разглядывая её грудь, которая вальяжно развалилась в стороны и невольно сравнил эту грудь с грудью моей супружницы, больше напоминавшей упругие небольшие мячики.
Поймал себя на мысли, что до секса желанная баба кажется восхитительной, а после нередко становится обычной…
-Да, вот думаю, не заменяет ли сейчас мой Юрка, твоей Маринке тебя…-весело смеясь сказала Лена.
Тут я побледнел и не контролируя себя быстро оделся и выскочил из комнаты.
“Если, что набью ему морду, а эту Маринку выкину!”- думал я скача по лестнице вниз, как бешеный гепард.
Подбежав к двери, где покоился мой друг, я дрожащими руками открыл замок и облегченно выдохнул.
Юрка спал в такой же позе, в какой я его оставил, только наблевал на недавно положенный ламинат, скотина!
А в детской комнате беззаботно спала моя супруга с любовью прижимая к себе ребенка.
-Где ты ходишь? Укладывал своего дружка? Ложись спать! И тихо, Настю разбудишь!- недовольно пробурчала Марина, а я опять разделся, лег рядом с женой и ребенком и мгновенно уснул.

Сейчас мы по-прежнему дружим семьями и ведем себя так, словно не было этого случая с “переменой мест”, но иногда украдкой, когда наших законных половин нет рядом, я многозначительно подмигиваю Лене, которая понимающе улыбается и показывает мне язык, иногда даже поигрывая им.
Вот так я однажды перепутал жену друга со своей!

источник

[i]
Я поебал твою мать в горло , но там бутылка чаще
Да и попка у твоей сестры помягче , твоя блядь шаболда
Яб её не тронул , но речь не о жадности
Если я скажу даже стрелять в неё мне жаль потроны , ful
Ты в моих глазах больше чёрт , чем все остальные
Я смотрел вперёд — ты в щель своей кобыле , пидр и плодят пидарасов
И твой батя гей , DURES FYDEN FANS ONE DIZI PAINT FAKE
VAS MITT UNS CELL NASTU BESSA DES TAN ТСИХЬ , MUT EN ливиоссонс ди эм брейкен TU EM тсихь
Ты лишь back от рэпа , тень BISS TEN ЦВАН ТАЛ , криминалист — худо имидж initu цваен gen тан , инфрэнзэн sprachen — ich mein il nichtn fen deverb , да у них языка нет , то есть есть , но он мёртвый
Я всех как ТОМ СОЙЕР наебал — иди забор красить
Ich glof mein , prepare for анцись двадцать тысяч публика стадиона больше ста концертов — вот мои коллеги ПЕТЯ FOX , твои ДЕРЕВЕНСКИЙ сброд
Кто кого прогнал , кто кого слал нахуй — в принцепе неважно брат
Я сегодня сравниваю статус возможностей one карты
Ты типо GANGSTER , но просил: ДИМА ПРОДАЙ мне ствол
Мой стиль типо HUSTLA вас обогнал как столб — ты сидел за чушь , то есть по масти — ШУТ , ТВОЮ МАТЬ блять я ебал , альбом твою мать в жопу — как и мать твою — и что теперь скажи: ТЫ УГРОЖАТЬ МНЕ БУДЕШЬ?
Я не твоя мать алкашка — меня на понтах не купишь — если меня примут — подфортило вам , но врятли меня накажет КАССЕЛЬ КИЛЛОГРАММОМ .
Я тебе не стим — выебнись и твоя мать бухнёт флакон горячей с тряпкой и бензина пол чета в твою челюсть исти сука битой БАШ НА БАШ я в череп твой поссу разбитый
NICHTEN MEIN я рэп не люблю — я матерей ваших ебать хочу — я РЭП не люблю
И я один такой как есть — А ВЫ ВСЕ НА ОДНО ЛИЦО — no metter where you Go , i sid a sayn O
Рэппчеры черти все — МНЕ ПОРОЙ СТЫДНО быть IN RAP столица ИМЭНОХ NEW YORK KASSEL is БЫДЛО city shop в ушанку фанатов ваших идолов ебут
Я ваших мам ставлю рогатками плитор и нажгут — где ты HUSTLA дым GANGSTER или популярен — жалкий пиздлобол и никчёмный нарик — то в БЕРЛИНЕ пиздил свою прошмандовку мы снимали клип — ты у ментов был [II]
Лифт на верх проспал ХУЛЯ я причём? Тут ты мозги нахуй послал как я причёску — я тебе обязан сотни деревянных русских фанов , имигрантов тут — да ну блять забирай и хуй с ним — скажи: я кидал вас? Ну и не забудь добавить также: ты меня до этого подставил дважды.
Да я выжидал момента выхаркнуть в твоё ебало всё ЧТО накопилось за три года
Оттого навалом тупорылый хуесос: кого ты и от КУДА выгнал?
Меня на гастроли с OXY с тёлачками хуй болит блять
Я лечу вперёд как ПУЛЯ — ты стоишь на месте царь — ты выступал 10 лет
Я больше за два месяца — мой альбом будет классикой как КИЛЛ МЕТИТ ПЕТЯ с улиц ,
я не GANGSTER но GANGSTER RAP MAKE ME DO IT
А ты кто на самом деле — поколение чертей между двух эпох потерянное без корней
Позорное меньшинство обдолбленное хуй знает чем В ОБОССАНОМ подьезде ЧМО
Я как лап ПЛЕВАТЬ на весь мир — вы пидорасы существуете пока у нас биф
Тёлки навалом GETTIN’ MONEY BUT ITS FUNNY TO ME , ALL YOU BITCHES LIVIN’ BONEY WHILE YOU FUCKING WITH ME
Вы то друзья , то враги , я как всегда — мне вся толпа до пизды
И мой характер не менялся в пути , от простого пацана до звезды
Не жди отмазок , но знай — КОЗ пиздит
Я не забуду — я твой рот ебал — пусть бог простит
Бошка не только для того чтобы кепон носить
У тебя нету ни характера — ни гордости
Не мастер ты , а в прачечной не HUSTLA а торчок
Ты не ЦАРЬ ИВАН ГРОЗНЫЙ блять а ВАНЬКА дурачок
Мне похую кто я в глазах ваших — я знаю кто я
Вокруг меня толпы каких-то звёзд и шмар как СТОЯ
Но я всё также еду в центр и сажусь в автобус
К Андрею в студию набью свой корпус
Или пешком в сторону торпу SCHOKK всё тот же
Быдланы палят бардаки и ищут срок на коже
В пути моя цель не за горой , WGB бродяга вечный изгой
Моя жизнь кино — последний ГЕРОЙ.

источник

Не знаешь, как добавить огоньку в кровать и вернуть времена, когда вы были без ума друг от друга? Садись писать милому пикантное послание! От этих похотливых смс он возбудится быстрее, чем дочитает.

Если ты никогда не обменивалась с любимым горяченькими сообщениями, скорее исправляй эту ситуацию. Интимные секс-смс сделают с твоей личной жизнью что-то невероятное!

Мы нашли очень горячие сообщения от которых твой мужчина целый день будет думать только о том, как быстрее доехать домой. Предупреждаем, это очень откровенно и эротично!

1. Ты даришь мне яркие оргазмы, даже если находишься не рядом.

2. И почему ты не кончаешь мне в горло прямо сейчас?

3. Ты делаешь меня неприлично влажной.

4. Мои соски становятся такими твердыми, когда ты пишешь мне.

5. Я раньше никогда не была такой мокрой.

6. Благодаря тебе я весь день работаю в мокрых трусиках.

7. Я просто подумала о том, как вкусно ты заставил меня кончить в прошлый раз.

8. Я просто подумала о тебе и, клянусь, сразу намокла.

9. Если ты сегодня задержишься на работе, ты не будешь против, если я начну без тебя с той игрушкой, которую ты мне подарил?

10. Сегодня я буду готовить тебе ужин в одном фартуке.

11. Весь день хожу обнаженной и жду тебя.

12. Я не могу дождаться момента, когда сяду на твое лицо.

13. Мои мышцы так приятно болят после сегодняшней ночи.

14. Я мечтаю попробовать с тобой то, что еще никогда не делала.

15. Хочу, чтобы твоя сперма капала с меня.

16. Если я приду к тебе в офис на обед, то в какой позе ты мной овладеешь на своем столе?

17. Я успею сделать тебе минет перед тем, как нужно будет выходить на этот ужин?

18. У меня такой стресс . Хочу чтобы ты трахал меня, пока я не забуду свое имя.

19. Все, о чем я сегодня думаю, это какой ты на вкус.

20. Я знаю, как ты хочешь сегодня поиграть в свою видеоигру . Надеюсь, я не помешаю, если сделаю тебе в это время минет?

21. Можешь кончить мне на грудь в следующий раз?

22. Я так давно не сосала твои мячики .

23. Я решила сегодня не надевать белье.

24. Хочу видеть отпечаток твоей руки на своей попе.

25. Я не представляла, насколько сексуально распущена, пока не встретила тебя. Ты вдохновляешь меня придумывать новые и новые способы любить тебя. Когда мы увидимся?

26. В моих ушах весь день звенит твой стон, когда ты кончаешь.

27. Все, о чем я могла думать во время сегодняшнего совещания, это как я стою перед тобой на коленях, а ты кончаешь мне в рот.

28. Я безумно скучаю по твоему члену.

29. Я пришла к выводу, что твой член — это совершенство.

30. Постоянно думаю о том, как ты тянешь мои волосы, когда трахаешь меня сзади.

31. Я рассматриваю свою грудь в зеркале и думаю о том, насколько привлекательнее она выглядят с твоей спермой на ней.

32. Я готова променять что угодно на то, чтобы прямо сейчас почувствовать твои руки на своем клиторе.

33. Мечтаю о том, как мой язык коснется каждого сантиметра твоего члена.

34. Хочу почувствовать твои руки у себя под трусиками.

35. Ты не против очень грязного секса?

36. Накажи меня по полной программе! Ты же знаешь, какая я плохая девочка.

37. Мечтаю сейчас как ты будешь на мне потеть.

38. Трахни меня прямо сейчас, окей?

39. Я теку, думая о том, как ты хватаешь меня и прижимаешь к стене в каком-то укромном уголке.

40. Я хочу обернуть свою киску вокруг твоего члена.

41. Хочешь увидеть, как я кончаю? Приезжай чем быстрее.

42. Мысль о том, что ты овладеешь мной, безумно сводит с ума.

43. Я так голодна, хочу твой член прямо сейчас!

источник

Погода за окном ништяк — в восторге маринист,
Земля — это плоский диск под колпаком дождя,
По комнатам волны шумят и мой смоют ночлег,
Но мне наперёд сейчас ясно, не заберёт нас ваш Ноев ковчег.
Чек.
На этих атоллах ветер и холод,
На них давно забил синоптик, запил метеоролог.
Повсюду море, я вряд ли перейду его вброд,
Но я беру собственную слабость и ебу её в рот.
Ведь чайки мяукают в небе, как будто бы души кошек,
Без суши тяжело, но мы жить в этой луже сможем.
Это как голливудский фильм про водный мир,
Который снял очередной занудный мужеложец.
Тут сухопутный опыт непригоден.
Что-то многовато круговорота воды в природе,
А город пришвартован, плавает на длинном тросе,
В открытом море Кракен хавает авианосец,
Но мне ещё дальше туда вот, к эпицентру бури,
Ведь глаза — гибербореи на лице Лемурии.
Вон первые касатки —
Мимо окна такие кратковременные атмосферные осадки.

На плату, на плаву, на борту, но я путь к ней найду ли?
Ultima Thule!
Я плыву, как в бреду, я тону и бреду на ходулях.
Ultima Thule!
Через судьбы и бури, но я путь с ней найду ли? К своей неуловимой Ultima Thule.

Я за билет за Ойкумену отдал капитал,
Тут море Немо, как одноименный некий капитан.
Грустный этап! Заглянем в плеер — только Трикки там,
Не прут другие фрики так, мир держат три кита.
Не надо клянчить там умышленно любви у фанов,
В порту среди громад промышленных левиафанов
Искал плывущих за фронтир в одну из Атлантид,
А разум, будто ламантин, дрейфует между книжных фабул.
Нас на крюки нанижет фатум, перемкнет нейроны,
Сердце сгорит, как Рим Нерона, пусть ритм неровный,
Биться с природой, осмелев, сделать шаг из кустов,
Я, как Жак-Ив Кусто, ведь предпочел давно пир за перроном.
Холод Стикса с Хароном горло стиснет гарротой,
Кто-то скиснет в пороке, время с них скинет короны.
С той же стрижкой короткой в трюме меж сеток, коробок
Севшим на паром укажет путь лоцман седобородый,
Ведь курс лежит туда, на край материков, за горы,
Где море, выгибая горб, шлет моряков к Дагону,
Кляня погоду, средь останков каравелл торговых
Меня встретит та, с лицом Мадонны и взглядом Горгоны. The weather outside nishtyak — delighted seascapes ,
Earth — is a flat disk under the hood of rain,
From room to room noise and waves wash away my bed ,
But it is now clear to me in advance , we will take not your Noah’s ark .
Chek.
On these atolls wind and cold ,
They have long scored forecaster , meteorologist gash .
Throughout the sea, I can hardly move on his ford,
But I take his own weakness and fuck her in the mouth.
After gull mew in the sky, as if the souls of cats
Without land hard, but we live in this pool can.
It’s like a Hollywood movie about the water world,
Which took another boring bugger .
Here the land is not suitable experience .
Something a bit too much of the water cycle ,
And the city is moored , floating on a long rope ,
In the open sea Kraken hawala aircraft carrier
But I still continue to go here , to the epicenter of the storm,
After eye — giberborei Facial Lemuria.
Won first killer —
Past the window , such short-term precipitation.

On board , afloat on board , but I ‘ll find her way to you?
Ultima Thule!
I’m floating , as in delirium , I’m drowning and delirium on stilts.
Ultima Thule!
Through fate and storms, but I find her way with you? To his elusive Ultima Thule .

I have a ticket for oecumene put capital
Nemo is the sea , the same name as a Captain .
Sad stage ! Look at the player — only Trikki there
Not twig other freaks so , the world kept the three pillars .
Do not have to beg for it deliberately favor with fans
In the port of communities industrial leviathans
Was looking for floating frontier in one of Atlantis
A mind like a manatee , drifts between book storylines .
We were on the hooks nanizhet fate , peremknet neurons
Heart burn , like Rome of Nero, let the rhythm is uneven,
Beat with nature, emboldened, to step out of the bushes ,
I like Jacques — Yves Cousteau , in fact rather long feast for the apron.
Chill of the Styx with Charon throat stisnet Garrote ,
Someone turn sour in vice , with time they will throw a crown.
With the same short haircut in the hold between the grids , boxes
Grounded ferry pilot will point the way white-bearded ,
After all, the course is there, on the edge of the continents , across the mountains ,
Where the sea , arching hump sends sailors to Dagon
Cursing the weather, among the remains of the caravels of trade
I will meet the one with the face of the Madonna, and gaze of the Gorgon .

источник

Мое послание будет обращено в тем, кто спрашивает как любить не девственницу. Если девушка не девственница, но при этом очень нравится и не хочется расставаться, чтобы не приставать к ней о ее прошлом (ибо приставание идет от наличия свободного времени, а психолог и психиатр не помогают), могу предложить два варианта, ну может быть можно придумать и больше, но думаю, что хватит пока двух.
1. Читать философские книжки. Это позволит быстрее спятить, а сумасшедшие, как известно, не страдают.
2. По объявлению приобретается автомобиль «Волга» ГАЗ 31029 (обязательно именно эта модель, обо качество сборки там никакое) или прошедший армию 469 УАЗ (в качестве альтернативы можно рассматривать любую другую продукцию отечественного автопрома) и еб..я будет гарантирована, а значит будет меньше времени на всякую ***. Опять таки, провозившись с вышеуказанными транспортными средствами, авто будет изучено от и до и будут приобретены навыки автослесаря, а знания, как известно, лишними не бывают

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Психолог, Супервизор, Медицинский психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Клинический психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Врач-психотерапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

А прямо женщинам норм что кого то шпили и возможно даже лизали

А прямо женщинам норм что кого то шпили и возможно даже лизали

Давай ещё быстрей пару тем напиши про девственность. А то скоро дяди санитары обнаружат пропажу телефона. И вернутся к тебе в палату. Отберут телефон. Или спрячь его в укромное место. Хотяяяя. зарядка быстро кончится

Блин, я думал тут про таблетки антирвотные или маски ей на лицо с принтами голивудских звёзд.

Рекомендация: засунуть эго подальше. Смириться заранее с ролью первого второго мужа, потому что скоро настанет многомужество. И жалкие попытки навязать свой вялый секс на 2 минуты годами будут отклонены. Люби себе на здоровье. Платонически

3. Начать работать, принимать душ, перестать читать и слушать материалы маскулиста как источника индуцированного психоза для представителей уголовно-маргинальной среды.

Блин, я думал тут про таблетки антирвотные или маски ей на лицо с принтами голивудских звёзд.

Спасибо большое, теперь я знаю как любить не девственницу! Теперь то все женщины вумана знают как это сделать! Ура, сестры, наконец хоть кто то снизошел и объяснил нам! Тайна 21 века раскрыта!
Ура ! Ура !! Ура.

Слушайте, да это же кошмар какой-то. Что ни день, то темы про эту девственность. У кого-то обострение что ли. Или это плёнка у кого то поперек горла встала. Что за дела. Или это влияние магнитных бурь.

Слушайте, да это же кошмар какой-то. Что ни день, то темы про эту девственность. У кого-то обострение что ли. Или это плёнка у кого то поперек горла встала. Что за дела. Или это влияние магнитных бурь.

Нет, это просто попытка целкодрочером создавать видимость общественного мнения. Удобно, правда?

Если серьёзно по теме:
Чтобы недевственность возлюбленной не вызывала батхёрт, научись видеть в женщине, в первую очередь, человека, а не только персональную резиновую куклу. Тогда всё сразу встанет на свои места.

Модератор, обращаю ваше внимание, что текст содержит:

Страница закроется автоматически
через 5 секунд

Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы частично или полностью опубликованные им с помощью сервиса Woman.ru.
Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.
Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование редакцией сайта Woman.ru.

Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс.
Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.)
на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

Copyright (с) 2016-2019 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

источник

-Проклятье! — буркнула с раздражением Наташа. Она уже с пол часа ходила по ковру в своей комнате взад вперед. На кровати сидела ее лучшая подруга Таня и следила за нервными передвижениями девушки.

-Натуль ты скоро дырки протрешь в ковре, может передохнешь?

-Не могу, как же я зла, как я зла! Он меня просто не замечает, а теперь рядом с ним крутиться эта мерзкая шлюха Даша!

Девушка остановилась напротив Тани,ее зеленые глаза метали молнии.

-Сестренка, так он меня называет. Знаешь, что Ваня мне сказал? Кажется я люблю Дашу. Да она же перетрахала всех мужиков в округе до которых смогла дотянуться своей пиздой!

Таня прыснула от смеха, когда ее отпустило она проговорила:

-Наташ, может ты на наших пацанов посмотришь, чего ты на Ваньку-то замахнулась, он ведь старше тебя на 10 лет, да и девушка у него есть.

-Я люблю его! — с досадой заявила Наташа.

-Честное слово не понимаю я этой твоей одержимости, чего ты в нем нашла?

-Ой, ну сколько раз можно тебе это объяснять Тань, или тебе чертежи и диаграммы нужны чтобы дошло!

Наташа снова нервно заходила по комнате. -Ну чего у меня нет такого, что есть у этой Даши? Грудь есть, лицо вроде симпатичное, а он все равно мимо смотрит.

-Ты же сама сказала, ты ему, как сестра, к тому же они с твоим братом Колькой, как родные братья вместе с детского сада.

-А может у меня сиськи маленькие? — Наташа прослушала объяснения подружки и натянув майку так, что обрисовалась ее небольшая, упругая грудь, повернулась к Тане -Ну, как думаешь?

-Ага, неси насос, щас подкачаем! — весело проговорила Таня.

-Ну ты и дура, я же серьезно спрашиваю. Для меня это можно сказать вопрос жизни и смерти.

-Это не вопрос жизни и смерти,а лишний геморрой у твоего воспаленного сознания. И по-моему его пора прижечь, пока ты опять не натворила бед!

-Каких еще бед? — спросила Наташа невинным голосочком.

-Вот только не строй из себя дурочку. Это ведь ты Саше в туфли мочу налила и сказала, что ваш кот Бакс нассал. Да он бы в жизни столько не нагадил за один присест, да еще в обе туфли. Ты идиотка хоть бы подумала, прежде, чем до верху налить, даже на полу лужи оставила. Можно подумать, что у вашего кота страшнейшая форма энуреза и ссыт он, как взрослый мужик. А какая вонища стояла, жуть! Ты наверно, эту свою желтую месть, неделю в банки собирала?

-Это не я — запротестовала Наташа.

-Ну конечно, соседи наверно. Я удивляюсь, как тебя брат не убил и Ваня тоже. Да и чего ты добилась? Саша Ваньку бросила, а он тут же себе Дашку нашел.

-Он все равно моим будет, вот увидишь! — упрямо проговорила Наташа.

-Дура ты лучше бы на Стаса посмотрела, он за тобой уже второй месяц увивается, а ты все нос воротишь.

Девушки поболтали еще минут двадцать и Таня пошла домой. Наташа легла на кровать и начала размышлять. Она уже целых три года любила Ваню, ее ресницы, как стая сбесившихся гусей без конца хлопали при его появлении, глаза кидали страстные, пылкие взгляды, но он их не замечал или не хотел замечать. Ваня. Он казался ей самым замечательным парнем в мире и самым красивым, к тому же лучший друг ее старшего брата Коли. «Ну почему он ее не видит?» Не замечает того, что Наташа выросла и стала довольно соблазнительной девушкой, ее округлости привлекали внимание мужчин и это при том, что она еще совсем молоденькая. У девушки были длинные черные волосы, веселые зеленые глаза и слегка припухшие розовые губки. Многие считали ее очень симпатичной, но на Ваню просто куриная слепота нападала, когда он смотрел на нее в упор. Для него она была младшей сестренкой и не более.

Наташа находилась в доме одна и приняв душ, пошла в кабинет отца обернувшись маленьким полотенцем вокруг тонкой талии. Зайдя в него, она на пороге скинула полотенце и обнаженная залезла на любимый папин стол. Согнув ноги в коленях, Наташа опустила правую руку и начала пальчиком массировать свой клитор, левая рука мяла набухающие соски. Не известно почему, но ей нравилось мастурбировать именно здесь. На месте своего пальчика она представляла член Вани и от этого еще сильнее возбуждалась. От приятных манипуляций между ног, Наташа застонала и прикрыла глаза.

Девушка не знала, что в этой комнате находится зритель, который во все глаза уставился на нее. Член парня напрягся в штанах при виде девчушки активно ласкающей себя между ног, ее стоны наполнили комнату, словно музыка. Ваня сглотнув и судорожно дыша схватился за член через штаны.

-А сестренка-то подросла! — завороженно прошептал он, поглаживая зудящий инструмент.

Тело девушки начало извиваться на столе, казалось она подходила к пику и скоро кончит. Ваня решил не доводить дело до греха, его штаны и так уже трещали по швам, казалось в них выросла третья нога. Он вышел из-за стены за которой стоял, но Наташа поглащенная рукоблудием не обратила на него внимания. Ваня кашлянул, никакой реакции. Он кашлянул еще громче, наконец девочка оглядевшись по сторонам, увидела его.

-Я смотрю ты тут во всю самооброзованием занимаешься! — с иронией проговорил Ваня.

От неожиданности рука Наташи замерла между ног, она испуганно глянула на него.

-Что ты. — она запнулась и вспомнив о руке отдернула ее от норки, как от раскаленной печки -Что ты тут делаешь?

Глаза Наташи заметались по комнате и увидев брошенное полотенце, она спрыгнула со стола и кинулась к нему, стараясь прикрыться, но куска материи явно не хватало. Ваня рассмеялся видя ее бесполезные попытки укрыть нагое тело.

-Ну, что так и будешь стоять и пялиться на меня? — с раздражением сказала Наташа, думая, что эта гневная речь заставит его уйти.

-Ты права, так не интересно! Я пожалуй покурю! — сострил Ваня доставая сигареты.

-Убирайся! — прошипела девушка.

-Да ладно Наташ, ты же мне как сестра. Я тоже этим делом раньше баловался, тут нечего стесняться. Ну конечно не на столе в кабинете отца, хотя у всех вкусы разные.

Лицо девочки запылало, она начала аккуратно пятиться к двери.

-Если ты кому-нибудь расскажешь об этом, я тебе глотку перережу.

-Порву, как Тузик грелку — подверидила Наташа.

-Да ладно, я могила, обещаю. Ты только в следующий раз убедись, что в доме никого нет, а то мало ли что.

Девушка юркнула в дверной проем и Ваня услышал, как ее босые ноги зашлепали вверх по лестнице.

Спустя неделю у Наташи был день рождения, родители устроили праздник и оставив Колю за главного пошли в гости, Ваня конечно тоже был здесь. Он подошел к девушке и вручил подарок, рядом с ним стояла сексапильная Даша. Наташа кисло улыбнулась и сухо поблагодарила за презент, они отошли.

Весь вечер Наташа решала дилемму, сказать Ване о своих чувствах или не говорить, и заметив, как он целует эту похотливую сучку Дашу, решилась. Она уличила момент и оттащила Ваню в пустую комнату.

-Ну, что ты хотела мне сказать? — осведомился Ваня.

-Я ведь так и не получила положенного в таких случаях поцелуя! — ответила весело Наташа.

Ваня склонился и потянулся к щечке девушки, но в последний момент она повернула голову и он поцеловал ее в губы. Несколько минут Наташа прибывала в Безумном восторге. Губы Вани были слаще меда, но вдруг он отстранился. Девушка рассеяно захлопала глазами.

-Нати, ты что? Ты же мне как сестра! — ошеломленно проговорил Ваня, почувствовав, как кровь закипела в венах от этого невинного поцелуя, а член в штанах оптимистично напрягся.

-Я тебя люблю и уже давно! И никакая я тебе не сестра, — ответила Наташа.

-Глупости все это, ты просто.

-Я просто тебя люблю и хочу! — перебила его Наташа -Я хочу, чтобы ты лишил меня девственности..

От этого заявления у Вани отвисла челюсть, в одно мгновение их отношения пришли от братских к плотским.

-Я. — он запнулся -Наташ, ты что?

-Ты ведь хочешь меня! — девушка подошла к нему вплотную и провела рукой по ширинке, остановив на выпуклости -И я тебя хочу!

-Да ты с ума сошла, Колек меня убьет, да и маленькая ты еще!

-Да что ты, а член у тебя не по-детски стоит! — парировала Наташа.

-Ну все хватит, перестань глупости нести. -Ваня убрал ее руку -У меня Дашка есть и я ее люблю, мы скоро поженимся.

-Она же шлюха! — взвизгнула от злости Наташа -Ты предпочитаешь ее мне? Ведь она вешается на всех мужиков, как похотливая сучка!

-Не смей так говорить о ней!

-Я буду говорить все, что захочу! Она шлюха, шлюха, шлюха.

Ваня схватил и несколько раз грубо встряхнул девушку прервав ее тираду, его лицо потемнело от гнева.

-Заткнись маленькая дрянь! — прошипел парень.

-Раз ты не хочешь меня, я сегодня же пересплю со Стасом! Он будет трахать меня во все щели! — выкрикнула Наташа.

Ваня подумал было, что это просто слова брошенные капризным ребенком, который не получил то, что хотел, но увидев решительный блеск в глазах девушки, понял, что она говорит серьезно.

-Ты сама ведь потом пожалеешь — попытался Ваня вразумить извивающуюся в его руках девчушку.

-А мне плевать, я все решила! — и вырвавшись из его рук она направилась к гостям.

Ваня вышел следом и увидел, как Наташа подошла к Стасу и что-то прошептала на ухо. От этих слов мальчишка весь засиял и закивал головой в знак согласия. Ваня сжал челюсть по ней заходили желваки: «О блядстве уже договорилась, стерва!» — подумал он. Весь вечер он следил глазами за этой сладкой парочкой, но они никуда не уходили и Ваня начал успокаиваться решив, что Наташа просто решила заставить его поревновать. Хотя собственно почему его должно тревожить с кем она собралась трахаться? Может она ему все таки не безразлична? Вздор! Наташа ему, как сестра, они выросли вместе. Тогда почему его гормоны так бунтуют при виде этой маленькой плутовки? Ваня вспомнил, как застал девушку за мастурбацией и снова почувствовал напряжение в паху.

Тем временем Наташа тащила Стаса на чердак в свой любимый укромный уголок. Там на полу валялся старый матрас, кругом лежали краски и холсты, интерьер дополнял один потрепанный стул. Девушка занималась живописью и часто здесь рисовала. Наташа села на матрас и вопросительно взглянула на Стаса: «Чего мол стоишь, действуй!» Мальчик присел рядом, его рука очутилась под юбкой, теплые губы прижались к ее губам. Подростки начали увлеченно целоваться, при этом рука Стаса неумело шарила в трусиках девушки, в попытках найти заветный бугорок. Наконец Наташе это надоело и она с раздражением спросила:

-Вообще-то пытаюсь тебе приятное сделать, — обескураженно ответил Стас.

-Ладно завязывай с этим и снимай штаны, — скомандовала девочка.

Стасу стало не по себе от ее тона, его член сразу как-то обмяк. Но не желая упускать такой случай, он героически потянулся к ширинке, но от волнения никак не мог расстегнуть.

-Ну что там у тебя? Ну-ка дай сюда!

Наташа резко рванула молнию вниз зажав кожу Стасу, от чего он сдавленно застонал и выругался. Девочка торопливо высвободила пострадавший участок кожи и в руках у нее оказался теплый мягкий член. Наташа с удивлением распахнула глаза, мужское достоинство так близко она видела впервые.

-У тебя, что не стоит? — с раздражением спросила она.

-Ну ты могла бы мне и помочь! — с таким же раздражением ответил Стас, он уже начал жалеть, что согласился на все это.

-Мне что, нужно сосать? — Наташа вопросительно посмотрела на парня.

-Ну ты хоть расскажи, как это делать.

-Тебе, что блин, лекцию прочитать надо, возьми в рот и соси.

-Я думаю, она бы не помешала, — ответила хмурясь Наташа -А почему у тебя не стоит?

-Так, щас кто-то договориться! — Стас с возмущением отнял у Наташи свое хозяйство и начал заправлять его в штаны.

-Да дай ты его сюда! Щас я пососу! — примирительно предложила Наташа.

Наташа с минуту смотрела на вялый член, у нее не было охоты брать его в рот.

-А может ты меня так трахнешь, без минета?

-А может ты сама себя трахнешь, без меня? — в тон ей ответил Стас.

Девочка несколько секунд обдумывала сложившееся положение, а потом стянула с себя топик и лифчик, приподнялась и сняла юбку и трусики.

-Ну а теперь у тебя встанет? — с надеждой спросила Наташа.

-Встает! — с облегчением сказала Стас.

Наташа легла на матрас и раздвинула ножки, Стас лег на нее опираясь на локтях. Он не стал снимать одежду, а просто приспустил штаны. Его небольшой упругий член уперся девушке между ног и стал тыкаться в нее. Через какое-то время член Стаса нашел вход и на несколько милиметров продвинулся в лоно девочки, но дальше дело не пошло. Наташа волновалась и мышцы свело так, что их и домкратом было не разнять. Стас увлеченно пытался продвинуть член в Наташу, но она была слишком тугой.

-Да что там опять! — не выдержав с раздражением спросила Наташа -Еби уже!

-Да заткнешься ты когда-нибудь, не видишь я пытаюсь! Не лезет дальше!

Наташа обидевшись замолчала и уставилась в нависшее лицо Стаса, на котором была написана решимость и сосредоточенность. Прошло несколько минут, лицо парня стало красным, на лбу выступил пот. Наташа начала про себя считать доски на потолке.

-Долго еще? — не выдержала девочка.

-За-т-к-ни-сь! — прерывающимся голосом ответил Стас, его попка двигалась вверх вниз, но член по прежнему не продвинулся вперед, а руки затекли.

-А ну-ка отойди от нее! — прогремел Ваня неизвестно как очутившийся на чердаке.

Наташа испуганно вскрикнула, а Стас скатился с девушки, его лицо исказилось от страха.

-Ах ты маленькая потаскушка, одевайся немедленно пока я не выпорол тебя!-прорычал Ваня..

-Убирайся! — девочка вскочила..

-Я все расскажу твоему брату, ему будет интересно узнать, какая шлюха выросла у него под носом! — пригрозил Ваня.

Стас тем временем натянул штаны и по стеночке продвигался к выходу, ссорящаяся парочка его не замечала.

-Наверно ему так же будет интересно узнать, что ты дрочил глядя на нас! — парировала Наташа.

-Я не дрочил! — вскинулся Ваня, но припухший бугорок в штанах говорил, что гормоны повеселились.

-Ах ты дрянь! — Ваня схватил девочку и потащил к стулу.

Наташа не понимала чего он хочет пока Ваня усевшись на стул не перекинул ее через колени, попкой кверху. Его тяжелая рука опустилась на ягодицы девочки, которая ругаясь и брыкаясь пыталась вырваться из его железной хватки. Ваня снова и снова шлепал Наташу, пока ее попка не раскалилась до красна. Девочка начала всхлипывать, но по прежнему вырывалась. Примерно еще через 30 шлепков ее боевой дух был сломлен, Наташа расплакалась от бессильной злобы и унижения. Ваня сжалился и перевернув девушку прижал ее к груди. У парня перехватило дыхание, он и не заметил, когда они ругались, какое нежное у Наташи тело. Плавные изгибы и округлости привели его дружка в боевое настроение. Ваня теснее прижал всхлипывающую девочку к себе и судорожно вздохнул. Парень повернул заплаканное личико девочки и поцеловал в губы, его рука опустилась между ее ножек, а умелые пальцы начали исследовать нежные лепестки. Наташа дернулась, из горла вырвались протестующие звуки, она была слишком расстроена, чтобы заниматься сексом. Ваня не отпустил ее а лишь сильнее прижал, его рука начала активно нажимать на заветную точку между ног девочки, от чего она застонала.

-Расслабься — прошептал Ваня ей в губы.

В ответ раздался еще один стон, Ваня улыбнулся. Он наблюдал, как лицо Наташи порозовело и вытянулось, а потом она закрыла глаза, откинулась в его руках, предоставляя свободу действий. Ваня впился ей в губы страстным поцелуем, его язык то врывался в ротик девушки, то выскальзывал наружу. Пальцы проделывали тоже самое с нижней частью тела, имитируя движение члена. Наташа сдавленно застонала ее начало трясти мелкой дрожью от возбуждения. Ваня орудовал пальцами и языком не хуже члена и девочка широко распахнула глаза, чувствуя приближение оргазма. Ее тело свело судорогами, волна накатывала одна за другой, а в глазах потемнело. Ваня держал Наташу на руках и смотрел в лицо сведенное от удовольствия, чувствуя как дрожит ее тело от страсти, его пальцы были липкими, она кончила. Девочка открыла изумрудные глаза и смущенно посмотрела на него.

-Хочешь? — шепотом спросил Ваня.

Он поднял ее на руки и понес на матрас. Ваня быстро снял с себя одежду и предстал перед восхищенным взглядом Наташи.

-Ну, и как я тебе, нравлюсь? — полюбопытствовал парень.

Наташа с удовольствием осматривала его стройное, гибкое тело. Его широкие плечи приводили в восторг, на руках виднелись крепкие накаченные мышцы. Девочка опустила взор ниже, бегло оглядев мощную грудь с коричневыми сосками, живот с кубиками пресса, а от вида его возбужденного члена у нее перехватило дыхание.

-А ты уверен, что эта штуковина в меня залезет? — с сомнением спросила она.

Ваня накрыл ее своим телом и Наташа ощутила, как к ее бедрам прижался здоровый член. Вдруг она испугалась, странно конечно, но со Стасом ей не было страшно, а сечас почему-то даже зубы застучали от страха. Он почувствовал это и начал успокаивающе целовать ее, пока она не расслабилась и снова не возбудилась. Ваня направил рукой свой инструмент куда нужно и тот скользнул в бархатную теплоту. Девочка напряглась, приятные ощущения мигом улетучились, уступив место боли. Ваня резко двинул тазом вперед, войдя до конца. Наташа закусила губу, ее глаза увеличились до размера блюдец и наполнились слезами.

-Очень больно?- послышался хриплый голос Вани.

-Сейчас пройдет котенок, потерпи.

Через какое-то время,Ваня начал аккуратно двигаться в ней и Наташа почувствовала небывалые доселе ощущения. Было не больно, скорее чувствовался дискомфорт, а движения члена внутри были новыми и необычными. Наташа расслабилась и улыбнулась в серьезное лицо Вани, который сосредоточенно следил за ее реакцией все это время. Он нагнул голову и поцеловал ее в губы.

-Тебе хорошо? — снова послышался прерывающийся шепот парня. Судя по тому, как дрожал его голос, ему трудно было сдерживаться, Ване хотелось двигаться быстрее. Наташа не привыкшая так широко расставлять ноги почувствовала, как они заболели и обхватила ими Ваню. Он понял, что это зеленый свет и начал быстро двигаться сжав попку девочки. Наташа выгнулась на встречу, было очень приятно, она с удовольствием отмечала, как менялось лицо парня, по мере приближения к пику страсти. Его глаза затуманились, щеки порозовели из горла вырывались легкие стоны. Ваня сделал еще несколько толчков и резко вытащил член. Его тело дернулось и он застонав нагнул голову, уперевшись в живот Наташе. Ванин инструмент задергался толчками выплескивая сперму на матрас. Спустя некоторое время он пришел в себя и лег спиной на их ложе притянув к себе девочку, на ее бедрах виднелись капли крови.

-Нас наверно уже ищут повсюду — предположила Наташа.

-Тебе было хорошо? — спросила девочка.

-Что? — Наташа хотела вскочить кипя от обиды и возмущения, но не смогла вырваться из его крепких объятий.

-Мне было безумно хорошо! — ответил Ваня со смехом глядя в сердитое лицо девочки.

-Тогда ладно, живи еще — сказала Наташа.

-Надеюсь то, что случилось будет в секрете сестренка? — Наташа снова нахмурилась, а Ваня добавил -Пока.

-Пока что? — осведомилась она ледяным тоном.

-Пока тебе не будет больше лет, например, потому что твой братец оторвет мне эту штучку, которой ты так восхищалась!

-Я сама тебе ее оторву, если ты продолжишь встречаться с Дашей! -Наташины пальчики цепко ухватились за Ванино хозяйство.

-Котенок с Дашей я все улажу -Наташа сильнее сжала пальцы -Сегодня же! Сейчас же! — поправился парень.

-Ну это уже совсем другой разговор — проворковала Наташа.

-Теперь отпусти моего дружка, это все-таки нежный инструмент! — попросил Ваня, без особого успеха пытаясь отцепить ее пальцы.

-Что? Как ты можешь отталкивать эти заботливые руки? — с улыбкой спросила Наташа, поглаживая его член, как шаловливого щенка за ухом.

источник

Меня продали дешево.
Я досталась хорошему мужчине. Он сильный, взрослый, обеспеченный. Он объяснил мне, что любовь и боль – это одно и то же.
Раньше я не знала, что такая любовь бывает: обжигающая, дикая. Любовь больше жизни. Моей жизни, когда я попросила развод.

— вынужденный брак с жестоким мужчиной
— нежность и жестокость
— горькая любовь
— разница в возрасте
— сложные отношения
— откровенные сцены (18+)
Предупреждение: ЖЕСТОКИЕ СЦЕНЫ, ОЧЕНЬ ЭМОЦИОНАЛЬНО! ХЭ

График: с понедельника по четверг. Возможна подписка.
Первая книга — БЕСПЛАТНО

так, Андрей хочет сделать так, чтобы она случайно встретилась с Эмилем в клубе, и посмотреть на его реакцию, на случай если ему не все равно на Дину, то можно как то ей шантажировать.
а на счёт развода Эмиль позаботился, вдруг его убьют, чтобы она не осталась ни с чем, ну или у него это не отобрали

Последний комментарий в ветке:

спасибо жду продолжения с нетерпением. что то не хочется что бы они разводились, и Андрей мутный тип .

Последний комментарий в ветке:

спасибо за продолжение! интересно, встретяться там или нет.

Последний комментарий в ветке:

Письмо отправил бывший. Андрей нееее насильник, и мне кажется у нашей героини с Андреем будет роман позже,а Эмиля ближе к завершению книги прихлопнут. Вот таким я вижу конец этой истории)

В ветке 10 Комментариев. Показать

Последний комментарий в ветке:

С Андрем она точно не будет, он ей не нравится, он только хочет затащить её в постель, а Дина этого не хочет

Андрей делает это намеренно?
Хочет столкновения,хммм интересная ситуация.
Будем ждать. )))

Последний комментарий в ветке:

Спасибо за такие частые проды, дорогой автор, вы прелесть.
Лазаря на плаху, пожалуйста.

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Ну и козлина этот Андрей, Лазарь, да все мужики в этой истории кроме продавца телефона,Дина срочно нужно знакомство с мужчиной из нормальной среды

Последний комментарий в ветке:

Мне кажется,что Эмиль все равно будет за ней приглядывать.

Последний комментарий в ветке:

Каждая глава — шедевр! Очень эмоционально. Конечно Андрей хоть и сказал,что он не претендует на нее,но он будет возле нее крутится. Очень подло с его стороны показать её мужа гуляющим и ещё не разведённым. Я почему — то уверена,что Эмиль и Дина встретятся в клубе или пересекутся глазами. Эмиль ее любит и всегда поступает с ней благородно. Я верю,что они будут вместе.

Последний комментарий в ветке:

Она одна осталась и ещё пока не понимает, что её ждёт и ещё она очень молода, но уже оказалось в такой клоаке и естественно Андрей вероятно хочет, чтобы она увидела Эмиля с другими. По сути от них нужно бежать. Но куда. Спасибо, и предновогоднего настроения.

Последний комментарий в ветке:

Много мыслей у Дины, она запутывается. И если увидит Эмиля с какой-то женщиной. это ей ещё больше боли добавит. А он же должен играть свою роль, и показать что она никто для него, отвести от неё опасность. ЭХ Дина. А вообще интересно, кто это ей оружие продаст)
Надо восстанавливать документы и принимать пост начальницы в агентстве и ну их. 🙂
Спасибо)
.
Меня не понимают,
Живу в своем я мире,
Я буду одиноко
Сидеть в своей квартире.
Закрою на замок я,
И дверь свою, и душу,
Скрывая боль за маской
Весёлой, добродушной.
Все в мире будут думать,
Что я всегда такая,
Но реальность опрометчива,
Ведь я совсем другая.

Последний комментарий в ветке:

Он ее специально туда ведёт. Эмиль наверняка будет не один, с женщиной, и Андрей хочет, чтобы она это увидела. Жестоко! Но может пойдет ей на пользу. Главное, чтобы не из огня да в полымя. Ведь Андрей наверняка планирует воспользоваться ситуацией.

Последний комментарий в ветке:

Может ей лучше не ходить, а то развод понарошку, а она уже переживает, и Эмиль молодец, и бизнес ей и доход а мог просто выкинуть на улицу

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Андрей решил показать Дине как Эмиль празднует развод? Хочет увидеть её реакцию или надеется, что после этого у него появится больше шансов на Дину? Спасибо.

Последний комментарий в ветке:

Что, она творит, куда идёт? как бы хуже не сделала, как мне не нравится, этот Андрей, мутный какой-то.. Спасибо

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

я вот смотрю на происходящее и понимаю- Дина сама уже «та ещё фея»- уже влилась в этот преступный мир, и ствол захотела и найти 3го насильника хочет и главаря бахнула ;))) она сама как феникс сейчас возродится и надерет всем зад)))) и все таки она явно с Эмилем будет- эти двое где-то внутри уже зацепились намертво, а испытания «разводом»/другими партнерами и тд их раскачает)) Дину надо уже- застоялась

Последний комментарий в ветке:

Очень интересная книга. Немогла оторватся) побыстрее хочется узнать как закончится. Читаешь и незнаешь что там будет дальше постоянно удивлялась. У автора хорошее вооброжение. Пусть оно будет неисчепаемо! Чтоб всегда приходили новые мысли о сюжетах. Спасибо за книгу!

Последний комментарий в ветке:

И кто же написал писмецо?
Эмиль,или как я сразу подумала,бестолочь Лазарь?!
Очень жду проды,а подтвердится ли мой вердикт)) ■
Спасибочки Мария,как всегда захватывающе☆

Последний комментарий в ветке:

Сколько ещё испытаний выпадет на долю девочки. Одна , довериться не кому. Думаю что пройдет все трудности, но позже. Спасибо автору за увлекательную историю.

Последний комментарий в ветке:

Надеюсь она останется с Эмилем. Я думаю,что он тоже ее любит.

Последний комментарий в ветке:

Здравствуйте, Мария, почему только 4 главы и всё? Как прочесть всю книгу?

Последний комментарий в ветке:

Наталия Суздалева, Книга в процессе написания, автор выкладывает главы по мере написания (ориентировочно с понедельника по четверг).

Спасибо Вам за книгу, жду с нетерпением продолжения!

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Спасибо Мария! каждая глава держит в напряжении, так все остро и опасно. невероятно, не читала ещё таких интересных историй

Последний комментарий в ветке:

Милый автор! Мною прочитала уйма книг: романов, фэнтези, мелодрам, эротики , детективов и разных других!
Но! читая вашу книгу, как никогда представляешь себя той самой Диной, в том самом мире. Тем более, что живешь не далеко от событий.
Вы очень четко пишите об эмоциях , о чувствах. Я так предполагаю, что вы изучали определенную литературу перед написанием сцен с ранами и убийствами. Это очень большой труд. Спасибо вам огромное! Это та книга, которую я запомню на всю жизнь.

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Знаете,тааак не хочется,чтоб Адрей был тем одним из трех. с медальоном. а может,этот тот,к кому они поедут за оружием.

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Большое СПАСИБО автору! Очень нравится Ваша история!

Последний комментарий в ветке:

Эмиль, как всегда, красавчик. Уже отмечает развод) А ты сиди и думай с кем он там и что делает, бедная Дина) Саму похоже это напрягло. Беги от него!) Я за Андрейку, такой прямо романтик с пестиком в руках. Мне кажется, что поедет она за оружием и увидит человека с медальоном. Или же это может быть вообще человек, которого пришлёт Фёдоров для разборок!

Последний комментарий в ветке:

интересно что и как будеть дальше. спасибо

Последний комментарий в ветке:

Как же все закручено. Как раскручивать теперь? Может продавец оружия будет носителем медальона? Для нас он новая личность.

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Вот вроде пошла оружие попросить, но в тоже время многое узнала). И ещё возьмёт и закрутит роман с Андрюхой)). Можно и понарошку для отвода. )
И кстати, мне тоже ещё с первой книги интересно было узнать.. Что же случилось с Андреем. .. И у него только пол лица парализовано или ещё чего?.
Он так хорошо умеет ухаживать, что хочется верить.. Если не думать о его поступках..
Спасибо)

Последний комментарий в ветке:

Неужели бывший нарисовался ? Спасибо

Последний комментарий в ветке:

спасибо жду продолжения с нетерпением

Последний комментарий в ветке:

Последний комментарий в ветке:

Как-то не сильно обговорено, а деньги на расходы и жизнь кто теперь будет ей давать? Она не в состоянии работать да и Эмиль запретит. Будет зависима по всем фронтам. Это кстати Эмилю она и правда дорога, год секса не было, но бросать не не хочет да и не собирается ни на ком жениться, но ведь рано или поздно, Гг узнает, что он спит с кем то, а он по любому будет спать, и сильно скрывать не будет, у мужчин как-то всё просто, может и свадьбу объявит. Короче нервы он ей помотает конкретно

Последний комментарий в ветке:

А я вот хочу верить в то,что Андрей не насильник и вполне нормальный (на сколько это возможно в рамках его круга).Может и наивно полагать,что он как луч света,и что даже в криминальном мире есть достойные люди и он действительно желает добра для Дины,хочет уберечь ее от очередных разборок.И пусть бы взял ее под свое крыло не для своих утех,чего так она боится,а что она реально ещё по сути девчонка,которая вляпалась по самое не хочу.Мне хотелось бы верить в лучшую роль Андрея. Эмиль может и хороший,но мне лично такой тип людей неприятен.И пусть забросают меня тапками,но он не достойный кандидат в мужья.Он допускал то,что мог ударить девушку,которая и так была в состоянии шока.А это уже низко,как по мне.Я таких вспышек гнева или состояний никогда бы не простила.Но как поступит гг будем ждать))) и может Андрей окажется таким же подлым,что Эмиль, на фоне остальных, будет ещё хорошим бубочкой:)

Последний комментарий в ветке:

источник

Парень с девушкой, оба очень довольные, одеваются после бурной ночи, торопясь на работу. Парень, восхищаясь самим собой: Семнадцать раз за ночь, а сил хоть отбавляй, со мной раньше такого никогда не бывало. И обращаясь к девушке, я тебя подвезу, ты где работаешь? На Декабристов, в лаборатории по контролю за допингом.

Парень с девушкой, оба очень довольные, одеваются после бурной ночи, торопясь на работу. Парень, восхищаясь самим собой: — Семнадцать раз за ночь, а сил хоть отбавляй, со мной раньше такого никогда не бывало. И обращаясь к девушке, — я тебя подвезу, ты где работаешь? — На Декабристов, в лаборатории по контролю за допингом.

БУРЯТСКИЙ АУДИТ ПО СОВЕТСКИ
(Алаверды к интереснейшим историям yls’а)

Много-много лет назад, при расцвете застоя советской власти, был я разгильдяем-студентом медицинского института. В нашем Башгосмединституте летом было около пятнадцати строительных студенческих отрядов-ССО, и как-то собрался командир республиканского ССО проверить нашу институтскую «зону» ответсвенности.
Нахрена мне захотелось поехать с ним — не помню, но нужен был повод — и я его придумал: буду, ни много ни мало, проверять финхоздеятельность строительных отрядов! (ничего другого мне тогда в голову просто не пришло).
Придумал какие-то таблички, строки и столбцы в них, ездим по отрядам в районе города Туймазы. я с умным видом что-то спрашиваю, что-то заношу в таблички, интересуюсь всем.
Лето прошло, начали учиться и вдруг вызывают меня к ректору.
«Пришла команда из обкома партии (высший орган власти тогда в регионе, это как администрация губернатора сейчас) отправить тебя в составе московской бригады ЦК ВЛКСМ (специально не расшифровываю, молодежь все равно не поймёт))) для перекрестной проверки Тамбовского обкома комсомола по работе их ССО».
Ну, надо так надо. Поехал, гордый такой весь из себя — партия важное дело доверила!
Штабной документооборот на нуле, но люди хорошие, открытые и искренние, реально. И я, сдуру, начал какие-то им учебы проводить, помогать и рассказывать. наставник, бля, нашёлся.
Вернулся в Уфу, отчитался, учусь дальше, курс четвёртый, вроде, был.
Снова вызывают к ректору. Он, уже скрипя зубами: «Москва снова просит отправить тебя с проверкой ЦК ВЛКСМ в Бурятский республиканский ССО. Вернёшься — лично сам проверю все твои зачеты и экзамены». Да Б-га ради, у меня с третьего курса, после того, как из партии исключили, по всем клиническим предметам только пятерки, хоть запроверяйся.
Прилетели в Улан-Удэ, зима, под -30 градусов.
Помня тамбовскую проверку, с открытым сердцем и чистой душой, идём в обком ВЛКСМ, знакомимся, смотрим то, что они пафосно называют штабным документооборотом и отчетами финхоздеятельности.
Более демонстративно-уничижительного отношения к нам и к себе лично я, наверное, больше в жизни и не встречал.
Нас в бригаде проверяющих — четверо: бухгалтер-финансист, ОБХССник (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности; ОБЭП, по-нынешнему)), руководитель — парень из нашего обкома ВЛКСМ, и я — невесть как затесавшийся в серьезную компанию профессионалов медик-четверокурсник. Они смотрели документы в обкоме ВЛКСМ, а я ездил по ВУЗам, смотрел отрядную документацию, вернее, пытался смотреть, если что-то и давали посмотреть.
Забрать нас из гостиницы на четыре часа позже обещанного — норма; привезти в какой-нибудь институт «посмотреть летние отчеты», продержать три часа в коридоре, а потом сказать «ладно, они тут сейчас заняты, поехали дальше» — неоднократно; или завести в какой-нибудь кабинет, где незнакомый непредставившийся бурят (ничего личного!!)) смеясь в лицо скажет «у нас все в порядке, спасибо, что заехали» — ежедневно.
Питались мы в местной столовой самообслуживания, нормально, цены — как везде в СССР)
На третий день с утра нам,широко улыбаясь, радостно объявляют, что «сегодня у нас выезд на обед, будут национальные блюда!».
Я воспрял духом, очень поесть тогда любил, жить в общаге без «городских» родственников и питаться все время только картошкой и макаронами с маргарином и колбасным сыром — было скучновато как-то.
«Хоть поем нахаляву вкусного!»
Ага, щазззз.
Привозят нас в спальный район, поднимаемся в обычную квартиру, человек семь, вместе с сопровождающими.
Хозяйка квартиры, злобно щерясь и запахивая халатик, идёт на кухню, что-то резать — хлеб и колбаса за 2.20. Ни стола, ни скатерти.
Через 40 минут, которые мы молча просидели в большой комнате, дважды прослушав пластинку с песней «А снег летает-летает-летает/ И снежинками кружа/ Заметает зима заметает/ Все что было до тебя!», выносят нам, наконец, эти бутерброды, наливают водки (которую я тогда не пил), ещё раз наливают водки, после чего один из сопровождающих, придурковато похохатывая, говорит: «Ну, пора дальше ехать, автобус уже пришёл», и идёт в прихожую одеваться.
Сказать что мы ахуели — ничего не сказать.
Выходим, чуть похолодало, под -35. автобуса нет. десять минут проходит. автобуса нет. 20 минут. холодно то как, бляяя, одеты по-зимнему, но не на такую же температуру. два сопровождающих как идиоты, похохатывая, препираются, кто и на сколько отпустил автобус и когда он вернётся.
Вот это «сходили за хлебушком».
Вечером в гостинице руководитель бригады говорит мне: «Водку ты не пьёшь, а что пьёшь? — «Сухое вино»,-отвечаю. — «Хорошо. У них в обкоме документы и отчеты, которые есть, в порядке, все чисто. Если и есть нарушения — найти можно только на уровне ВУЗов. Они тебя вообще за человека не считают и не боятся: какой-то студент, да ещё из мединститута, какой ты нахрен проверяющий финхоздеятельности. контроль за тобой минимальный. Найдёшь хоть что-то — с меня ящик сухого вина».
Ящик (20 бутылок) хорошего сухого вина в начале 80-х годов — это покруче и дороже ящика Хеннесси сейчас, а с точки зрения доступности в провинции — вообще космос.
А была у меня особенность — если в пачке из 100 документов был один фальшивый и я вытаскивал на проверку наугад 5-7 бумаг, то среди них всегда оказывался этот фальшивый.

(Когда совсем не было денег и жрать в общаге было нечего, я собирал по соседним комнатам 2-3 рубля и шёл играть в мгновенную лотерею «Спринт». Билет стоил 50 копеек, выиграть на него можно было от рубля до 10-15, максимального выигрыша в 25 рублей у меня никогда не получалось.
Была у меня некая самопридуманная система. Из 5 таких походов минимум три раза, но чаще четыре, были выигрышными; возвращался в общагу, отдавал долги и ещё неделю нормально ел в столовой. Хотя и стипендия у меня была всегда повышенная, и минимум в двух местах всегда подрабатывал, плюс все лето на шабашках, но понтярское гостеприимство и распиздяйское хлебосольство иногда заставляли играть в азартные игры с государством).

Но вернёмся в Бурятию.
И вот в очередном бурятском ВУЗе, под насмешливо-пренебрежительные взгляды сопровождающего, вытаскиваю из очередной пачки предоставленных бумаг несколько листочков, начинаю их смотреть и понимаю, что вот этот счёт из магазина на «мыльно-рыльные принадлежности» (выражение Макса Камерера) я уже где-то видел.
Изымаю счёт, возвращаюсь в предыдущий ВУЗ, в стопке проверенных документов одного из отрядов нахожу такой же счёт, в следующем отряде — ещё, и еще.
Всего в нескольких разных ВУЗах в десятке отрядов нашёл штук восемь идентичных счетов из одного магазина на мыло/зубную пасту. Стопроцентно незаконный фонд сбора наличных денег.
Такие «фонды» были тогда самой распространённой формой финансовых нарушений, а чаще и хищений, в ССО.
Собирались наличные деньги в институтский штаб с линейных отрядов, или в областной штаб с зональных (институтских) штабов на «выезды для предварительного заключения договоров» или «квартирьеров», но, как правило, просто делились среди руководства, так как никакой отчетности о таких выездах не существовало в природе.
Вот я наконец и нарыл-таки один такой «фонд».
Вечером руководитель бригады в гостинице мне долго жал руку, повизгивая от предвкушения, как он будет «писать справку по итогам проверки».
Утром для закрепления фактажа приглашаю командиров соответствующих отрядов, среди документов которых был один или два «мыльных» счета, спрашиваю, где летом работали, что строили, хорошо-ли наряды закрывали, аккордная-ли плата была или повременная, и,да, кстати, а это вот чё за фигня?
Пару командиров сделали умное лицо — не помним, мол, давно, летом ещё было, а один честно сказал, что это ему выдали в областном ССО «в обмен на деньги».
Успел я опросить всего двух-трёх человек, а разговор с очередным командиром прошёл уже так: я спрашиваю сидящего передо мной командира о счётах, сидящий рядом местный руководитель мне тут же отвечает, что он, командир то есть, не помнит, а ещё двое примчавшихся и не успевших отдышаться сопровождающих усиленно кивают мне головой бедного командира.
Разговоры в кабинете это ещё ничего, меня в туалет стали сопровождать до кабинки, чтобы я случайно по дороге ещё чего не увидел, не нашёл, не выяснил.
Ну да ладно, я же будущий педиатр, мне ещё не с такими родителями/бабушками придётся разговаривать, щаз я, как в последнем прочитанном детективе, метод конкретных вопросов применю.
Первый же вопрос, вместо «здравствуйте»: «На что ваш отряд сдавал деньги в обмен на этот вот счёт??» — И, опережая сопровождающих, ответ командира: «А я откуда знаю, сказали сдать деньги, я и сдал».
И уже от дверей, куда его тут же погнали пинками местные товарищи: «А чё такого я сделал не так?? ВСЕ ВЕДЬ СДАВАЛИ. »
Второй раз такой фокус у меня, естественно, уже не прошёл.
Бедных командиров так инструктировали перед разговором, что они уже загодя меня начинали ненавидеть.
Чем я тут же и воспользовался.
Заводят очередного командира. Приятное славянское лицо, но губы сжаты, желваки гуляют, смотрит бешено. улыбаюсь ему как родному и с чистыми глазами, проникновенно так: «Слушай, Ваня, ну как же так, все ребята понимающие, все сознательные, все отряды деньги в обком сдали, а ты как единоличник какой-то, не по-комсомольски это, не сдать деньги на общее дело в обком, нехорошо поступил. »
Полыхнул он мгновенно, орал бешено, видимо, накрутили его перед встречей неслабо, и, пока его тащили к выходу, успел мне прокричать, что он-то как раз самый сознательный, «деньги дважды сдавал ещё весной, до выезда, без всяких документов, а осенью первый пришёл и спросил, сколько ещё с его отряда причитается, а некоторые отряды до Нового Года не сдавали, вот их и надо стыдить, а не его, комсомольца, дружинника, активиста и общественника. »
Вечером, после отчета, руководитель бригады сказал мне, что с него два ящика, и что мы завтра же улетаем отсюда, ибо мужик, бывший летом командиром республиканского ССО, который мы и проверяем, теперь большая шишка в обкоме КПСС, и нам лучше, после моих спектаклей в ВУЗах, побыстрее уехать.

Особой мнительностью я никогда не страдал, но, поднимаясь на трап самолёта, было у меня полное ощущение, что кто-то узким глазом смотрит на нас через прицел охотничьей винтовки. Коллеги сказали потом, что чувствовали то же самое.

Через полгода случайно узнал, что «несколько человек в руководстве Бурятии были переведены с понижением». Фамилии совпали.

Ящик болгарской «Медвежьей крови» наша общежитская комната выпила дня за два, правда, почти весь этаж помогал. А вот ящик венгерского полусладкого «Мурфатлара», с цветной витой ниткой на пробке, мне удалось растянуть почти на неделю.
Очень вкусно было.

Лет пять тому назад, летал я в Екатеринбург, в командировку. И мой московский приятель Вадим, слёзно попросил, если будет время и возможность, заехать к его маме, передать маленькую посылочку, а главное захватить там кое-какие важные справки, и доверенности.
Я не обещал, но постарался и у меня получилось. Дела все переделал, а до самолёта ещё семь часов. Взял такси и приехал.
Мама Вадима встретила меня как родного — накормила, напоила, про Вадюшу расспросила.
Спешить мне было некуда, мы мило беседовали у телевизора, допивая десятую чашку чая, как вдруг из соседней комнаты неожиданно раздался громкий голос, я даже дёрнулся, ведь был уверен, что в квартире кроме мамы Вадима нет никого.
Сразу и не понятно – голос мужской или женский:

— Наташа, а у нас кто-то есть?
— Да, папа, выходи, поздоровайся – это друг нашего Вадечки, из Москвы заехал.

Минуты через три, дверь комнаты медленно открылась и оттуда показалась несмелая палочка с резиновым набалдашником, а за ней — древний, сутулый дедушка в рубашке застёгнутой на все пуговицы.
Дед протянул мне руку, я встал и протянул ему обе свои.
Дед, не отпуская, потянул меня прямо под торшер, чтобы на свету получше рассмотреть гостя.
У стариков такое бывает, ну интересно ведь.
И только тогда я увидел его глаза. Очень больших усилий мне стоило, чтобы старик почти не заметил, как же я хотел отвести взгляд.
Один его глаз был маленький, прищуренный, цепкий, а на втором, широко-открытом, просто жуткое, белое бельмо.
Хозяйка познакомила нас и прибавила – это дедушка Вадима, он у нас ветеран войны, фронтовик.
Я никогда не мог пройти мимо живого ветерана, чтобы не поговорить и не порасспрашивать, тем более время позволяло.
И старик, как исправный дизельный двигатель, завёлся с полуоборота:

— Я воевал в разведке. И не просто — сбегай, глянь, не встало ли солнышко, а во взводе полковой разведки.
Ещё до войны я на заводе работал, ушёл в армию и комсомол направил меня в сержантскую школу.
Закончил с отличием, а тут война, понимаешь. Естественно, прошусь на фронт. А меня не пускают, посылают на курсы младшего офицерского состава. Короче сбежал я от туда, чуть под трибунал не угодил, но командование разобралось, плюнули, отпустили, ведь не домой же я прошусь, а на фронт. Прибыл на передовую, вначале хотели дать мне отделение и в бой, а потом посмотрели — стоп. Тут как раз полковые разведчики для себя людей выбирали. Поглядели, погоняли, а я ведь до войны борьбой занимался, прыжки с парашютом имел, да и вообще, толковый парень был, восемь классов за спиной как-никак. Вполне подошёл, взяли.
А ты знаешь, что в полковой разведке служить – это как космонавтом стать. Все хотят, но мало кого возьмут. Никто ниже майора на нас даже голос не повышал. Мы даже под ноль не стриглись, ходили с причёсками, как интеллигенты. Но и убивали, конечно же, нашего брата не в пример простому, окопному солдатику. В окопе у тебя хоть шанс есть уцелеть, да и свои кругом, а разведчик в боевом выходе — один против всей фашистской Германии.

Поначалу меня долго на задания не брали, а муштровали как цыганскую лошадь, учили всему: как за линию фронта ползать, как по карте ходить, как по звёздам ориентироваться, как убивать, как «языка» брать.
Месяца два гоняли и вот, наконец, как-то утром объявляют: — Высыпайся хорошенько, ночью твой первый боевой выход, пойдёшь за языком.
Только стемнело и мы пошли. Со мной друг мой — Боря Шляпников. Хотя, как со мной – это я с ним. Боря к тому времени уже опытным разведчиком был, с орденами. Целый взвод, наверное, немцев приволок.

Перешли линию фронта, доползаем до немецких позиций. Лежим, мёрзнем, тихо наблюдаем, ждём. Может кто проснётся, в уборную захочет, вылезет из блиндажа, подойдёт к нам поближе. Но, как назло никого, а место открытое, скоро утро, светать начнёт, тогда не получится, придётся возвращаться ни с чем.
Вдруг, смотрим, вышел. Здоровый такой, без оружия, идёт, качается, плохо со сна соображает. Справил нужду, закурил и повернулся к нам спиной, чтобы огонька не было видно с нашей стороны. Ситуация – лучше не придумаешь. Немец метров в пяти от нас. Лежим, уже готовые бросится. Моя задача — сходу рот ему зажать, чтобы не вскрикнул от неожиданности, а Боря должен был нож к морде приставить, напугать и тут же пустой вещмешок на голову надеть. От этого человек психологически ломается, он будет понимать, что его крик – это его смерть.
Боря шепчет: — Готов?
Я отвечаю: — Готов.
— Раз, два, пошли.
Мы, вскочили, рванулись к немцу, я даже уже за воротник его схватил и второй рукой до рта потянулся, вдруг Боря как завоет. И только тогда я понял, что произошло. Мы в темноте не заметили, что между нами и немцем тянулось заграждение из колючей проволоки. Так мы с Борей со всей дури, на колючки и насадились. Немец стоит в ступоре, руки поднял, крикнуть боится. Лицо у Бори всё в крови, про себя я и не понял даже. Боря направил на немца автомат, а сам схватил меня за воротник и потащил обратно.
Как немного оторвались, залегли, Боря нас обоих забинтовал, потом на себе меня тащил. Я несколько раз сознание терял по дороге. Но всё же, мы кое как до наших добрались. Только в санчасти я понял, что остался без глаза.
Потом госпиталь. Чуть не умер там от заражения крови. Выкарабкался. Просился обратно на фронт, но кривого не брали, комиссовали. Вернулся к себе в Свердловск, работал в заводе. Переписывался со своими ребятами разведчиками. Первым убили Борю, а через полгода уже не с кем было переписываться, погибли все, кого я знал.
Вот такой у меня получился первый и последний боевой выход.
Знаешь, я всю жизнь думал о том немце, которого за воротник подержал. Всегда мечтал его найти и прикончить, такая ненависть у мня к нему была, он даже снился мне не раз.
А теперь, что уж. Теперь, я уже думаю, что если бы встретил его сейчас… А что? В Германии у пенсионеров жизнь хорошая, он тоже мог бы, как и я, до девяноста дожить.
Если бы сегодня его встретил, то, наверное, простил бы ему свой проткнутый глаз, всё же – это меня от смерти, видимо, спасло, да и времени сколько прошло.
Я бы поговорил с ним. Даже, может, выпили бы.
А потом… а потом, всё-таки задушил…

«Плачет от счастья главный тренер шведов! Ан нет, это просто кто-то из помощников попал ему пальцем в глаз. «
Из спортивного репортажа.

Не байка, а скорее причта или быль, кому как нравится.

Начну с совсем былинных времен, когда Егор Гайдар сумел все-таки продвинуть свою теорию «Шоковой терапии» и убедил всех, что «Рынок сам все организует» (доктрина свободного рынка).
И это, сука, доктор экономических наук! Ага, взял и на «раз-два» сам организовал. Причем при почти полном отсутствии, в тот момент, хотя бы какой-либо внятной налоговой системы, для пополнения бюджета. В итоге получили гадкую смесь дикого капитализма и системного финансового кризиса, когда почти половина населения, чтобы как-то выживать, стала торговать чем придется, а другая четверть их «крышевать». И была еще тонкая прослойка, которая беззастенчиво разворовала самые прибыльные отрасли бывшего Советского союза. Одни залоговые аукционы чего стоили. Когда за деньги же государства приобретались в частную собственность ведущие предприятия и прочие заводы-пароходы. Но речь, впрочем, не об этом.

На одном из таких возникших стихийных рынков, где торговали всем и вся, и которых в России насчитывалось уже миллионы, один деятель подсуетился и поставив прилавки с навесами — стал взимать арендную плату с продавцов. А что? С администрацией района договорился, а место очень хорошее, большая транспортная развязка на пересечении маршрутов в несколько спальных районов. Рынок получился не очень большой, мест сто всего, но арендная плата разумная и место можно было ежедневно оплачивать — и у него поперло.

Пришли к нему почти тут же парни в кожаных куртках с широкими плечами. Давай мол делиться. А тот говорит: Делиться конечно буду, но немного, ведь чего вам мои «три копейки», вон смотрите сколько торгашей на рынке, с них и берите.
Поставили тогда парни на этом рынке своего братка, чтобы собирал ежедневно «на крышу» с каждого места по 100 рублей (цифра условная, чтобы вас не путать и самому не путаться со всеми этими прошедшими инфляциями, девальвациями и прочими деноминациями).
Браток так себе, из шестерок, но мгновенно смекнул мазу и стал собирать сразу по 150 рублей, справедливо рассудив, что бригадиру и бригаде сейчас совсем не до него, со всеми тогдашними разборками со стрельбой, там куски много жирнее делятся и крышуются. Ну, капает какая-то копеечка с небольшого рынка и ладно. А для продавцов сумма совсем не маленькая, но что делать, зубами скрипят, но платят.

Через какое-то время браток уже серьезно «поднялся», цепь златую в палец толщиной нацепил, гайки на пальцах, джип прикупил, «забурел» и вроде, как самому уже «западло» по прилавкам шариться, с коммерсов дань невеликую сшибать — привел он «помощника», приезжая сам только раз в несколько дней «бабосы» снять. А тот тоже парень не промах, через какое-то время поднял планку сбора до 200 рублей. Ну, вы поняли.

Коммерсанты, понятно, эти дани в цену товара заложили. И поток покупателей с каждым днем все меньше и меньше, цены то выше значительно оказались, чем во многих других местах. Стали места на рынке пустовать, кто разорился, кто на другие ушел.
И поехал тогда арендодатель к бригадиру: Чего же вы черти творите? Там разобравшись, братков этих на разбор потянули, но те одним местом жаренное почувствовав, в бега подались. Назначили нового, уже с жестким контролем, но вот конечный размер дани уменьшать не стали, не по понятиям это как-то. Бизнес на рынке вскоре совсем умер. Стали на этом месте строить 3-х этажный торговый центр, но чего-то не заладилось. И еще долгие годы стоял пустой каркас, как памятник злополучному кондовому дебилизму.

Думаете это только у братков так было?
Тоже давно. Привел, как-то учредитель ко мне своего родственника. Возьми мол брата двоюродного на должность управляющего несколькими магазинами. Глянул на мою недовольную рожу, отвел к себе в кабинет.
— Да я сам все понимаю, но не смог отказать тетке, присмотрись к нему, может будет толк. И тебе карт-бланш в руки, не пойдет, так откажи потом с чистой совестью, я и слово не скажу, но попробуй. — и вот нахер мне эта родственная мина замедленного действия? Про нечто подобное я уже писал: https://www.anekdot.ru/id/988190/

Хотел я его с месяцок подержать, да потом отказаться, в пользу, найденной к тому моменту, лучшей кандидатуры, но, честно говоря, закрутился, а ведь даже присматриваться и придираться особо не пришлось. Когда у него после обучения и экзамена уже подходила к концу стажировка, пришел он ко мне в кабинет на «деловой» разговор:
— Я тут помощника себе нашел.
— . — я, мягко сказать, ох. (был ошеломлен). И ведь даже не сомневается, что его самого на работу уже взяли.
— Классный парень, во всем разбирается, я ему уже все показал.
— У нас по штатному расписанию нет такой должности.
— Да ты не парься, я ему сам платить буду, из своей зарплаты. Половину. Вам то какая разница?
— А тебе это зачем?
— Ну, он работать будет, а я пока другую тему замутить хочу, есть тут наметки. — и такая наивная, святая простота. и неподдельная уверенность во взгляде. Типа зацени, как четко я придумал.
— Неужели такие бывают? — огорошенно подумалось мне. Надо было лично экзамен после обучения принимать, поди девки из отдела персонала забоялись родственничка обидеть и мне ведь, сучки, тоже ничего не сказали. И я как-то это дело отпустил совсем на самотек.
Пока я это думал, он соловьем заливался, впрочем, вполне владея терминологией, но не слушать же это, пора прерывать:
— Слушай, а иди ты. к Владимиру (учредитель) и расскажи, как ловко ты придумал. Наверное, он тебя сразу в состав совета директоров возьмет, нечего тебе делать у нас на этой должности, не твой это уровень. — я изобразил восхищение, с трудом оставаясь серьезным и стараясь не засмеяться. И ведь поверил. И пошел уверенной и вальяжной походкой крутого бизнесмена.
Ох, и попляшет сейчас у меня отдел персонала!

А через десять минут звонит по внутреннему учредитель, ржет, аж через трубку слюной брызжет. Зайди ко мне.
— Классно ты мне его отфутболил. А я сперва понять не мог, чего он «пургу галимую» несет и на тебя ссылается, что ты его полностью поддержал. Только когда он про совет директоров заговорил. — и опять закатился в пароксизме смеха — . я знал, что он парень недалекий, но чтобы до такой степени.
— Вот спасибо, может не будем на рознице такие эксперименты ставить? Не думаешь, что проще таким родственникам денег понемногу давать? Дешевле будет.
— Я думал, может у вас повертится, чему полезному научится или вдруг. может быть. Если нет, так я бы на тебя все стрелки перед теткой перевел. А так я его сам выгнал, еще от охренения грубо послал далеко и глубоко, теперь вообще перед теткой враг народа. А она мне, как мать родная, хоть и старше на семь лет всего, на ее руках вырос. Сперва расстроился, потом смешно стало. Нет, ну надо же. — когда наконец отсмеялись, он стал серьезным:
— Ты думаешь я им денег не даю? Одних денег оказалось мало, теперь амбиции поперли. И как придурок сумел университет закончить? Вот, что поразительно. Экономист-юморист, бля.

Читайте также:  Нитрофурал для полоскания горла

Думаете это всё преданья старины глубокой? Сейчас то ого-го. Поверьте — тоже самое, даже еще интересней.
Я периодически мониторю рынок труда и заметил, что в некоторых даже очень известных торговых компаниях стала появляться должность «помощник менеджера по продажам».
Для иностранных читателей, давно оторванных от реалий современной России требуется пояснение: Менеджером у нас называют кого угодно, любого офисного сотрудника, но почти никогда руководителей, любого звена. Те по-прежнему (и слава богу): Директора, Начальники, Управляющие или, на худой конец, просто Руководители. А так, куда не плюнь — в менеджера попадешь.
Короче, менеджер по продажам — это абсолютно рядовой сотрудник отдела продаж. Человек, который должен на телефоне висеть или «в полях», высунув язык, бегать, в поисках клиентов.
И вот, барабанная дробь, у него появляется помощник! Я даже знаю, какое обоснование те придумали. Типа рутина заела, бумажная и документальная работа, что сильно мешает уделять должное количество времени клиентам. К бабке не ходи, на такого помощника со временем будет повешена не только бумажная, но и вся основная работа, а сами начнут заниматься чем угодно, только не работой, изредка выдавая помощнику многоумные ЦУ («це у» — ценные указания). А не проще ли изменить немного организацию процесса? Нанять одну (например, на десять продажников) «девочку-кнопкотыкалку», со средне-специальным бухгалтерским образованием, которая будет все эти счета, резервы, накладные, акты и с/фактуры выдавать «на гора» с пулеметной скоростью. А то потом у помощника помощник появится. Чем только руководство думает? Или тоже уже помощники рулят? Для меня это уже ругательное слово почти.

Или вот случай, не так давно. Приходит ко мне руководитель службы персонала, согласовать размещение вакансий. Глазами пробегаю список. О-о-о, а это кто? Менеджер по клинингу! Уборщица, что ли?
— Слуша-а-ай, а давай лучше так: Директор по швабрам, Руководитель пылесосов, Начальник ершиков. И обязательно в требованиях знание английского, а то вдруг импортное средство для чистки унитазов не по назначению использует.
— Ну, чего ты постоянно надо мной прикалываешься?
— А как мне не прикалываться? Вот читаем, что ты пишешь: «В быстроразвивающуюся, с филиалами по всей . » Я не понял, мы кого набираем? Уборщицу в офис или нет?
— Так все пишут.
— Ведь ты умнейший человек и ценный специалист, во какую(!) систему обучения, мотивации и оценки продавцов разработала, защитила и внедрила, но похоже в бизнес заигралась и понятия путаешь. Перевод названия сайта знаешь? Вот-вот, охотник за головами, а ты там объявление на вакансию уборщицы размещаешь, да еще с таким названием должности и текстом. Что за шаблонный подход, сама голову включать не пробовала?
— А как тогда искать?
— Похоже не пробовала, вот навскидку два варианта: По соседним домам расклеиваете объявления и назавтра у вас очередь из баб Мань и тёть Клав. Не хотите так, пройдите по соседним офисам в БЦ (бизнес-центр) и поговорите с уборщицами. Может они там вечером убираются и с радостью будут у нас утром или наоборот.
— Вот нач.склада грузчиков постоянно набирает, хоть раз к тебе с этим вопросом обратился? Вот именно, что нет. И ты даже не знаешь, как он это делает, а текучка там зверская. У него с ними вообще жестко, черти те еще. Он утром у них паспорта и патенты забирает и в сейф закрывает, а после, как они в рабочие комбинезоны переоделись — раздевалку тоже на ключ. Только тогда их на склад допускает. Вот и нет у него никаких недостач и крысятничества, потому, что головой думает, а не должностной инструкцией.
— А возьмем мы такого менеджера по клинингу (ха-ха) через hh, так она через месяц помощницу попросит, а то и двух. И ведь красиво обоснует! Типа не хватает времени на правильную организацию бизнес-процесса качественного клининга в отдельно взятом помещении быстроразвивающейся компании.
В заключение процитировал я ей небезызвестного Евгения Чичваркина: «Иногда у некоторых линейных руководителей над головой вырастает нимб. Если в комнату сначала входит сияние, а потом такой манагер — ебашьте ему от души палкой по голове, пока этот нимб не слетит.» Потом для СМИ выражение залакировали и поправили, но я помню именно так. Зачем процитировал? А чтоб не расслаблялась.

Лет пятнадцать назад я читал одну книгу известного теоретика по менеджменту, вроде как Майкла Мексона (ошибаюсь?). Так вот, автор там задвинул постулат, что любая(!) организационная структура, априори стремится к расширению, в первую очередь, за счет административного персонала. Это типа в человеческой природе заложено, практически на генном уровне, такое вот желание любое дело переложить на другого, желательно подчиненного тебе, а если такого нет, то надо сделать всё возможное, чтобы появился. Даже красивое слово придумали «делегирование полномочий». Тогда запомнилось и чем дальше, тем больше убеждаюсь — прав автор, абсолютно прав.

А ведь это бизнес, с четким и понятным критерием успешности — прибылью. Что же тогда происходит у чиновников? Полез смотреть статистику в России. Мама дорогая! Количество их с 1994 по 2016 выросло в два(!) раза. Причем, удивительный момент, самые большие скачки роста на графике наблюдались именно в самые кризисные годы: 1998, 2008, 2014. И это несмотря на декларирование и попытки от высшего руководства, проводить ограничение и сокращение. Даже онлайн-сервисы, давно и успешно работающие, типа гос.услуг, электронных деклараций и тому подобных — не помогают.

А что там творится в развитых странах? Всякие там Египты и прочие Сомали брать не будем, только ТОП 20.
Ух, ты! Россия по числу чиновников на душу населения оказывается далеко не впереди планеты всей. Много меньше в Китае, а вот в Германии, в Австрии, во Франции, в США, и еще много где, а особенно в Канаде — больше. Статистики по росту в этих странах не нашел, только от американского информационного агентства USAToday, что с 1996 года по 2016 количество чиновников в США выросло на 2,5 миллиона человек. Сколько это в процентном отношении не сказано, но понимаю, что немало. И еще там же факт: за последние 5 лет количество чиновников в США с годовым доходом более 150.000 долларов в год выросло больше чем на 1000%. Тех, кто получает больше 180.000 долларов, стало на 2000% больше за тот же период (2011-2016).
В России тоже рост расходов, только на зарплату этой братии за последние пару лет бюджет увеличен на 200%.
Плодится и жирует крапивное семя. помощников.
Мировая тенденция, однако. Тьфу.

Первый «взрослый» новый год. Помните?
Сначала мнётесь, но потом, выдохнув, подходите, и решительно заявляете родителям, что в этот раз будете встречать у Коли, с ребятами.
И мама сразу — ну как это у Коли? Семейный же праздник! Тётя Таня приедут с дядей Борей, Алла Ильинична с детьми будет. Помнишь же её Сонечку и Мишу? Они так выросли! Сонечка — ну прямо невеста уже! Как же мы без тебя? А если уж так невтерпёж — пусть и Коля к нам приходит!
Я вон сколько наготовила, на всех хватит.
Но тут отец, понимающе подмигивая, скажет — ну взрослый же он уже, мать, пусть сходит, встретит с друзьями. Но, только чтоб звонил! А то знаю я ваши новые года!
А у тебя уже заветный, давно припасенный козырь жирным ломтём выпадает из рукава — а у Кольки телефона нет! И всё! Бита родительская карта. Я вообще не понимаю, как сейчас дети живут. Постоянно же на связи. У меня сейчас, если ребёнок не отвечает на звонки и сообщения в месенджерах, всего две мысли возникают: либо батарея села, либо съели ненаглядное дитятко и косточек даже не найти теперь. Схрумкали безотходно демоны ада.
А вот нам ничего, нормально было. Нет телефона у Кольки — и шабаш! Мы потом, как встретим, с автомата позвоним — говоришь. И мама начинает махать руками — ой, вот только этого не надо, по ночам ещё по улице шляться! Сидите уж лучше дома у Кольки у своего, раз уж в родительском гнёздышке вам, неблагодарным, ради которых ночей не досыпалось, не сидится! И отворачивается.
А отец машет рукой — мол давай-давай, вали отсель, а то ведь передумает сейчас.
И начинается таинство. Шумно идёт этот увлекательный ещё, ну потому что неизведанный и от того — безмерно романтичный процесс скидывания, и обсуждения, по сколько, кто чего покупает, и кто чего ещё принесёт из дома. И кто будет, и кого звать вообще-то не надо.
И в итоге всё непонятно, но ты едешь в благоухающем всеми оттенками алкоголя предновогоднем вечернем троллейбусе в новых джинсах и с банкой домашних помидоров в пакете. И ещё там салат от мамы, блюдо от которого ты клятвенно обещал привезти в целости и сохранности назад, ибо — от набора и вообще — вещь в хозяйстве незаменимая.
И вроде бы ты приехал раньше, чем надо, но у подъезда обязательно встречаешь всех, потому что все приехали почему-то чуть раньше, чем надо. Звенят многообещающе купленные на общественные деньги «Асланофф» и «Белый медведь», им игриво отзываются «Амаретто» с «Сангирей» и непонятно зачем взятый, абсолютно ядовитый, не по хорошему зелёный ликёр «Киви» тоже подгавкивает на ровне со всеми.
Ну и шампанское, конечно, куда ж без него. Тоже — неведомых производителей, самых страстных названий,купленное в бескрайней веренице круглосуточных ларьков на Полевом спуске.
Девочки все, не смотря на мороз — без шапок, ну потому что причёски, сам Колька уже немного пьяный, в белой рубашке, глуповато улыбается и сообщает, что самое главное — не заходить в родительскую комнату и что скорее всего ещё сейчас приедет его двоюродный брат, он не скидывался, но привезёт с собой литр водки и вообще — хороший парень, хоть и с села.
В прихожей становится тесно от обуви, а шубы и куртки наваливаются огромной кучей на кровать Колиных родителей, в чью комнату заходить строжайше запрещено. Под этой кучей, на утро будет обнаружен и сам Коля, который в итоге раньше всех напился и, всласть наблевавшись с балкона, куда-то пропал. Оказывается — вот куда.
И девочки, цокая туфлями по паркету, в каких-то неимоверных кудрях и платьях, тех самых, ещё с рынка, (ну а где тогда ещё что покупать), оккупируют кухню и что-то там режут, поминутно требуя помочь им открыть банку или быстренько сбегать за чем-то, что забыли купить.
А вьюноши томятся в ожидании начала распития приобретённого арсенала и смотрят старушечьи, как им тогда кажется, кинокомедии по телевизору Funai, который чёрным ксеноморфом расположился в патриархальной чешской стенке. А остальные её обитатели — хрусталь, две фарфоровых балерины, полное собрание сочинений Лескова и Дюма, керамическая лиса-кувшин, деревянное панно изображающее какой-то былинный сюжет и вольно раскинувший фосфорные крылья зелёный орёл смотрят на него с религиозным ужасом.
А под ним, такой же инородной формой бытия, щерится прикрытой до поры амбразурой видеомагнитофон Grundig , уже готовый всеми своими, то ли шестью, то ли восемью головками впиться в кассету, ну вы понимаете в какую кассету, которую уже кто-то принёс на всякий случай.
И безгрешные, девственные графины, которые на полном серьёзе надеялись состарится и умереть за непробиваемым стеклом серванта, бесцеремонно достаются и наполняются водой, в которой, о ужас, разводится вкуснейший порошковый напиток «юпи» или «инвайт», коими лица, ответственно готовящиеся к встрече нового года будут запивать импортного производства водки, которые, уже в свою очередь, заботливо выставлены на балкон, поскольку всем известно, что тёплую водку пить — занятие пустое и неприятное.
Кто-то предлагает проводить старый год, и ребята, не особо афишируя свою задумку перед барышнями, довольно скоро становятся немного пьяненькими и всем начинает казаться, что вот действительно, сейчас начнётся новый год, а вместе с ним какая-то новая жизнь.
Все постоянно курят, даже те, кто не курит в принципе, и, что самое характерное, именно они — курят больше всех. Но сигарет в избытке. В ходу «житан» и «давидофф», «пьер карден» и противный ментоловый «салем». Время «магны» в мягкой пачке ещё не пришло, но оно обязательно придёт вместе с тихим, чуть мглистым утром первого дня нового года.
И ты выходишь на балкон, а город мягкой, молочной дымкой стелется внизу и пустынные улицы почему-то кажутся сказочными и хочется, чтобы эта тишина и безлюдность не кончалась никогда.
И ты потом, какое-то ещё время, будешь искать это волшебное ощущение, испытанное ровно один раз, регулярно выходя утром первого января на балкон, посмотреть на сонный, скованный хрустальными цепями праздника город, и почти будешь находить его, но с каждым разом всё меньше и меньше, пока наконец совсем не забудешь о нём.
Но это всё не сейчас, ещё не скоро, а пока всё впервые, и по просьбе девочек, ставится «нормальная» музыка, и третий иностранный бандит, нагло вторгшийся в полированно-ворсистый рай советского быта, музыкальный центр Panasonic, заполняет квартиру новинками техно. Чувственные Эйс оф Бэйс сменяются диджеем Бобо и Кэптэном Джеком, Итайп смешно коверкает русские слова и ещё тысячи однотипных песен, где девушка красивым голосом поёт одну фразу, а в промежутках — быстрые речёвки и синтезаторная феерия.
Но потом дело обязательно дойдёт и до медляков от Металлики, и начнутся близкоконтактные танцы, которые, возможно, перетекут во что-то большее, а возможно — и нет. Элемент лотереи, помноженный на новогоднее чудо, порой даёт самые неожиданные результаты.
А моложавый ещё, абсолютно не уставший и никуда не собирающийся уходить Ельцин, смотрин на всех по отечески из заморского Фуная и поздравляет дорогих россиян с новым, девяносто там каким-то годом.
И все кричат ура, и куранты, и надо срочно без верхней одежды всем бежать во двор и бахать там петардами и салютами, и никто ещё не взрослый и не гундит, что это всё глупость и неуместный перевод денег, что надо вести себя прилично а не вот так вот. И мы орём как чумные, и нам орут в ответ с балконов соседнего дома, и мы такие все взрослые, что вот прямо сейчас пойдём и выпьем ещё, и мы идём и выпиваем, и самые стойкие потом почти до самого утра сидят на кухне с гитарой и ревут охрипшими голосами «Гражданскую оборону», а старинная гирлянда отбивает одной ей понятную морзянку, как бы говоря нам, что милые дети, пресловутого молока и сена будет в этой жизни в достатке не всегда.
А потом приходит утро, то самое, которое бывает только один раз в жизни, и которое ты будешь пытаться вспомнить и поймать те незнакомые ощущения чего-то нового, необычного и только-только начинающегося, и теперь всё время ускользающее из-под самого носа до тех пор, пока ты окончательно не забудешь и перестанешь понимать, о чём вообще идёт речь. Или не будешь. Кто тебя знает. Неважно.
С новым годом, ребят. С новым годом.

Я, наверное, один из немногих, кого в свое время выгнали из публичного дома. История эта, хоть и некрасивая, до сих пор кажется мне забавной. Мы с приятелем Арсеном пошли в ресторан, чтобы отметить одну удачную сделку. Хотя нет, соврал, мы пошли просто так чтобы напиться. Я продолжал развивать бизнес. Он же был бандитом средней руки, членом одной мелкой группировки, крышующей рынок в Калитниках. Мы дружили давно. Мне с ним было весело, ему со мной интересно. За подкладкой пиджака Арсен носил молоток. В драке страшное оружие. А если обыщет милиция, скажет, что идет что-нибудь чинить. Ели мы, в основном, соленья. Пили водку. Запивали пивом. И когда настал вечер, сделались настолько пьяными, что всякие глубокие темы отпали сами собой, и мы стали говорить « о бабах». Арсен поведал, что недавно был в « Рае» у проституток, и « вот это был вечер, лучше давно время не проводил». — А я никогда у проституток не был, — сказал я. Никогда. И опечалился. « Вот умру, — подумал я, — а так никогда у проституток и не побываю. А так хочется с ними поговорить. Как написано у этого как его» Я как раз тогда прочел книгу одного малоизвестного европейского автора, фамилию его сейчас не вспомню, да это и не важно, важно то, что на меня произвела большое впечатление его дружба с уличными девками. — Так поехали в « Рай», — взвился похотливым соколом Арсен. — Что, прямо сейчас? удивился я. — Конечно! Тут у него зазвонила трубка на столе. Он нажал отбой, вынул аккумулятор и сунул выключенный телефон в барсетку. Размером его телефон был с половину этой самой барсетки. Я свой таскал в кармане джинсовки, эта дура вечно мне мешала. Под джинсовкой у меня был пистолет в кобуре. О чем я, к счастью, благополучно забыл, когда охрана, немного помяв, вышвыривала меня вон из публичного дома. Одержимые навязчивой идеей, как это часто случается с алкоголиками, мы быстро расплатились и почти бегом кинулись на улицу. Арсен поднял руку, и тут же из темноты вынырнул жигуль с частником. Мы уселись на заднее сиденье. Арсен сказал адрес и мы поехали к проституткам. По дороге он, пребывая в приподнятом настроении, подогретый водкой и пивом, весело разглагольствовал, как отлично мы проведем время. Водитель угрюмо помалкивал, на что мы не обратили никакого внимания. Впрочем, когда я с кем-нибудь из своих друзей садился в такси, водители обычно всегда старались ничего не говорить, даже если в салоне царила гробовая тишина. Как большинство борделей, « Рай» находился в здании гостиницы. Организовано все было удобно с максимальным удобством. Войдя в центральный подъезд, посетители миновали небольшой коридор — и оказывались у стойки администраторов. Здесь пути их расходились. Постояльцам гостиницы, служившей прикрытием доходного бизнеса, следовало идти направо. Богатым развратникам отпирали дверцу слева. — Я плачу, сделал широкий жест Арсен. Я не возражал. Сразу за дверью налево (для тех, кто собирался сходить налево) открывался зал. Здесь стояло два обитых кожей красных диванчика и стол русского бильярда. Через зал можно было пройти в две крохотных спальни, оборудованных широкими кроватями и зеркальными потолками, и в помещение, где был небольшой бассейн метра три на четыре с металлической лестницей посередине. — Так, — Арсен потер ладошки, поставил барсетку на бильярдный стол, — давайте нам водочки, бутылочку, четыре кружки пива И И все, — сказал он. — Что-нибудь закусить? грузный парень весом под сто тридцать кило в черном костюме мало походил на официанта. — Не надо, — сказал Арсен. Сейчас мы слегка промочим горло, и девочек веди. Когда громила ушел, он обернулся ко мне: — Ну, как тебе? Я пожал плечами. — Пока не знаю. Гнездо разврата я оглядывал с осуждением. Спьяну во мне проснулся натуральный моралист. Мне уже казалось, что только совершенно убогие люди посещают проституток. И конечно, сами бляди бракованный человеческий материал, требующий серьезной психологической помощи. Да, я собирался помочь этим несчастным встать на путь исправления. Да так увлекся этой идеей, что через некоторое время одна из них кричала, пребывая в абсолютной ярости: « Ты меня ебать пришел или мораль читать. » Но пока еще до этого не дошло. Мы собирались « промочить горло» — и выбрать из предложенных девочек двух, чтобы предаться с ними Арсен жестокому разврату, я жестокому морализму. « Бутылочка водочки» растворилась поразительно быстро. Видимо, горло у нас сильно пересохло, пока мы ехали от ресторана в такси. Пиво тоже ухнуло в желудок одно за другим. Причем, я выжрал все четыре кружки Арсен не возражал, он уже был в кондиции. Пенное пойло стремительно всосалось в пищеварительный тракт, следом за сорокоградусной, — и сделало меня пьяным чудовищем. Хотя девочки еще не пришли, я разделся догола, побросал одежду на бильярдный стол под бурные возражения Арсена (он собирался загнать в лузу шар) и упал в бассейн. Вода в нем оказалась теплой и совсем меня не отрезвила. Я выбрался и принялся разгуливать по центральному залу в чем мать родила, выражая неудовольствие тем фактом, что девочки медлят. Арсен тоже был так пьян, что, казалось, не замечает, что его приятель — абсолютно голый. Наконец, явился наш крепыш в сопровождении примерно десяти разнообразных « красавиц». Я стоял, нимало не смущаясь, облокотясь на бильярдный стол. — Ой! сказала одна из них, глядя на меня. — Что « ой»?! спросил я гневно. — Да смешно просто. Она захихикала. Другие девочки сохраняли мрачность черт лица, в том числе, и их строгий провожатый. Мне показалось, он вообще лишен юмора. — Я вот эту хочу! сказал я и ткнул пальцем в хохотушку. Здоровяк обернулся к девушке, чуть качнул головой. — А мне вот эта нравится, — Арсен выбрал блондинку с длинным крючковатым носом. — Ты уверен? спросил я. Сам я всегда обожал аккуратные маленькие носики, и меня его выбор сильно удивил Уже очень скоро, буквально через полчаса, я узнал, что жена Арсена очень и очень похожа на эту длинноносую проститутку — Так, мы уже все выпили, — сказал он. Значит так. Еще бутылку водки. Два пива — Четыре, — поправил я. — Ну, хорошо, четыре И И все. — А шампанского для нас? — отозвалась девушка, которую выбрал я. — И шампанского, — не стал спорить Арсен. — Два, — уточнил я. То есть две, две бутылочки. После того, как я вырвал из рук у девушек уже откупоренное шампанское, налил его в пивную кружку и залпом выпил, состояние мое серьезно усугубилось. Я стал очень настойчиво расспрашивать шлюх, откуда они родом, и как сюда попали. В конце концов, та, которую выбрал я, взяла меня за руку и повлекла в одну из комнат. Там она села на двуспальную кровать и поманила меня пальчиком. Я стоял, прислонившись к стене в ней я нашел точку опоры. Она была мне крайне необходима. Сильное опьянение у меня всегда идет волнами я то почти трезвею, то готов упасть. — Так откуда ты? повторил я. — Я же тебе уже говорила. Из-под Ногинска. Иди сюда — Она извлекла из сумочки презерватив и помахала им. Сам наденешь или тебе помочь? — Не надо мне — воздев к потолку указательный перст, я изрек внушительно: — Не понимаю! Как! Можно! Было! Дойти до такого падения! — Ты о чем? спросила она с неудовольствием. Должно быть, такие разговоры ей надоели. — Вот скажи, — продолжал я нравоучительно. Неужели тебе нравится сосать все эти грязные члены? Неужели ты не против, чтобы чужие мужики пихали их в тебя? Пихали и пихали. Пихали и пихали. День за днем. Раз за разом. Всякую заразу. Ведь это если подумать если подумать — Пьяному сознанию очень не хватало слов: — Нравственная Дыра. Нашелся я. И добавил уже совсем грубо: — Ты нравственная дыра. Ты хоть это понимаешь, Дыра. — Понимаю, я все понимаю, — проговорила она, ловко распечатала презерватив и опустилась передо мной на колени. То, что она проделала в следующее мгновение, поразило меня до крайней степени. Раньше я такого не видел. Резинку она сунула себе в рот и склонилась к моему вялому органу. Я наблюдал за ней, завороженный доселе невиданным аттракционом А уже через минуту с сильно эрегированным пенисом, на котором красовалось « Изделие номер один», выбежал из комнаты в залу, где Арсен с упоением трахал деваху, разложив на одном из красных диванчиков. — Арсен! вскричал я. Ты только подумай! Она умеет надевать гондон РТОМ! — Твою мать! моя приятель дернулся всем телом и остановился. Блядь, Степа, ну ты чего делаешь, вообще. — Извини-извини, — сказал я, сорвал с члена презерватив и вернулся к проститутке Только для того, чтобы в течение получаса довести ее до белого каления. Она раскричалась и вопила противным тонким голосом: « Ты меня ебать пришел, или мораль читать?!». Потом схватила вещи, которые успела снять, выбежала в зал с бильярдом, где снова помешала Арсену. « Вашу мать! — заорал он в свою очередь. Да что ж такое?! Дадут мне в этом бардаке когда-нибудь нормально потрахаться?!» Не дали. Вскоре три недовольных человека сидели на красных диванчиках, а я, глотнув еще немного горючего, расхаживал перед ними голый и читал нравоучения. — Как же так можно?! говорил я. Пребывая в вертепе, ощущать себя вполне нормально? Это же чудовищный аморализм, это полная духовная деградация. Меня так несло, что я даже протрезвел на время. И проститутки, и мой приятель Арсен, казалось, были абсолютно дезориентированы. Они не понимали, что, собственно происходит. Привычный порядок вещей был основательно нарушен. Взять вот этот шар, — вещал я, прохаживаясь вдоль бильярда. В нем души больше, чем в проститутке. Отдавая свое тело, милая девочка, ты отдаешь, на самом деле, свою внутреннюю сущность, душу. А ведь она принадлежит богу — Ну, хватит! выкрикнула та, что так ловко надевала ртом резинки. На груди у нее, между прочим, висел крестик. Ты меня заколебал. Если ничего больше не будет, то я пошла. Она вскочила с дивана. — Останься, — попросил Арсен, взяв ее за руку. Я хочу с двумя Если, конечно, никто не помешает. И тут произошло непредвиденное. Ничто не предвещало беду. Но она нагрянула. Раздался громкий стук в дверь. Причем, стучали настолько решительно, что я подумал притон накрыли менты. Метнулся к окну первый этаж, но на окнах решетки. В тот момент у меня даже мысли не возникло, что меня, собственно, забирать не за что главное побыстрее смыться, думал я. Я забегал по помещениям, простукивая стены в поисках потайной двери, но ее, разумеется, не было. Арсен и девицы сидели притихшие. Возможно, им было любопытно, чем все закончится. В конце концов, мне надоело искать то, чего не бывает, и, поскольку стук не прекращался, я пошел к двери и распахнул ее. Голый. Одеться я так и не удосужился. На пороге стояла какая-то блондинистая девица с длинным носом. Она оглядела меня с ног до головы, поморщилась, затем оттолкнула и прошла в зал. Здесь она остановилась прямо напротив Арсена. Как сейчас помню эту картину. Он сидит в самом центре дивана, обняв проституток за голые плечи. Вид у него такой ошарашенный, словно он увидел белого медведя с улыбкой Джоконды. — Вот значит как! сказала блондинка. Отлично! Прошла мимо меня и хлопнула дверью. — Что это было? спросил я удивленно. — Моя моя жена, — проговорил Арсен, затем налил рюмку водки, выпил, за ней вторую, и третью. Ты! он обернулся ко мне, вдруг став очень злым. Это ты позвонил моей жене. Больше некому. Никто не знал, что я здесь. — Окстись, — сказал я. Я твою жену знать-не знаю. — Зато ты знаешь мой телефон, — Арсен вскочил с дивана. Позвонил мне домой, и сказал, где я. Так? — Да ты совсем рехнулся, — я аккуратно переместился к бильярдному столу, на нем лежал пиджак моего приятеля. К подкладке, я отлично это помнил, была пришита петличка, а на ней висел молоток. В минуты гнева Арсен был опаснее бешеного слона. Поэтому я на всякий случай перекрыл ему путь к оружию. Слушай, брат, — сказал я, — клянусь тебе, я тут ни при чем. Я понятия не имею, как она узнала, что мы здесь. — Ну, конечно, — Арсен недобро засмеялся. Больше некому! И кинулся ко мне, выставив перед собой руки, будто собирался меня задушить. Я только успел схватить со стола бильярдный шар и ударил его прямо в лоб. Наверное, из-за яростного разбега он и рухнул так живописно — заехав своими ногами по моим, а голову, запрокинув назад. Упал, и сразу сел, закрыв ладонью лоб. Сквозь пальцы заструилась кровь. Ее было много. Он даже не стонал. Просто сидел и молчал, как громом пораженный. Девушки закричали: « Прекратите! О господи!». Одна подбежала к Арсену, другая к двери, чтобы вызвать охрану. — Стоять! — я побежал за ней, схватил за плечо. Но она уже молотила в дверь кулачками. Потом стала отбиваться от меня: — Отпусти меня, придурок! Щелкнул замок, и в зал практически вбежал здоровяк в костюме. Я по инерции продолжал удерживать проститутку. — Отпусти девушку! рявкнул он. И я немедленно ее выпустил из рук. И запрыгал перед охранником, размахивая кулаками: — Ну, давай, давай Вперед, боец. Посмотрим, чего ты стоишь. Хотя — Я вернулся к столику с напитками, налил себе водки, выпил и обернулся: — Таких, как ты, на меня нужно четверо Накаркал. Здоровяк ушел и привел с собой еще троих. Все вместе они некоторое время бегали за мной вокруг бильярдного стола. При этом я здорово веселился, хохотал и швырял в них шары. Затем они меня поймали. Пару раз приложили о стену. И влепили кулаком поддых. И понесли дебошира к выходу. На улицу меня вышвырнули абсолютно голого. За мной полетела одежда. Я принялся собирать ее по мокрой мостовой, одеваться, ругаясь на чем свет стоит. Оделся, и понял, что мне чего-то не хватает. Мобильный лежал в кармане, паспорт тоже. А вот пистолета с кобурой не было. Дверь в гостиницу-притон предусмотрительно заперли, и я принялся колотить в нее, крича: « Ствол верните, суки!» Прошло минут пятнадцать, я не успокаивался — тогда на первом этаже приоткрылось окно, и в него выбросили мой пистолет с кобурой. — Так-то, — сказал я. Подумал, а не шмальнуть ли пару раз в дверь, чтобы знали наших, но решил, что, пожалуй, не стоит. — Арсен! заорал я, вспомнив о раненом в голову друге. Арсе-ен! Он не откликался, и я пришел к выводу, что либо обиделся, либо трахает, как и планировал, сразу двух проституток и не хочет, чтобы его беспокоили Зря я оставил приятеля в « вертепе разврата». Ссадина на лбу была совсем небольшой в общем, ранение незначительное для такого типа, как Арсен. Поэтому ему заклеили рану пластырем, и принялись, как у них это называется, « доить клиента». Его поили три дня. За это время Арсена свозили в банк и с деньгами увезли далеко из Москвы в Ногинскую область, где проживала эта мерзкая шлюха. Там он чувствовал себя некоторое время королем, водил девочек по ресторанам, ювелирным магазинам, покупал им одежду, обувь и духи. Ночевали они в лучшем номере местной гостиницы. А когда на третий день у Арсена закончились бабки, и он с грустью сказал, что в банке тоже ничего нет, его попросту выгнали на улицу. Из какого- то местного телефона-автомата он позвонил мне, сказал, что у него нет денег даже на электричку, и его могут высадить, но, чтобы я обязательно встретил его на вокзале, чтобы мы вместе выпили пива. — Очень пива хочется, друг, — сказал Арсен доверительно и как-то по-детски Пока мы цедили пиво в привокзальной тошниловке, он, по большей части, говорил о жене, о том, как он ее любит, но что теперь им точно придется развестись. — Представляешь, — сказал Арсен, — тот таксист, который нас подвозил, это же ее родной дядя оказался. И главное, я его отлично знаю. Понятия не имею, как я не узнал его в темноте. Помнишь, он еще подвез нас прямо до двери « Рая». А оттуда, оказывается, поехал сразу к моей жене. И все ей рассказал. Извини, брат, что я на тебя подумал. — Ничего страшного, — ответил я, рассматривая синий лоб приятеля. Я не в обиде. Ты же знаешь, как я к тебе отношусь Забегая вперед, сразу успокою тех, кто переживает за семейную жизнь Арсена с женой он не развелся. С ночными бабочками со временем завязал. Дядя больше не вхож в их дом. Мой приятель некоторое время грозился разбить предателю голову, но потом поостыл. Я убедил его, что это неконструктивное решение. Почему- то не только Арсен, но и его жена посчитали, что это именно дядя виноват в их семейных проблемах. Загадка причудливой человеческой психики. В новые времена мой приятель Арсен очень неплохо устроился. По иронии судьбы он живет сейчас в той самой области, где когда-то стал дойной коровой для пары проституток. Работает водителем и по совместительству охранником у местного главы района. И вместо молотка носит теперь в кармане бильярдный шар. Шучу. Понятия не имею, что именно он теперь носит для самозащиты и нападения. Скорее всего, что-нибудь смешное например, газовый баллончик. Я не видел Арсена лет десять. Но он иногда звонит, рассказывает, как у него дела. И каждый раз предлагает встретиться как- нибудь, когда будет в Москве посидеть в ресторанчике, выпить водки, как в старые времена. Я всегда отвечаю: « Ну да, как-нибудь». Хотя отлично знаю, что вряд ли пойду в ресторанчик слишком много работы, я уже не гожусь для праздных посиделок. Жалко времени, оно бежит все быстрее и быстрее.

Технический прогресс не остановить. Уже телефоны стали узнавать нас по лицам. Полно мест, куда можно поместить свои фотографии или видео. При определенных условиях, могут запомнить и узнать на улице. Конечно, это не на долго, скоро забудут. Появится что-то другое. Помню,в своем детстве, какой бешеной популярностью пользовался в нашем дворе, один парень. В фильме «Дайте жалобную книгу», в сцене ремонта кафе, он с кем-то нес лестницу. Длилось это полторы секунды. Причем, нужно было заранее знать, на какую сторону экрана надо смотреть. Такой популярности у девушек, которая досталась ему, больше никогда не видел. О нем знали и за пределами двора. Пользовался он этим умеренно. Трахнул нескольких телок, и снова уехал в Москву, где учился в институте. Став взрослым, при приеме граждан, встретил очень сильно беременную женщину, пришедшую за каким-то послаблением для своего родственника. Она прямо спросила: Вы меня узнали? Честно признался, что нет. Она не поверила: Да не может быть. Вы меня не узнаете? C учетом ее положения, максимально мягко объяснил, что впервые ее вижу. Оказалось она когда-то зачитывала на одном из телеканалов прогноз погоды. Высшая степень моей популярности,хотя и незаслуженной,это когда в метро, женщина-полицейская, отдала честь и гаркнула: Здравия желаю трищ полковник! Это был не он, да и не я тоже. Конечно, можно стать блогером, выпрашивать лайки и предлагать подписываться на канал и делать репосты. Но мне достаточно, что меня узнает мой телефон.

Я деревенский парень
Я никогда не прочь
Но все переменила
Родившаяся дочь

Теперь я семьянин
Со мной одна лишь баба
Но слезы на глазах
Когда я слышу «папа»

Дама встречает одного знакомого парня, который, готовясь произнести речь на званом обеде, ходит из угла в угол. Дама, желая каким-то образом завязать разговор, спрашивает:
— Скажите, пожалуйста, вы всегда волнуетесь перед тем, как выступить на публике?
— Что вы, — отвечает парень, — я вообще никогда не волнуюсь. Это, знаете ли, мне не свойственно… Я уверен в себе!
— В таком случае, что вы делаете в женском туалете?

В догонку прошлой своей истории хочу написать о своем Друге, Настоящем человеке с большой буквы.
В этой же школе тренировался и другой парень, которого звали Игорь. Он был старше меня лет на пять, и к тому моменту когда я пришел туда работать, он уже лет семь не тренировался.
Я с ним познакомился двадцать лет назад в школе на соревнованиях, где увидел парня в инвалидной коляске, который смотрел на выступление спортсменов, и у него в глазах стояли слезы.
Я спросил кто это такой, и мне рассказали историю его жизни.
Он был одним из самых одаренных учеников одного маститого тренера, неоднократный чемпион Советского Союза, Мастер спорта СССР, Мастер спорта Международного класса, а что такое тогда стать Мастером в Союзе знают все.
Он прекратил выступать за СКА году в восемьдесят седьмом, но связи с друзьями не терял, тем более всегда и на сборах и на выездах и в обычной жизни он был душой компании, под его обаяние попадали все кто с ним знакомился.
Его коронными трюками были сальто назад с места, пройтись на руках по парапету набережной, несколько фляков на асфальте. Он мог это делать в любом состоянии.
В 1990 году, во время отмечания какого то праздника на набережной, он решил проделать свой коронный трюк, то есть пройтись по гранитному парапету на руках. В связи с тем что дула верховка, река обмелела и глубина у берега была сантиметров двадцать, и это сыграло свою роль в том, что после этого его жизнь разделилась на до и после.
Неизвестно по какой причине руки соскользнули и он упал с пятиметровой высоты в реку, приземлившись точно на шею (по другой версии он просто прыгнул в реку) сломав шейные позвонки, что вызвало паралич нижней части тела.
Его отвезли в БСМП где сделали операцию запаковали в корсет, из за чего позвонки срослись неправильно. У него в то время был маленький сын и молодая супруга которая неотрывно все это время сидела у его кровати.
Как только он пришел в себя, он начал шутить, веселить своих соседей по палате так же как и он забинтованных и в корсетах, поднимать их дух. Вся больница была в него влюблена, тем более что как только врачи разрешили он начал качать потихоньку руки.
После выписки он качался на брусьях каждый день, тем более он верил что сможет восстановиться.
Его отвезли в Германию, где врачи сказали что сделать ничего не смогут и он не сможет ходить никогда!
И даже не смотря на это, он стиснув зубы каждый день качал руки.
Спасибо его супруге, друзьям, учителям и тренерам, которые его не бросали и поддерживали.
Каждый раз приезжая к нему в гости, мы получали царский прием, и он выглядел намного веселее. Для него эти встречи продляли жизнь, и давали силы жить дальше несмотря на боли которые его мучали постоянно.
Чтобы быть в спорте и не терять общения, он возглавил федерацию и занимался общественной работой практически до самой смерти пять лет назад.
Для меня он был настоящим примером жизнелюбия и железной воли, человеком с большой буквы!
Я и сейчас как друг отца общаюсь с его сыном, иногда помогаю ему советом и делом, и он ко мне прислушивается.
Сейчас, когда его нет, я часто вспоминаю наши посиделки у него в гостях, в его доме на берегу реки, и благодарен судьбе что она меня свела с таким человеком с Большой Буквы!

Живем в деревне, на самом краю. Город недалеко, в километре, но с другой стороны железной дороги. А к нам ведет узкая ухабистая дорожка, весьма заросшая последние 300 метров — мы там одни, вокруг лес.
Тишина, красота. Лишь изредка грибник вдалеке пройдет.
Но неделю назад как прорвало. Каждую ночь приезжают какие-то машины. Иногда по 3-4 за ночь. И люди в них — странные. К примеру:
— компания молодых людей, без навигатора, спрашивают, как пройти к железной дороге. Зачем? Пойдем вдоль, будем станцию искать, девушку на электричку посадить надо. Объяснил, что улица, по которой они приехали, от станции начинается. Уехали.
— две девицы лет 17-18, с навигатором на телефоне, но без фонариков. Вылезли из машины (машина уехала), залезли в водоотводную канаву на границе участка, и некоторое время в ней бродили, подсвечивая телефоном. Вышел, спросил, что нужно. Оказалось — ищут тропинку, хотят по ней пройти к городу. Где-то тут начинается. Объяснил, что на навигаторе — не тропинка, а газовая труба. Просеку тут, конечно, сделали. Когда трубу клали. То есть лет 20 назад. Но теперь она заросла. И по лесу вокруг пройти проще, хотя там и бурелом везде. Не поверили, ушли в лес. Больше не видел.
— в полвторого ночи — истошное бибиканье. Выхожу. Парень кавказской наружности. Требует, чтобы я убрал с дороги свою машину. Говорит, он тут все время на скоростную трассу ездит. Объяснил, что дорога тут кончается, прямо за моей машиной. Дальше только канава, а за ней лес, и никакой скоростной трассы тут никогда не было. А дорога дальше действительно была, 200 лет назад. Она даже на старых картах есть. Парень не поверил, вылез, поискал дорогу. Не нашел, но все равно не поверил. Развернулся и уехал, ругаясь, что злые люди украли его любимый выезд на трассу.
— сегодня парень и девушка, зашли на участок, потом тоже залезли в канаву. Минут через 15 вылезли, сели в машину и уехали. Я не выходил — надоело.
Сижу вот, думаю — может, где медведь сдох? Или в канаве что-то особенное выросло?

Работал я как-то в одной небольшой компании. И была там очаровательная офис-менеджер Леночка. Мне нравились правильные черты ее лица, большие и выразительные глаза, хорошая фигура. А еще манеры и воспитанность. Мы были с ней на «ты», но она постоянно говорила: — Дмитрий, давайте пить чай, и я ей в такт: — Извольте, Елена..С большим удовольствием.
Или: — Ах, Дмитрий. Пришла осень. И много ворон кружит в небе. А я говорю ей: — Вы правы, Елена. Совсем закрыли солнце своими черными крыльями, а про себя думаю ( не срут на голову и уже хорошо).
У Леночки был парень. Он каждый день к концу работы приходил к зданию, где находился наш офис. Леночка быстро собиралась и бежала к своему любимому, отстукивая своими каблучками по полу мелодии Штрауса.
Но вот в один прекрасный день она пришла очень расстроенная. Села в свое кресло и мрачно уставилась в окно.
Я говорю ей: — Елена, Вы сегодня так прекрасны, что я нарисовал бы Ваш портрет, но делать этого не буду, так как обычно у меня получаются только карикатуры. Одним словом: — Что случилось?
Леночка говорит: — Мы сильно поругались с парнем, может быть даже расстанемся.
Я ей говорю: — Да не переживай, помиритесь. С кем не бывает.
После окончания работы я предложил подвезти ее на машине, так как ехал в ту же сторону. Она согласилась.
Когда мы были в пути, позвонил ее парень. Он начал ей что-то доказывать, она — ему. Затем парень спросил Леночку, где она? Та ответила, что сотрудник везет ее домой.
Такая ситуация продолжалась три дня. На четвертый, к концу работы прибежал ее парень. В руках у него был букет роз. Они стояли на улице, выясняли отношения, махая руками. Затем парень вручил ей розы и они начали целоваться. После этого, Леночка уже никогда не уходила с работы одна.
Вскоре я перешел на другую работу. А через год позвонил на эту фирму и хотел узнать цену, на интересующий меня товар. Коллега Леночки сказала, что та вышла замуж и сейчас находится в декретном отпуске. Я передал ей привет с наилучшими пожеланиями. А когда приехал домой, то вспомнил ту ситуацию. Я налил в стакан виски, подошел к зеркалу и сказал: — За тебя, Димыч..А ты, оказывается, бог Любви!
И тут слышу из соседней комнаты голос жены: — Минуточку..Это еще нужно будет сегодня доказать!

Как я чуть ни попал по-крупному или Наркотик изнасилования

Однажды, когда я ещё жил в Израиле, познакомился я в Интернетах с девушкой. Девушка была очень милой, весёлой и очень красивой (судя по фотке). Забегая вперёд скажу, что при встрече оказалось, что фотке лет 15. И сделана она ещё до того, как у девушки появились двое мааааленьких деток: 11 и 8 лет. Едрить твою, надо сматывать удочки. А мы уже сидели в отличном ирландском пабе в Герцлии. Молодая была уже немолода или как там у классика. Просто выйти в туалет и исчезнуть — не то: она сама из Бат Йама — в километрах 40 от Герцлии, на дворе — за двенадцать ночи, а транспорт в Израиле и днём не фонтан. Вот сижу я, потягиваю пиво (отменное, надо сказать ирландское пиво — это я вам говорю, как человек, который НЕ любит пиво), вяло отвечаю на её попытки со мной наладить диалог и думу тяжкую думаю — что делать и как свалить.

И тут моя визави сообщает, что хочет сходить в туалет. У меня возникла слабая надежда — а вдруг она хочет по-тихому исчезнуть? Но реальность оказалась таковой, что вспоминая об этом событии сейчас, по прошествии лет 12-ти мне становится не по себе. Назовём эту мадам для простоты Олей (настоящее имя забыл).

Итак, Оля идёт в туалет, где делает свои дела и через 2-3 минуты выходит. У входа к ней подходит парень и начинает флиртовать. Она отвечает ему флиртом, но с милой улыбкой сообщает, что она тут с мужем (это я, типа, блин). Парня это, очевидно, заводит ещё больше и между ними начинается игра флирта, которая заканчивается. нет, не тем о чём вы подумали — а предложением всего-лишь опрокинуть рюмку текилы и мирно разойтись — он, типа, джентельмен и раз уж выказал даме внимание — то, хоть она и занята, то просто угостит её текилой и тихо отвалит. Они выпили вместе текилу и он таки отвалил, а она вернулась ко мне.

И тут начался цирк с акробатами. А я чуть ни стал в этом цирке клоуном.

Минут через 5 она сообщает, что ей хреново и она хочет домой (Ура!). Мы расплатились, вышли, сели в машину и тут ей стало ещё хуже и она стала реально отключаться. Вроде как «мерцает»: отключается, потом приходит в себя, потом опять отключается. И странно как-то, я такого не видел ни до ни после. Пока я думал куда её везти: к ней домой или в больницу, она склонившись лицом к своим коленям в моей машине выдаёт: «Мне так хреново, что ТЫ мне дал выпить? Вези меня в полицию»

Бл*дь, мне пи*да, приплыли тапочки к обрыву. Выкинуть её из машины и свалить — не вариант: в социальной сети есть переписка и меня вычислить как два пальца об асфальт. А вдруг умрёт? Да и жаль её как-то, двое детей. Я пока не знал, что произошло возле туалета и не понимал, какого хрена вообще происходит. На моё возражение, что она сама заказывала у официанта, а после её возвращения с туалета она больше ничего не пила, так-что я не мог ей ничего подсыпать, она скосила на меня глаз и сообщила: «Вези меня в полицию или я сама сейчас позвоню».

Решил ехать в полицию, по крайней мере я не убегал, мож что-то и докажу. Но шанс — нулевой. Если эта соска скажет в полиции, что я ей что-то подсыпал — то вся законодательная и исполнительная власть будет на её стороне и меня никто даже слушать не станет. Но и бежать — не вариант, разве что до канадской границы, но Израиль с Канадой не граничит. Это сейчас мне так весело, а тогда я думал, что мне конкретно пи*дец. Мозг услужливо подкинул инфу, что к «подсыпальщикам» в тюряге отношение как к насильникам, а к насильникам отношение во всех тюрьмах мира мягко говоря «не очень». Бежать не вариант, из Израиля свалить быстро не получится — через пару часов мой фейс вместе с именем и фамилией будет у каждого таможенника на экране. Без вины виноватый. Последняя надежда — отвертеться как-то в полиции.

Едем в полицию. Дежурный направляет нас к девушке-дознавателю. Девушка задаёт пару вопросов и после того как слышит ключевые слова: «познакомились», «Интернет», «выпивка», «подсыпали», «хреново», окинув меня холодным «полицейским» взглядом (секунду назад улыбалась) отправляет меня в коридор сидеть в пределах видимости дежурного. Мне остаётся только ждать. А ждать пришлось очень долго — больше двух часов. О чём они там говорили больше двух часов — для меня загадка. Скорее всего инспектор давала Оле прийти в себя. Я же в это время реально думал, как будут сообщать мой маме, что я в тюряге. И как мои все друзья узнают, кто я на «самом деле». Неужели официант её что-то подсыпал? Теперь не докажешь.

И тут распахивается дверь, из комнаты выходит девушка-инспектор и, строго глядя на меня, задаёт мне вопрос: «Ты в настройках принтеров разбираешься?». От неожиданности я не понял вопроса и переспросил: «Что?». «Да, у нас тут принтер забарахлил, ты же сказал-что ты программист. Может посмотришь?» — и одарила меня белоснежной улыбкой на красивом смуглом лице.

Я ещё никогда с такой радостью не копался в настройках принтера — ни до ни после этих событий. Оказалось, что Оля постепенно пришла в себя и вспомнила всю картину произошедшего, как оно было на самом деле — и, соответственно, я больше не был подозреваемым. Пронесло. Тебя бы так пронесло, мудро заметил бы Штирлиц, но меня таки пронесло (в переносном смысле, не надо хаха).

Когда мы с Олей вышли из полицейского участка — уже светало. Я сказал, что не смогу её проводить — очень устал, поеду сразу домой и дал ей денег на такси. Быть в её обществе еще пол часа я не хотел — ну её нафиг, мне хватило.

С тех пор я дал себе зарок: никогда и ни при каких обстоятельствах не знакомиться с девушками по Интернету.

Через 2 года я женился на молодой красавице и умнице (второе — временами), с которой мы уже вместе 10 лет и у нас двое детей.

А познакомились мы по Интернету. Но в пабе не были НИ РАЗУ. Ну нафиг, от греха подальше

Вспомнил один забавный случай. В нашу фирму (у нас работает 300 с лишним человек) устроился на работу грузчиком парнишка. В это время управляющая складом Мария Ивановна была в отпуске. А её замещала другая женщина — Марина Сергеевна.
И вот этот парнишка отработал две недели и пришёл на работу без пропуска. Возникли проблемы с охранниками. «Мы тебя впервые видим. ходют тут всякие. » И этому парню сказали, звони своему начальству. И пришлось этому бедолаге звонить Марине Сергеевне. Та же сказала, что она не может повлиять на охрану, но сейчас смской скинет номер Марии Ивановны. Только Марина Сергеевна по ошибке отправила этому парню номер другой Марии Ивановны — замдиректора по финансовой части.
И парень позвонил:
— Здравствуйте, Мария Ивановна!
— Слушаю Вас!
— Меня зовут Саша Иванов. Мне Ваш номер дала Марина Сергеевна. Я работаю у Вас.
— Какой вопрос Вас интересует?
— Дело в том, что я забыл пропуск дома и меня не пускает охрана.
— Подайте им телефон.
Саша подал телефон охранникам и нечаянно включил громкую связь.
— Вот Мария Ивановна.
Один из охранников заявил:
— Передай своей Марие Ивановне, чтобы она шла.
И тут голос Марии Ивановны по телефону:
— Финансового директора на х.
Тут оба охранника побледнели, вытянулись по стойке «смирно». Один из них взял телефон и минут пять извинялся.
Мария Ивановна:
— Так теперь я должна услышать ваши извинения перед Сашей!
Охранники перед этим парнем встали на колени. А этот Саша был в шоке.
И один из охранников:
— Мария Ивановна, а штраф за забытый пропуск ведь.
— А Ваша премия?
В итоге Сашу пропустили без пропуска. И потом этого парня на выходе охрана никогда не обшаривала. А в самой фирме потом парень быстро пошёл на повышение. А финансовый директор его не давала в обиду никому. Вот такой случай из реальной жизни.
(Р. Нурмухаметов)

Ростки феминизма в моей общаге.

ОСТОРОЖНО: пост может вызвать отвращение к людям (по крайней мере, к нескольким человеческим особям).

Студенческая общага. Блок из нескольких комнат с населением общей численностью 20 человек. Два туалета общего пользования без половых различий.

Один из туалетов давно не работает, второй (в который ходит 20 человек) — в ужасном состоянии, благодаря жизнедеятельности как парней, так и девушек (обойдёмся без грязных подробностей, хотя улик было предостаточно).

Мне надоело пользоваться гадюшником, и я решил привести второй туалет в порядок. Знал бы я, как после этого разочаруюсь в людях — ни за что бы не начинал.

Спросил у коменданта разрешение на самостоятельное проведение работ (попытки уговорить на ремонт руководство давно были признаны бессмысленными). Обошёл соседей, высказал мысли на счёт ремонта туалета своими усилиями (скинуться рублей по 50-100, купить всё необходимое, починить и повесить графики дежурств). Соседи разделились на тех, кто сказал, что им пофиг на туалет, и тех, кто просто поржал надо мной.

Снял с карточки степуху, купил в строительном магазине всё необходимое. Пришёл, одел вещи, которые не жалко, и принялся за работу. За вечер успел только вычистить мусор, старые загрязнения и прочий пи***ц, накопившийся с годами + содрал прогнившую краску со стен и прогрунтовал перед покраской.

Убедился, что всё просохло, покрасил стены, починил бачок, стульчак и поставил на дверь шпингалет. Закончив работу, сходил в душ и уехал к девушке с ночёвкой (дело было в пятницу вечером).

Приехал обратно в воскресенье вечером, пошёл в туалет и вижу картину: на двери того туалета, который я починил, появилась нарисованная маркером большая буква Ж и неумело прикрученные петли с маленьким замком. На двери гадюшника тем же маркером нарисована буква М (замка на двери нет).

Слегка при**ев от такого поворота, прошёлся ко комнатам, попросил всех жильцов выйти в коридор на собрание, на котором поднял вопрос, какого, собственно, х** здесь происходит?!

Ответ буквально перевернул моё представление о людях, которых я знал уже несколько лет:

— ну это теперь женский туалет

— девочки (8 из 20 жителей блока)

— а с какой стати вы это решили? кто вам дал такое право?

— ну потому что мы девочки! мы не собираемся ходить в один туалет с вами свиньями, вы постоянно бла-бла-бла.

И тут понеслось: в следующие несколько минут «девочки» из приличного ВУЗа буквально на глазах превращались в каких-то злобных гопниц (маты, оскорбления, грязь). Я просто стоял и ох**вал: мы же с вами знакомы не первый год, мы же вместе живём, вместе учимся — откуда в вас столько дерьма, откуда вся эта ненависть?

Послушав тирады о том, какие «все мужики» свиньи и мрази, некоторые не выдержали и вступили с хабалками в спор. Справедливости ради скажу, что некоторые парни тоже повели себя весьма мерзко, заявив, например, что кто-то из них должен пользоваться новым толчком, потому что он старшекурсник или потому что лично он «никогда не ссал мимо унитаза».

Нашлись даже «рыцари», которые встали на защиту девчонок (парень одной из них и чувак, который был влюблён в другую).

Первые минут 5 я пытался спорить, потом просто стоял с открытым ртом, а в голове крутилось «какое же вы стадо. «. В итоге мне стало настолько противно, что я, не задумываясь о последствиях, молча взял молоток и расхерачил обратно всё, что сделал до этого: сбил замок, оторвал шпингалет, выдрал внутренности у бачка, изуродовал стены до прежнего состояния — не хватило разве что накидать мусора и обоссать углы, чтобы вернуть прежний запах.

Думаете, на этом история закончилась? Если бы: в понедельник «девочки» забарабанили кулаками в мою дверь. Войдя, они с нескрываемой радостью сообщили, что меня ждёт комендант «для серьёзного разговора».

Я встал и пошёл к ней в кабинет — «девочки» радостно шли за мной, ожидая расправы. Оказывается, как только коменда пришла на работу, они сразу же написали на меня жалобу.

Увидев меня, комендант покачала головой и попросила закрыть дверь. Соседки стояли рядом со мной, радостно потирая руки.

В следующие 10 минут она с каждым словом буквально вколачивала в меня обратно веру в нормальных людей, потому что объектом её криков стал не я, а мои соседки. В общаге у каждой стены есть уши, так что коменда прекрасно знала роль каждого из нас в этой истории. Трудно передать, с каким наслаждением я слушал их жалкие потуги оправдаться:

В итоге коменда сказала, что никакого ремонта вообще не было, никто ничего не ломал, и туалет всегда был в таком состоянии. Сейчас вот пишу, прокручиваю заново в голове и понимаю, насколько же она офигенная тётка.

К сожалению, отвращение к соседкам от этого никуда не делось, и в следующие два года совместного проживания я ни разу не смог выдавить из себя «привет» ни одной из этих прекрасных «девочек».

Сейчас пора защиты дипломов и вспомнилась мне моя защита.
Парень презентовал свой диплом и на один из вопросов ответил:
«Если честно, я в этот вопрос не вдавался».
Один из преподавателей повернулся к нам и сказал на это:
«Никогда, никогда так не говорите. Запомните фразу — ЭТО НЕ БЫЛО ЦЕЛЬЮ МОИХ ИССЛЕДОВАНИЙ».

Не обворовали бы дом, то никогда бы мы не узнали, насколько милы и непосредственны в общении полицейские из ближайшего участка. А, знали бы мы насколько красноречив банковский служащий, отменивший украденные вместе с наличностью чековые книжки?

Общими усилиями эти миляги попытались развеять горечь утраты немалой суммы наличных, волею случая хранившихся дома в прикроватной тумбочке (продали машину).

Если вкратце то дело было так.. за домом и распорядком в нем вероятно следили, дождавшись удобный случай, случаем этим воспользовались. У домушников на все про все было с полтора часа, не сумев взломать входную дверь, они залезли в дом через незапертую дверь балкона второго этажа, найдя деньги и чеки, они не стали задерживаться спускаясь на первый этаж и ушли, как пришли, через балкон.
К десяти вечера, вернувшись домой мы обнаружили что наша беспечность с деньгами обрела логическое завершение. Вызов полиции был скорее данью традиции, нежели расчетом на возвращение денег.

Часика через два приехали два офицера полиции и развеяли все наши сложившиеся стереотипы о работе полицейских. Решительные, уверенные в себе детективы излучали позитив и энергию, казалось что они вмиг отыщут преступников и похищенное. Жаль только, что сдулись они быстро. Расспросив об обстоятельствах происшествия, они заверили нас в том, что все будет хорошо, даже если и не сейчас, то как-нибудь потом — обязательно. После чего прошли в дом, и вот тут все пошло наперекосяк. Всему виной оказался купленный накануне семидесятипятидюймовый телевизор, транслировавший передачу в 4K. Казалось бы кого этим сейчас удивишь?

— Никого, за исключением людей собирающихся купить нечто подобное, а сыщики наши, как оказалось, как раз собирались. Расследование отошло на второй план, не менее сорока минут было уделено обсуждению плюсов и минусов современных тв. Признаться, я и сам несколько увлекся спором и если бы не супруга, напомнившая об абсурдности ситуации, то мы возможно спорили много дольше. Следствие возобновилось, десять минут занял осмотр спален второго этажа, ещё десять потратили на составление протокола. На этом работа детективов закончилась, нам сказали дожидаться приезда эксперта — криминалиста, который найдет отпечатки пальцев. На прощание, уже на правах добрых знакомых, они заверили нас что счастье не в деньгах, а семейном уюте и домашнем кинотеатре, с тем и откланялись.

Вскоре действительно приехал молодой парень — криминалист. Полчаса он честно искал отпечатки пальцев, но к сожалению не нашел, нашел он отпечаток ботинка. Мы тотчас воспряли духом, с надеждой рассматривали нечёткий отпечаток, хвалили талантливого следопыта, воображение рисовало картины взявшей след овчарки, которая уверенно вела опергруппу захвата в логово преступников, ну как-то так в общем.
Немного смущенный следопыт развеял наши мечты, сказав, что расследованию отпечаток вряд ли поможет, да и вообще особо нам надеяться не на что. Кстати, честный малый телевизором вообще не заинтересовался, его больше заинтересовал велотренажер в спальне. До трёх часов ночи мы пили с криминалистом чай, обсуждали его веганство, увлечение спортом и вообще здоровым образом жизни. По его словам выходило, что расстраиваться по поводу потери денег не стоит, мол деньги — пыль и суета, здоровье и спорт — главные приоритеты! На прощанье он дал три дельных совета, во-первых, отказаться от мяса, во-вторых заняться бегом трусцой, в-третьих, съездить в банк — заявить о краже чеков.

Утром состоялась беседа с банковским работником, это был здоровенный лысый мужик, больше похожий на братка с девяностых, нежели на служащего банка. Банкир оказался эстраординарной личностью, если полиция, так.. слегка отжигала, то он жжег прямо напалмом. Выслушав нас, он встал со стула, пожал нам руки и сказал что рано или поздно всем нам приходится сталкиваться с различного рода неприятностями, но все мол неприятности к лучшему, ибо неисповедимы пути Господни.

-» О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!» (Рим.11:33)- процитировал он по памяти. Оказалось это было началом короткой двадцатиминутной проповеди. По окончанию, он как дважды два четыре доказал нам, что потеря денег это величайшее для нас благо, ибо: — Если пропали, украли или утеряны деньги, мудрые евреи говорят: «Спасибо, Господи, что взял деньгами».

Из банка мы вышли просветленными и приободренными, ведь все наши новые друзья утверждали, что все у нас хорошо, а теперь мы ещё точно знали, что если и не везет, то волноваться не стоит, это когда-нибудь закончится, мы же не бессмертные.

Чаевничали как-то с друзьями. Заговорили о детях. Шурик обратился ко мне:
— Вот ты в школе работал, посоветуй, как мне там завтра лучше разобраться? Ленка наша в десятом сейчас. И у них в классе парень есть, который всех изводит. Учителя чуть не плачут от него. Не слушается, уроки срывает. Может под хмельком в школу явиться. Его родителям всё пофиг. Он здоровый – одноклассников бьет. В дочку кинул ранец – у неё второй день спина болит. Синяка нет, но ей двигаться и дышать больно.
Я воспылал праведным гневом:
— Шурик, давай вместе сходим. Его надо запугать и дезориентировать. А, чтобы охрана и педагоги не вмешались, надо там, на месте как-то с умом все провести.
На следующий день встретились у школы. Предъявили паспорта охраннику, сказали – в какой класс идем и к какому учителю.
Он записал нас в журнал. Посмотрели расписание и поднялись на третий этаж.
Прозвенел звонок. Мы ускорили шаг. Дети сидели в классе, а учительницы еще не было.
Вошли в класс.
Оглядели всех.
Поздоровались.
Дети нестройно ответили.

Я:
— Кто Левашов?
В последнем ряду встал здоровый парень. Помельче меня, но такой, как Шурик.
Саня ему серьёзно и строго:
— Выйди-ка из класса, поговорить надо.
Левашов, — испуг уже читался в его лице и движениях, — направился к двери.
Я поторопил его:
— Быстрее ногами шевели, мы тебя ждать, что ли, будем!
Он послушно ускорил шаг.
Вышли с ним в рекреацию. (За нашими спинам в классе раздались аплодисменты, и послышались реплики: «Ура!», «Наконец-то!», «Сейчас ему будет!», «Во, огребет!»), поставили в угол, и я начал психологическую обработку:
— Ты чо борзый такой?! Ты чо думаешь, что тебе все можно?! В глаза смотри! Ты чо так нагло смотришь?!
Шурик:
— Ты, скотина, чем думал, когда на мою дочь руку поднял? На меня смотри! Думаешь, легко мне сейчас видеть твою подлую рожу и сдерживаться, чтобы не урыть тебя здесь?!
Я:
— Мы в школу детей отправляем, чтобы они учились, на меня смотри, сука, а не для твоего развлечения! Ты, падла, уроки срываешь, а нам потом репетиторов нанимать!
Шурик:
— Нам проще тебя один раз изувечить, чем снова и снова сюда приходить, тебя – гнусь — воспитывать! В глаза смотри! Ты все равно через пять или десять лет сдохнешь от водки или наркотиков, а у других детей вся жизнь впереди!
Я:
— Не опускай морду! Смотри в глаза! Дети наши не будут бояться в школу приходить! Ты будешь бояться их обидеть! Мы, если захотим, заставим тебя в штаны нассать, и обоссаного в класс отправим! Ты понял, мразь? Иди, учись!

Он кивнул головой и пошел в класс.
Мы проводили его.
Учительница уже вела урок. Мы и не заметили, как она мимо нас прошла.
Я сказал:
— Извините его за опоздание! Это мы его своим разговором задержали.
Она приветливо ответила:
— Ничего-ничего. Я понимаю.
Ленка – дочка Сашкина – потом рассказала, что, в тот день первые два урока Левашов вообще, как мышка сидел. Учителя тихо млели от удовольствия, и опасались подвоха. Потом он начал потихоньку приходить в себя. Но еще с неделю его поведение было приемлемым.
Со временем взялся за старое.

Но Ленку трогать, оскорблять или как-то задевать не осмеливался уже никогда.

Парень, который действительно любит свою девушку, никогда не уйдёт после её слов: — Я не хочу тебя больше видеть! Он просто выключит свет.

Прожив жизнь, фактически, иногда интересно вспомнить, что было в этой жизни. Особенно в молодости. Похвалиться, если есть чем, или просто рассказать про то, что было.
Хвалиться особенно нечем, потому расскажу про второе.
В школе тогда учились. Классе в 6-м или 7-м (не помню уже) пришел к нам парень по имени Серега. Пришел он с «малолетки». По воспитанности и по образованности – быдло, по духу – лидер. «Построил» весь класс, все наши распри были решены и вышли за скобки. Кликуха у него была «Кум».
Я тогда физическими данными особо не отличался, хотя и занимался спортом, но был «ботаном-отличником». А у Сереги был огромный плюс (с точки зрения зоны) – шикарный почерк.
И вот он этим шикарным почерком шлет мне записку на контрольной по математике – типа надо решить. Для меня это проблемы не составляло, тем более друзей раньше всегда поддерживал таким же способом. Решаю свой вариант, отправляю шпору Сереге, потом своим друзьям. Все нормально и все довольны.
После этого Серега стал твердым «троечником» и жизнь у него после малолетки слегка организовалась.
Но ведь не бывает так, что кто-то кому-то помогает, а тот, кому помогали, не ответит взаимностью.
Молодые мы были, на велосипедах гоняли. На простеньких, на «Орленках», потом на взрослых. Но гонять просто по улицам неинтересно было. Поэтому ездили на карьеры в районе Алексеевки (пригород такой у нас). Там тренировались мото-кроссеры. А мы на велосипедах делали почти то же. Прыгали на трамплинах, спускались по страшным спускам и т.п.
И как-то занимаясь таким вело-кроссом мы попали на молодую братву из соседнего района, ВАИ. Нас прижали, начались разборки (тогда район на район ходили с железными прутами). И вдруг подъезжает Серега-куманек на мопеде типа «Рига-2» (а он жил как раз на Алексеевке) и начинает «строить» этих ребят с ВАИ по понятиям. Пацаны сразу свалили, конфликт был решен.
В памяти осталось только то, что мы все дружны тогда были. И каждый помогал друг другу чем мог. Спасибо ему за ту помощь.
Потом, через десятилетия только, я узнал, что Сережа стал авторитетным (в уголовной среде) человеком. И даже принимал участие в коронации нашего городского вора в законе.
Но закончил плохо. Пришел кто-то, вызвал на разговор, он вышел в домашних тапочках – больше его никто никогда не видел. Это со слов жены.
Жизнь у них очень непростая была. Но каждый выбирает свою. А Виталик жив до сих пор и «смотрит» за городом.
Нет, я не пытаюсь идеализировать эту жизнь. Но были парни, которые не боялись ничего.
У нас в школе тоже такие были. Серега Бахтин мочил Кума в свое время. И плевал на его «положенчество». Потом мастером спорта стал по классической борьбе. И они остались друзьями несмотря ни на что.
Выпьем за них, за моих живых и ушедших уже одноклассников.
Как жаль, что многих нет уже среди нас.
А эти суки норовят еще и пенсионный возраст повысить. Кто доживет? Мы уже не доживем. Нас не осталось уже почти. Мы и так почти вымерли. Вы для кого этот пенсионный возраст делаете,сволочи?

История у меня опять будет длинная, кого это напрягает — просто пролистайте. Да и как такую историю коротко написать, чтобы поняли и прочувствовали?
Приношу сразу извинения за возможно слишком натуралистические подробности, но «из песни слов не выкинешь», а если выкинешь, то это будет совсем другая песня.
Вполне отдаю себе отчет, что скорее всего, историю заминусят, и в первую очередь женщины, уж далеко не в лучшем свете выставляются они, да и мужчины тоже. История хоть и про любовь, но очень выпадает из канвы классического, женского любовного романа, но вот такая, как есть, совсем неприглядная проза жизни.

Традиционно на майские праздники выезжаем семьями к товарищу в его загородный дом, километров 70 от Москвы. Шашлыки, баня, прогулки на майском солнышке. что еще надо человеку, соскучившемуся за долгую зиму по весеннему теплу, природе и ласковым солнечным лучам. Женщины в баню пошли первыми и к тому моменту, как мы расслабленные из нее выползли, уже переместились из беседки в дом, забрав с собой бутылки вина, сыры, шоколадки и прочие оливки. Получилось, что мы в беседке остались чисто мужской компанией. Уже стемнело, комары еще не появились после зимней спячки, относительно тепло, сидим, лениво болтаем, умеренно выпиваем и с удовольствием вкушаем вкуснейший шашлык из свежайшей баранины на косточках. Хорошо то как.

До этого переговорили уже обо всем помаленьку, и о погоде, и хоккей с футболом обсудили, и как обычно бывает без женщин — пошел треп о бабах, зачастую с извечным мужским цинизмом.
Тесть товарища (дальше пусть будет Александр Николаевич — АН), возрастом далеко за 60, но крепкий еще мужик, без малейших признаков старческого слабоумия, без какой-либо пожилой неопрятности или возрастного равнодушия к внешности и к жизни, после очередной рюмки чего-то глубоко задумался, но вдруг встрепенулся и говорит:
— А расскажу-ка я вам ребяты историю про любовь с первого взгляда. — мы немного опешили, такой записной циник и матерщинник и вдруг про любовь. да еще и с первого взгляда. Истории от АН мы все обожаем, рассказывает он их степенно, не торопясь, делая иногда серьезные мхатовские паузы, но получается у него так вкусно и с прибауточками, что всегда прямо ждешь новую историю. Но на заказ не рассказывает, просить бесполезно, только под настроение.
Далее с его слов, понятно, что не дословно, но попытался я максимально близко передать, ну и поубирал чутка ненормативную лексику не несущую смысловой нагрузки и значительно сократил излишние подробности, особенно в частности касающейся работы.

Сама история случилась в 1986 году, но начну с более ранних событий, чтобы понятней все было. Жили мы тогда в Омске и годов мне было тогда много меньше, чем сейчас любому из здесь присутствующих, но мужчина был я уже очень серьезный, бригадир, хоть и на шабашке, бригаду свою вот так держал (жест удушения на горле). Подогнал мне эту шабашку мой «лепший» друг, работающий в серьезном министерстве. К таежным лесным пожарам тогда относились не в сравнение ой как серьезно, особенно возле нефтянки, а так как места по таежному глухие и отдаленные, пришла в чью-то светлую голову мысль, чего мы мол вертолеты гоняем, иногда по 400 км. в один конец, надо бы в тайге «площадки подскока» организовывать. А так получается летит вертолет в один конец 2 часа, поработал на точке, в лучшем случае, час и пора уже назад и пожарные расчеты в тайге надолго не оставишь. Глупая потеря времени, ресурса и горючки. Вот такие площадки мы и делали, ну сама площадка под вертолеты, склады под ГСМ и прочее, жилые бараки для летчиков, механиков и расчетов. Работали с мая по сентябрь включительно, иногда захватывая и часть октября. По сдельному договору, а платили замечательно, за сезон выходило иногда более чем по четыре тысячи рублей на брата. Напомню, кто забыл, за такие деньги тогда можно было кооперативную квартиру в Омске взять. А почему так? Да потому, что мы своей бригадой из шести человек делали столько же, сколько тридцать работников из министерства на окладе, плюс к ним нужен начальник, прорабы, на такое количество людей уже, и инженер по ТБ, и врач, не считая прочих поварих и учетчиц. Палатками обеспечь, продуктами, инструментами, спецодеждой и тому подобным, и даже почтой, а у нас все свое, вот и выходило, что с нами намного выгоднее и ответственности почти никакой, случись чего, а у них каждый год ЧП, то драки, то поножовщина с трупами, а уж несчастных случаев.

Но и вкалывали мы будь здоров, по 14-15 часов в день, обычное дело. И условия весьма спартанские. Иногда место такое гнусное, гнуса столько, что и неба не видно. Такой вот каламбур получился. Работа только в накомарнике, в рукавицах и плотной одежде, и это при летней жаре. Так мошкА и под одежду залазила, и бывало так доставала, что здоровые мужики прям стервенели и в истерике бились, особенно в конце мая, пока стрекоза еще не вылупилась. Про Васюганское болото слышали? Так вот, кто не слышал: по площади, как несколько не самых маленьких европейских государств — самое большое болото на Земле. На планете Земля! Бля.

Бригаду сам подбирал, все парни здоровые, рукастые, работящие и спокойные, нытиков и психов не было. Костяк состава за пять лет почти не менялся. Но первый год поехали всемером, так под конец сезона переругались, волками друг на друга смотрели, а все почему? Жрали одни консервы в сухомятку (при такой работе еще и готовить?), в грязном ходили, да в грязи жили, за собой перестали следить, ну и по бабам, мало сказать, заскучали. Мужики все женатые были, а тут вдруг спермотоксикоз полнейший. Участок сложнейший был, да и ляпы по неопытности допускали, которые переделывать приходилось. Двоих тогда пришлось из бригады убирать, убить друг друга готовы были, а с остальными беседы нравоучительные проводить.
Решил я тогда, что так дело не пойдет, надо женщину на сезон в бригаду брать, чтобы еду нормальную готовила, стирала, за порядком следила, ну и услуги оказывала, для сексуальной, так сказать, разрядки. Мужики засомневались, ну где такую найдешь, чтобы всем, носом не крутила и выдержала. А я предложил, давайте регламент пропишем и подпишет каждый, ну, например, один день — только один человек и не больше часа, а в воскресенье гарантированный сексуальный выходной и платить много, почти как полноправному члену бригады. Ну и понятно, без всяких там: в попку, садизма-мазохизма и прочих непотребностей, по котором в тогдашнем УК статьи были. А если пожалуется на кого, хоть бы просто и не помытый пришел — следующей свиданки лишать. Спорили долго, особенно по оплате, но я настоял — давайте попробуем, а если желающих неожиданно много будет, то тогда планку и понизим. А один еще заявил, что мало ему один раз в шесть дней, надо бы каждый, или хотя бы через день.
— А ты ничего не попутал? Мы туда едем вкалывать, как прОклятые папы Карло, а не на пикничок с поебушками. Деньги хорошие зарабатывать, а не развлекаться с телками на пленэре.
Парни дальше раздухарились, посыпались пожелания по возрасту, внешности, что неплохо было бы смотрины устроить, а лучше полную приемку, но я твердо сказал:
— Баста! Выбираю я, и только я, а кого не устраивает, прошу на выход с вещами, иначе кончится все тем, что никуда больше не поедем, будем только спорить и выбирать, еще в городе пересрёмся. А для меня главное, чтобы трудностей не боялась, хозяйственная и готовила хорошо, чистюлей еще чтоб была, а лучше всего деревенская, рукастая, да ухватистая, а не модель с грудью 6-го размера, как некоторые тут запрашивали, так и до пизды поперек размечтаетесь.
Поржали, но на том и порешили.

— Ну и чего опять не нАлито? Всё вас молодых учи да подгоняй, у оратора уже в горле пересохло, а они сидят. — самый молодой за этим столом уже считал до трех, последние года, чтобы полувековой юбилей отпраздновать, но для АН мы все еще молодежь.
— Не-е, мне эту хрень не наливай, пивал я самогон и получше, лей водовку — это АН зятю, когда тот попытался ему налить коллекционный односолодовый виски из вновь открытой бутылки.
— Перехиляем — АН (любит иногда украинское словечко ввернуть, подчеркивая свои корни) чокнулся со всеми и медленно выпил свою стопку, также не торопясь закусил, размеренно пожевал и наконец продолжил рассказ.

За месяц до выезда дал я объявление в газету, что-то типа того: Приглашается на работу чистоплотная женщина в качестве поварихи на полевой выезд в тайгу, на период такой-то, для бригады из 6 человек. Обязанности: организация 3-х разового питания, стирка и поддержание порядка на территории. Оплата от 2000 руб. за сезон, оформление по договору. И телефон указал, чтобы дома не светиться, одинокого родственника-инвалида, который должен был первоначальный отсев производить, в частности по возрасту и встречи назначать. Взмолился он уже через день, убери мол цифру по зп из объявления, телефон бренчит не переставая, даже мужики звонят, согласны хоть на полюс и хоть северным оленем ехать. Так и сделал, исправил на: Зп высокая, по договоренности.
Встречался обычно днем в кафе. Если человек не нравился, короткий разговор, оставьте телефон, а если интересный вариант, то уже чай-кофе, душевная беседа, а сам попутно решал, какую цифру назвать, насколько нам человек подходит и если интересен, то не откажется ли сразу, если мало за такую необычную работу предложу. Наконец, зп объявил, вспышка радости в глазах, а в уме уже щелкает извечный женский калькулятор на что деньги потратит. Пора и к деликатной части беседы переходить, регламент показывать.
— И что, прямо все соглашались? — АН недовольно посмотрел на спрашивающего.
— Нет, конечно, одна из трех-четырех, которым предлагал, а я далеко не со всеми деликатную тему вообще упоминал.

За неделю до выезда было у меня три неплохих, на мой взгляд, варианта. Но первый блин, как обычно. Не брал я раньше женщин на работу, вот и повелся на лесть, ласковый угодливый голосок, да еще и приятная такая хохлушечка 29 лет, с украинским говорком и словечками, наверное, этим еще меня купила. А по факту оказалась нимфоманистая стерва, скандалистка, истеричка и при этом дура и неумеха.

Недели через три, в очередной раз выплюнув подгоревший кусок, очередной каши с тушенкой, и слушая ее визгливый голос, я уже всерьез размышлял, не отправить ли суку домой ближайшим вертолетом, привозящим оборудование и стройматериалы. Но та видно женским чутьем почувствовала, что тучи над ее головой серьезно сгустились, и выбрала единственный, на ее взгляд, верный способ — приняла на себя повышенные блядско-социалистические обязательства. Объявила всем, чего вы мол хлопцы мучаетесь, я готова всем и в любое время давать, зачем нам какой-то регламент. Ну и дура такая, рассчитывала еще таким образом больше денег срубить, но нет, чтобы спросить заранее, оставила вопрос до расчета. А парни и рады стараться, развлечений то в тайге никаких, да и баба, что на ощупь, что на вид очень аппетитная была. Понятно, что получилось все в ущерб работе, а особенно готовке, стирке и порядку. Отпустил я этот вопрос, ну любил я свою бригаду, уважал мужиков, вот и развел излишнюю демократию. Но не рассчитала она кобелиных аппетитов моих злыдней писюкатых и через недели три пришла жаловаться, подвело ее женское здоровье, как объяснила, получилась у нее сильная эрозия шейки матки, ранее не до конца вылеченная. С ее слов, по ощущениям, если кто, когда достает, то словно шпилит в открытую рану, сил мол больше терпеть нету. А чего терпела и молчала, мы то твои охи и дерганья за неподдельную страсть принимали и не звери мы ж какие-то, объяснил я все мужикам, и решили, что на какое-то время объявляется табу на Галкино влагалище. Но та не снизила темпов производства и принятых на себя трудовых обязательств — полностью перешла на ротовую полость. Через какое-то время обратил я внимание на ее лицо, с обметанными губами и застарелыми заедами в уголках рта и категорически запретил пользоваться и этим инструментом. Думаете ее это остановило? Что-нибудь про мануальную технику лингам-массажа слышали? Занимательная, я вам скажу, вещь, самому, грешен, до одурения понравилось. Где только нахваталась? Но когда закончилось всё подсолнечное и сливочное масло, все крема и гели, и увидал я Галку, задумчиво прущую в свою палатку большую банку с солидолом, принял я волевое решение и остановил эту сексуальную вакханалию и буйство плоти, заставил всех и ее, в первую очередь (заверив, что уже точно не выгоню), все-таки вернуться к регламенту. Такая вот спермовыжималка-стахановка попалась.

— Не-е, ну шо такэ, опять вам напоминать и подгонять надо? — АН встал с лавки и потянулся всем телом.
— Слышь, Александр Николаевич, чего-то я не понял, ты вроде обещал историю про любовь с первого взгляда, а тут целой бригадой бабу трахают во все щели, уже которую серию, в сексуального инвалида практически превратили, а взгляда все нет и нет. — задал кто-то, вертевшийся и у меня вопрос. Шутка удалась, засмеялись все, в том числе и АН.
— Ну правда ваша, что-то я увлекся воспоминаниями, это все присказка была, потерпите еще чуток.
Выпили-закусили и он продолжил.

Сезон затянулся, а по приезду, уже в начале ноября, когда я получил расчет, Галина устроила грандиозный скандал с визгливыми криками перед всей бригадой. Она дескать к нам со всей распахнутой душой (в интересном месте получается у нее душа), а мы для нее зажали какие-то жалкие 335 рублей. 2000, если быть точным, которые она хотела сверху от оговоренной суммы, с каждого стерва посчитала. Потом истерика, слезы, поддельный обморок и т.д. — вполне качественный, классический женский концерт. В третьем отделении перешла к угрозам, тут и групповое изнасилование, и милиция, и прокуратура, и женам нашим все расскажет. Короче, пришлось по одному заветному телефону позвонить, чтоб пугнули хорошенько, вроде пронесло.

Читайте также:  Народная медицина от кашля и боли в горле

Понятно, что на следующий год, я подошел к этому вопросу с большой опаской. Но стало получаться, и в этот раз, и последующие два года, брал я нормальных, спокойных, труда и трудностей не боявшихся женщин от 30 до 34 лет, от жизни уже ничего хорошего не ожидающих, с пониманием и философски относящихся к мужскому кобелизму. Соглашавшихся только по трудному финансовому положению, ну и понятно, полные неудачницы в личной жизни. Знаете, про таких иногда говорят: Зарекалась баба без любви ебаться, заебалась баба зарекаться. Обычно на следующий год опять просились, но все мужики были категорически против, свеженького хотелось, ебарям-задушевникам.
В общем и целом, работали нормально, а нарушений регламента, я больше не допускал.

Ну и как водится, расслабился, вальяжным стал, ощутил себя большим специалистом в женской психологии, дергающим за ниточки судеб. А тут, как назло, неделя всего осталась, а нет у меня подходящего варианта, думал уже из старых кого звать.
Пришла, на очередную встречу молодая девчонка, примерно двадцати лет, хотел сразу отказать, не в нашем формате, но чем-то зацепила, стали разговаривать. Студентка, на 3-м курсе, сама из далекой деревни, мать ее поздно родила, одна воспитывала, а сейчас уже на пенсии, а пенсия 48 рублей и болеет. Присылает червонец, каждый месяц, да стипендия 40. А что такое в большом городе 50 рублей для молодой девушки? С голоду не помрешь, но ведь надо еще и одеваться, и на косметику ту же.
— Ну возьмите меня, пожалуйста, я готовлю хорошо, от моего борща все с ума сходят. Сколько вы платите? — и умоляюще так смотрит. Я молчу пока, дальше разговоры разговариваем.
— Знаете, Александр Николаевич, как это безденежье достало, собрались нас в комнате в общаге трое, еще две таких же бедолаги. Было один раз, что три дня ничего не ели, не рассчитали до стипухи, дуры мы, планировать, да растягивать нифига не умеем. Парни еще как-то подрабатывают, ну там вагоны разгружают, или сторожами, а студентке с подработкой вообще проблема. Когда в одном ДК неподалеку появилась вакансия приходящей уборщицы с окладом в 35 рублей, то туда, и наша, и соседняя общаги, чуть ли не в полном составе явились. Я ей про трудности работы в тайге, про гнус, бытовые неудобства, а она мне: Да я ж деревенская, сортир теплый первый раз в 16 лет увидала, я вам и зеленушечки посажу, ну укропчик там, петрушку, лучок, может и редиску с огурчиками. Ну возьмите, пожалуйста, возьмите меня. Ну подожди девочка, подожди. не уверен я, что правильно это будет, хоть и жалко тебя, но не знаешь ты еще ничего. Она вдруг встрепенулась, выпрямилась и как-то зло сказала:
— А знаете, я вор. я однажды кусок мяса украла. В этот день даже хлеба купить не на что было, а пошла к одногруппнице этажом выше, может денег перехватить, или макарон занять, а там из кухни такой запах, кто-то поставил в большой кастрюле бульон варить, сразу полный рот слюны и никого. Я мясо из кастрюли ложкой вытащила, в карман халата сунула и бегом к себе. Там грудинка была, грамм триста, так и сожрали втроем полусырое без хлеба, макая в крупную соль. но это лучше, чем с армянами по кабакам. — замолчала. Хм, был похоже негативный опыт, подумалось мне. Заказал я обед, ладно, покормлю хоть, ну и 200 коньяку.
— А не боишься одна с мужиками в тайгу? — надо потихоньку отговорить, не обижать категоричным отказом…
— Ну вы же мужчина строгий и правильный, я же вижу, в обиду не дадите — вот черт и не возразишь толком.
— А институт как же? Летнюю сессию ведь не сдашь.
— А ерунда, решу как-нибудь или академ возьму. Денег подзаработаю, да восстановлюсь, знаете, как жизнь такая на грани нищеты надоела? Наверное, не хотите брать, думаете молодая слишком, к мамке проситься начну. Да сильная я, ничего не боюсь. — погрустнела.
— А парень у тебя есть?
— Нет. Вокруг моральные уроды, маменькины сынки, да козлы одни, дальше койки фантазии у них не распространяются — не выдержал, отвел взгляд от этих умоляющих глаз.
Начал я ей про бригаду рассказывать, что парни все у меня хорошие, все славяне, женатые. Тут слукавил немного. Второй год работал у меня Сашка, молодой еще пацан, двадцати одного года. Отличный парень, веселый, но пахал как вол, или, как модно сейчас говорить, как раб на галерах, и руки откуда надо растут, и голова светлая, четвертый курс строительного ВУЗа заканчивал. Рассказываю, что в тайге сухой закон у нас. И опять немного лукавлю. Выдавал я по воскресеньям к обеду (после уже не работали), литр спирта из заветной фляги с замком, и больше ни-ни, как не упрашивали. И вдруг поймал себя на мысли, что уже я уговаривать начал. Девчонка, далеко не красавица, но лицо чистое, глаза крупные, зеленные, пухлая нижняя губа придает лицу немного наивное, детское выражение, но притом вся такая ладная, опрятная, женственная. Ну знаете, как пел Юрий Лоза: » И от мыслей энтих, чтой-то поднимается, не в штанах конечно, а в моей душе. «

— А вообще я считаю песню «Над деревней Клюевкой. » шедевром, лучшим примером стёба, или, как сейчас говорят, троллинга над популярным тогда славянским псевдофолькролом, ну кто помнит, сябры всякие и прочие малиновки. Кто не помнит песню — послушайте, только без дурацкого видео, иначе текст теряется. И Лоза тогда другие песни талантливые писал. Куда что делось?
— Теперь он бло-о-огер — издевательски потянул АН. — Такую херню пишет, аж стыдно за человека. Мда. ушла муза, бывает. ушла насовсем, так хоть бы не позорился под старость лет. Да ладно, бог ему судья.

— Александр Николаевич, ты бы не растекался мыслью по древу, так и до рассвета не дорасскажешь. — перебил зять.
— А с рассветом это вопрос не ко мне, а к нашему долбанному правительству, сами запутались и всех запутали с этим переводом часов. Зато теперь в Подмосковье в мае темнеет в восемь вечера, но светает уже в три — разозлился АН.
— Николаич, это ты что ли влюбился? Поясни народу. — я попытался вернуть его к истории.
— Тьфу, придурки. У меня тогда жена уже третьего носила, кака-така любовь. Ладно, рассказываю дальше, попытаюсь покороче, но прошу не перебивать.

Аленка выпила рюмку, поела, раскраснелась, а когда я цифру назвал (даже больше чем планировал), то чуть не задохнулась, уставившись на меня широко открытыми глазами. Но это не всё еще девонька, на возьми, регламент почитай. Прочитала и глубоко задумалась. Откажется, подумалось мне, пошлет и еще и по лицу даст, так и надо мне, старому пердуну, понимал же сразу, что не то.
А она вдруг говорит:
— Это что получается, примерно по 15-20 рублей за час выходит? Я согласна.
Теперь уже я на нее уставился, в таком ракурсе я никогда раньше этот вопрос не рассматривал. Ой, не проста ты девонька, ой не проста. Чего ж тебе в жизни повидать пришлось? Она поняла, что ляпнула лишнее и густо покраснела. Краснеть не разучилась, это хорошо, это просто замечательно.

Договорились на завтра съездить в венеричку к знакомому доктору, чтобы анализы взял и проф. осмотр, так сказать, провел. Сказал, какие вещи надо купить, и чтобы противозачаточные таблетки принимать начинала, не привыкли мы пользоваться в тайге резинотехническим изделием № 2, ну и дал я ей на это 50 рублей, типа подъемных, но скорее, чтобы совесть заглушить, в глубине души надеясь, что не придет. Пришла.

Летели тогда самолетом до Сургута или Нижневартовска, вот бля, не помню уже, куда за день я отправил Саньку, чтобы подготовил инструменты и другое барахло, которое мы хранили там в съемном гараже. Дальше грузились и вертолетом до места. Мужики мои, Аленку увидав, хвосты распушили, так и вьются возле, а она скромно так, глазки потупив, ни на кого не смотрит, лишь односложно отвечает на прямые вопросы. А я уже не нарадуюсь, какой я молодец, такую деваху парням подогнал, явно всем понравилась. Один Санька не вьется, сидит в сторонке, но тоже глаз не сводит, а когда встречается с ней глазами, то как-то пятнами идет. Не обратил я тогда на это особого внимания, ну молодо-зелено.

Не всегда получалось в нужном месте высадиться, иногда за несколько километров до нужной точки и бывало с зависшего невысоко вертолета груз выбрасывать и прыгать приходилось. В первый день всегда суеты много. А место оказалось хорошее, на бугорке, под ветерком, не очень густо растущая лиственница с кедром, бурелома почти нет, ручей метрах в трехстах. Все повеселели, работают дружно, а я хожу места выбираю, где палатки ставим, где туалет копаем, а вот здесь летний душ сделаем, чтобы вода по небольшой ложбинке уходила. Может колодец не копать, а с ручья шланг кинуть, закажем летунам, а потянет ли наш насос, надо бы по карте высотные отметки прикинуть. А Санька недалеко крутится, все на глаза попадается, поговорить что ли хочет? Уйди, не до этого сейчас и так голова пухнет.
А Аленка молодец, уже, и дров натаскала, и в груде тюков котелки и посуду отыскала, и воду принесла, надо бы похвалить. Основную массу тюков и коробов привезут позже, когда стволы свалим и хоть какую-то площадку организуем.
Вот уже и палатки стоят, окопаны по всем правилам, и навес над кухней сделали, и у Аленки варево подходит, скоро ужинать будем. Мужики подтянулись, мол Николаич, ты забыл, что ли, жребий пора бросать на очередность. А Сашка все кругами ходит, словно места себе не находит. Подписал я шесть бумажек цифрами с одного до шести, свернул в комочки да в кепку — подходи по одному. Сашка ломанулся, как молодой лось, чтобы первым тащить, мужики аж заржали, типа вот, как не терпится. И был на его стороне бог, или не знаю, как это назвать — вытащил он бумажку с номером один и аж запрыгал от радости, издав ликующий крик. Серега, которому достался шестой номер, заметно расстроился и начал всячески подъебывать Саньку. Ты мол не слышал, а Николаич себе право первой ночи объявил, так что гуляй Саша, ешь опилки, он директор лесопилки. Но Сашка никак не реагировал, и похоже не слышал вовсе, лишь тупо и блаженно улыбался.

Мне в первую ночь на новом месте, как обычно не спалось, в голове куча мыслей, с чего начинать, что, да как, еще и от Аленкиной палатки всю ночь ахи, да охи, дорвался стервец. Ух, и втащу я завтра Сане, да и Алене тоже, за нарушение регламента.

А утром выползли они из палатки с счастливыми лицами и опухшими губами, и увидел я, как она на Сашку смотрит… Знаете небось все, как влюбленная женщина на своего мужчину смотрит, из глаз словно поток света идет, так они светятся. Вот еще проблема нарисовалась, я аж сплюнул от досады, а Сашка меня глазами нашел и попросил отойти в сторонку для разговора.
— Ну это, значит так… Короче, Любовь у нас… Большая и Настоящая, и больше никто к Алене не подойдет – сперва чуть помявшись, но потом твердо заявил он.
— Ты давай это, сейчас не заводи бучу, вечером после работы соберемся и все обсудим. Без Алены, по-мужски. Бригада мы или где? А пока ни говори никому и ничего. Договорились? – оттянул я проблемный разговор на вечер, потому что и самому надо было подумать. Убирать обоих с бригады? – плохо, впятером точно объект не сдадим, а оставлять их в бригаде, по Сашкиному варианту, еще хуже, парни уже на Алену облизнулись, а тут каждый день перед глазами будет, ревность коллектив убьет на раз. Убирать одну Алену? Тут уже, и Санька, и я кругом виноваты, каюк авторитету. Так и ничего не придумав, решил сперва послушать, что мужики скажут.

Вечером, отправив Аленку мыть посуду к ручью и пока не позовем, не приходить, расселись возле костра. Слово предоставлялось, как обычно по старшинству, так что первый сказал свою горячую речь Александр. Из остальных ничего нового никто не сказал. Сказали, что дурак ты молодой Сашка, жизни не нюхавший, что будут у тебя еще в жизни, нормальные девки, а эта и Крым, и Рим прошла, образно выражаясь, раз поехать согласилась. И напомнили, что и он, и Алена регламент подписывали, а теперь на попятную? Что же ваше слово тогда стоит? Саня пытался возражать, мол, когда подписывал, Алены еще в глаза не видел. Ага, а она, тоже тебя не видела, но на шестерых мужиков подписалась? А ты сейчас только о себе думаешь, а о бригаде? Нам то, что делать, сам знаешь мы не из таких, чтобы друг дружку и деньги в кружку, и Дуньку Кулакову гонять не солидно нам, как подросткам прыщавым… Говорили долго, по несколько кругов, но толку…
Отправил я Саньку помочь Алене посуду принести, а сам мужикам высказал свои мысли и резоны, про то, что непонятно, что нам вообще делать, какие варианты есть еще? Сашку мы не переубедим, да и Аленка про регламент теперь и слышать не захочет.
Предложил я тогда, отложить решение на несколько дней, пусть перебесятся, пупки сотрут, а Сашка и еще что-нибудь, может пройдет тогда их сумасшедшая влюбленность и одумается Саня, а вы потерпите, позавчера только с жен слезли, злоебучие вы мои. Так Сашке и сказал, мол отложили решение на несколько дней.

Но не стали они ждать несколько дней, под утро тихонько ушли в тайгу, послушал видно тогда Александр коллег, понял, что не достучится до наших душ со своими чувствами и принял решение, увести Аленку с глаз подальше. Ну, понятно, не как Адам и Ева ушли голышом, взяли и вещи, и палатку со спальниками, и продукты, и посуду, и топор, и даже небольшую двуручную пилу. Поискали мы их в округе, да бестолково, а до ближайшего жилья по прямой считай 300 км. будет, через тайгу. Подождал я еще сутки, да сообщил по рации о пропаже, без подробностей конечно. Просто – поссорились со мною, обиделись и ушли. Прилетал вертолет, покружил в окрестностях, сказал я летчикам тогда еще про пилу двуручную, что может Саня планировал до реки, ближайшей дойти, да плот сделать и на нем до жилья сплавляться и попросил еще над реками пролететь. Ничего… А мы даже направления не знаем, тут в подмосковных лесах, каждое лето десятки людей теряются, блуждают сутками, а там бескрайняя тайга…
Короче, сгинули они.

Работа дальше у нас совсем не заладилась, да еще расценки снизили задним числом, может из-за Чернобыля, случившегося в том году, может еще по каким причинам, но объект мы не доделали и уже в июле дома были. Бригада развалилась, видимо все подспудно свою вину, в произошедшем, чувствовали, и видеть друг друга не особо хотели, чтоб не бередить. Следователь нас один раз опросил и на этом всё. Я к Сашкиной матери несколько раз заходил, разговаривал, как мог успокаивал, да подкидывал денег и потом еще больше года звонил, теплилась у меня надежда, что объявится сынок. К Аленкиной тоже съездил, а ее оказывается еще в июне похоронили…

Дурак я старый, тогда не старый еще был, но все равно мудак. Не разглядел, не понял, не прочувствовал. Большим начальником себя возомнил, знатоком человеческих душ…
А недавно приходили они ко мне во сне, Сашка с Аленкой. Молодые, веселые, смеются…

АН отвернулся, издал какой-то звук, то ли вздох, то ли всхлип, махнул рукой и ушел по дорожке в темноту…

Все сразу дружно засобирались спать, даже традиционную крайнюю уже пить не стали, да мне и не хотелось тоже. Обычно после бани и выпитого засыпаю почти мгновенно, а тут сна нет ни в одном глазу, все эта история не дает покоя. Отчего-то вспомнился рассказ Чейза «Мертвая яхта», который читал чуть ли не тысячу лет назад, ну, а почему нет, с матерью сыну всегда можно договориться, что она будет говорить, может это и есть скрытый «happy end» для Сашкиной и Аленкиной «love story»? Непонятно правда зачем, очень маловероятно, но почему все-таки нет? Тогда необходимо думать и верить, что всё именно так и было, и до АН утром эту мысль донести. С тем и уснул.
А под утро у АН случился сильный гипертонический криз (первый раз в жизни) и его увезли на скорой в больницу.

Сейчас уже он выписался и дома, надо бы заехать, поговорить по душам, убедить в возможности и правильности моего варианта, чтобы успокоился уже старик…
Но все как-то не соберусь…

Опять о демократии
Я несколько раз слышал в раннем детстве рассказ отцовского хорошего приятеля, скорее, даже друга, о стахановском движении в армии.
Дядя Жора (а имя это производило на меня впечатление чего-то большого, трудно удерживаемого, при этом складного и очень домовитого) служил в армии году в 1935-36. Как раз в это время по великой стране носилось стахановское движение – сделать в разы больше, раньше, сверх плана. И вот дядя Жора, простой парень, никогда у него не было никакого высокого образования, задал своему командиру на политзанятиях вопрос – возможно ли стахановское движение в армии?

Командир, по неготовности к каверзам, не знал политически выверенного ответа:
скажешь «нет» — значит, не поддерживаешь общую линию партии, вдруг да она в этом вопросе как раз «за»,
скажешь «да» — опять впросак можно попасть, потому что как тогда ведь можно действовать не по приказу!

Короче говоря, за несвоевременный вопрос мудрый командир влепил дяде Жоре пару нарядов, именно чтобы не задавался.

А если разобраться – и вопрос хорош, и командир прав. Потому что идти в атаку раньше времени глупо, если все согласовано наверху до секунд, но вот кросс пробежать лишний раз – это, наверное, старшине понравилось бы.

Еще одна короткая история туда же. Мой шведский учитель бизнеса – миллионер с простой шведской фамилией Йонссон (почти что Иванов) – с высоты многолетних традиций социально ориентированного капитализма говорил в эпоху разгула демократических брожений в наших трудовых головах в начале 1990-х, что он часто советуется со своими сотрудниками, и даже принимает их решения.
Но советуется, хитрец, только тогда, когда точно знает, что их мнение абсолютно совпадает с его формулировкой.

Так, помнится, поступил наш начальник, который в своем кабинете вначале сообщил свое твердое и непоколебимое мнение нашему профоргу, а потом тихонько пришел на собрание, сел в задних рядах, и, дождавшись оглашения списка кандидатов в профбюро, «подумав» буквально секунду, воодушевленно воскликнул: «Удачно, товарищи!», радуясь неожиданной «находке» профорга.

Никак не могу принять возможность присутствия демократии на крепком предприятии.
Демократия – это не обсуждение вариантов до принятия решения, что разумно.
Это принятие решения большинством голосов, когда участвуют все трудящиеся, в том числе те, кто ничего в процессе не понимает, но кому на интуитивном уровне от природы прямо-таки «дано» нутром ощущать правильное решение.
То есть те, кто ни за что не отвечает никогда.

Как это было в Свердловском оперном театре лет двадцать пять назад, когда репертуар определяли на общем собрании, а украшение декораций снежинками (возмутительно шестиконечными. ) забраковали бдительные хористки.

Слышали когда-нибудь эти строчки?

«Она клянется: навсегда! —
Не держит слова никогда,
Она едва до двух считает,
Не понимает ничего,
Из целой азбуки читает
Две гласных буквы — А
и
О.»

Так вот. Это строчки из стихотворения Тарковского «Бабочка в госпитальном саду». А первая строчка стихотворения была. «Из тени в свет перелетая». Кто не помнит, именно эта строчка в свое время была лозунгом некоей компании под названием МММ.

Нет, честный всё-таки парень был Мавроди. Сразу всех прямо предупредил. А кто, дурень, не понял, так кто ж виноват?

Вчера. Стою в аптеке. Парень передо мной и мужчина в шляпе, лет 65. Парень подходит к окну
Парень — Здравствуйте. А дайте, пожалуйста, презервативы, как вчера
Мужчина (поправляя шляпу) — Молодой человек, как вчера — уже не будет никогда.

История, которой я не был свидетелем, но её столь долго и так подробно пересказывали в лицах мои сослуживцы, что я был готов съесть, выданные заботливой Родиной, шорты и застрелиться дежурной почтовой печатью. Поскольку в тот день, находясь в наряде, мне пришлось на несколько часов отъехать в ближайший к нашей части городок. Почта у нас была своя, но слепая вера в «дружбу народов» заставляла нашего замполита выписывать местную прессу.

Служили мы тогда в теплом и влажном климате, а местное население в разговоре постоянно норовило перейти с испанского языка на португальский и обратно.

В один из тех славных дней, когда вся часть была построена на плацу, в ожидании развода, на плац не торопясь въехал армейский «уазик», со снятым тентом. В этом неказистом джипе советской армии сидел наш зампотылу в окружении прекрасных усатых парней в панамках и шейных платках, закрывающих их лица, оставив на виду лишь угольного цвета глаза. Для полноты образа бармалеям не хватало лишь красивой полосатой майки. А сабли у них были и одной из них они явно пытались демонстративно побрить интенданта на ходу. Майор сильно потел, но пытался двигаться в такт импровизированной бритве, иначе он рисковал быть отправленным на Родину по частям.

Бравый латинский парень жестами объяснил, что его зовут Хуан и потребовал пять ящиков «калашей» за освобождение офицера. Торговаться он умел и это явно была не первая подобная сделка в его жизни. В советской армии всё происходит вокруг плаца. К плацу же примыкало и строение санчасти. Раздался звон стекла и вылетев вместе с окном рама обнажила нутро медсанчасти. Возвышаясь исполином среди того, что еще секунду назад было окном санчасти, стояла капитан медицинской службы и по совместительству жена попавшего в переплёт офицера. «Отпустите Леню, пидорасы» завопила она, распугав своим нежным баритоном стаи птиц на пару километров в округе.

Посчитав, что офицер и большая женщина в белом халате это больше, чем просто офицер, двое мучач ринулись к санчасти и резво вскочив на крыльцо оказались внутри. Первым делом они обшарили стеклянный шкаф и увидев упаковки с ампулами начали их складывать в свои бездонные карманы. Потом они обшарили жену тыловика, но ввиду её бесконечных габаритов обшаривать её можно было долго.

Непонятная картина складывалась в голове Веника — солдата срочной службы, сидевшего за ширмой в ожидании малоприятной процедуры клизмирования. У Веника был запор. В стране, где тысячи людей ежемесячно умирают от диареи, Веня не мог посрать. Стоит отдельно разъяснить, что Веня был весьма специфический малый, которого родня, по достижении им 18-летия, сбагрила в армию, сочтя за благо применение Вени в качестве армейского турникета, на худой конец штурмового бревна или даже просто бомбы. Родня очень не любила Веньямина, мы тоже его не очень любили, вся часть не любила Веника. А как можно любить солдата, путающего мешок с сахаром и солью во время наряда по кухне, как можно любить отрывающего вентиль вместе с водопроводной трубой во время чистки зубов?! Шум в санчасти он воспринял весьма неоднозначно — он встал. Вы когда-нибудь видели белую тряпичную ширму, обхватывающую тело, обдуваемое приятным бризом из отсутствующего окна? Латиносы тоже, наверное, раньше никогда не видели кентервильское привидение. Что-то крича, они пытались добиться выхода белого призрака. Возможно, для них было бы лучшим выходом потыкать в Веньямина мачете, но они глупо упустили эту возможность. Веньямин, мысля только одному ему ведомыми категориями, к полному ужасу пришлых и военврача, начал движение по приемному покою, будучи облаченным в ширму. Военврач знала, что собой представляет Веня и благоразумно попыталась спрятаться за бармалеями. Фиг ей это удалось.

Грохоча и раскалываясь надвое, верхняя часть деревянного каркаса ширмы похоронила под собой военврача и одного из аборигенов. Другой, видя бесславную гибель своего товарища, попытался скрыться. Но треснувшая ширма освободила Веню и прорвавшись сквозь пелену ткани он устремился к выходу. Как он потом он пытался объяснить: в поисках туалета, поскольку нестандартная ситуация привела его организм к чувству близости полного расслабления. Между туалетом и выходом оказалась тушка латиноса. Именно в таком порядке они и рухнули с крыльца санчасти: поручень лестницы, бандит и сапоги с Веней, восседавшим на плечах у этого самого бандита. Есть такая весьма неприятная штука — «вколоченный» перелом, именно так потом диагностировали латиноса. Видя нездоровый кипеш, уазик подъехал к крыльцу чтобы подхватить своего подельника. Вместо бандита в машину спрыгнул Веня. Удивленный водитель дал по газам и помчался по одному ему ведомому пути. Еще больше удивился бандит, державший нож у горла заложника. Веня обхватил бандита обеими руками, в попытке удержаться внутри «козла», во время его странных траекторий передвижения по территории части. Проезжая под низкорасположенной веткой дерева, Веня мистическим образом исчез из «козла» вертикально вверх. По иронии судьбы вместе с Веней, на дереве повис и бармалей. Наверное, это были единственные в части подтяжки и они оказались на Веньямине.

Уазик упёрся в забор и развернувшись поехал обратно. Даже не знаю стоит ли говорить, что проезжал он под Веней. Такое нарочно не придумаешь. Впоследствии кто-то говорил: подтяжки лопнули, сам Веня утверждал, что он сам прыгнул. Но факт остается фактом: Веня приземлился на капот машины и одним только своим видом окончательно деморализовал противника. Очнувшееся охранение части, наконец таки, занялось своими обязанностями и скрутив всех захватчиков перепроводило их на гауптвахту. Вскоре к ним, в соседней камере, присоединился и Веня, на глазах у всей части, испражнившийся под деревом. Стресс — лучшее лекарство от запоров.

Веню, за проявленный героизм, наградили почетной грамотой и написали благодарственное письмо на Родину. Ответ не заставил себя долго ждать, текст телеграммы от председателя сельсовета был предельно краток и гласил: «Рады. Надеемся останется армии.»

ЗАПИСКИ ЧЕРНЯВОГО РИЕЛТОРА
Сфера недвижимости в России тогда все еще переживала заслуженный бум или даже бум-бум. Мы не были исключением.
Нашему агентству было уже лет пять, и собак которых мы на этом деле пока не съели — оставалось совсем не много. Накопленные за годы интенсивной работы навыки, уже переросли в мастерство и возможность заключать договоры с клиентами на расстоянии, и даже никогда не встречаясь вживую получать «ключи от квартиры» и доверенности на ее продажу.

Мозги перманентно гудели, разогревшись словно в микроволновке от телефона, информация упорядочить которую не было никакой возможности бессмысленными записками валялась по столам, заморачивая на столько, что очередной телефонный номер я свободно мог пытаться набрать на калькуляторе.
Вместе с мастерством и пятеркой лишних килограммов появились желание, возможность и я бы сказал необходимость — «не отрываясь от станка» и еще до обеда, переварить граммов двести пятьдесят сносного коньяка и иногда прогуляться пешком. С одним из таких «ключей от квартиры» в кармане я и пошел прогуляться на расслабоне.

Договор был заключен дистанционно, и хотя с состоянием квартиры мне было все понятно — до показа часто-дотошным покупателям ее нужно было осмотреть. Со слов собственника в квартире давно никто не жил, а сам он находясь от нас за десять тысяч километров ключ нам передал нарочным.
Несколько односерийных домов в пяти минутах ходьбы от моего офиса были близнецами-братьями и отличались друг от друга — только номерами. Видимо когда я еще разговаривал с моим продавцом по телефону — в голове нарисовался какой именно дом мне нужен и хотя на ключе была бирка с наименованием улицы, номерами дома и квартиры, я посмотрел только на последний.

Поднимаюсь на этажи и слегка запыхавшись, вставляю в скважину ключ. Должен отметить что лучшего открывальщика дверей чем риелтор – вы не найдете, ну разве за исключением тех — кто за это же самое уже отбывает в тюрьме. Одна из двух замочных скважин моему увесистому ключу приходилась если и не любовницей – то точно кузиной. Направленный уверенной рукой в цель ключ громко брякнул о стальную дверь и устремился внутрь, отыскивая по ходу точку G.
Я энергично, но тщетно вращал ключ в разных направлениях, под разными углами и на разной глубине, пока не почувствовал что с той стороны двери мне кто-то пытается помочь.

Вдвоем с внезапным помощником у нас это получилось. Едва я успел выдернуть ключ — дверь распахнулась наружу.
Не знаю что бы случилось, дойди ситуация до сравнения боевого мастерства, но в весовой категории моему нечаянному помощнику я явно проигрывал. С двухметровой высоты на меня недоуменно смотрел спортивного вида парень лет тридцати.
— Это ваша квартира?
-Моя, — кивнул парень. — По ходу «догоняя» что ошибся домом, я вертел в руках ключ и смотрел на бирку.
Увидав отражение собственного недоумения на моей безмятежной от коньяка физиономии, хозяин улыбнулся, предоставив мне последнее слово. Я развел руками:
— А я продать ее хотел! – Мы с ним заржали в один голос и я побежал продавать другую.

Давно это было. Или: Долгая дорога домой.
Птиц несет попутный ветер,
Степь зовет живой травой,
Хорошо, что есть на свете
Это счастье — путь домой.
Б.С. Дубровин
Середина восьмидесятых. Перестройка еще не объявлена, страна едина и неделима, оборонка крепко стоит на своих ногах. Мы вносим свой посильный вклад в оборону Союза.
Я уже писал, что инженеры нашего института (надо отметить – перспективные инженеры) очень часто ездили в командировки по всей нашей необъятной стране. Ну, скажу так – поехать в командировку всякий может (а зачастую и хочет), отработать на пять с плюсом тоже все (мы же перспективные), но ведь из командировки надо ещё и возвратиться обратно (в ту заводскую проходную, что в люди вывела всех нас1). А вот тут возможны варианты: срыв расчетных сроков командировки (ну это не критично, особенно если не брать близко к сердцу мнение и высказывания главного инженера в ваш адрес); вместо одного сотрудника домой вернулась телеграмма с просьбой об увольнении в связи с изменением места жительства, места работы и семейного положения (а на свадьбу не пригласил); были конечно и заболевания, и травмы и, курьезные случаи.
Скажу прямо: ну, не везло мне с командировками на Дальний Восток, вот и в этот раз, буквально за день до вылета главный инженер вызвал меня к себе и объявил, что Владивосток может подождать (трепангов, чилимов и морских гребешков всех не съедят), тебя ждет город за Полярным кругом, куча нерешенных проблем, а полярный день и морошка в бонусах. Документацию по изделию и свои личные взгляды на ситуацию во Владивостоке передаешь Владиславу Перевозчикову (он же Вадик, он же Славик), а тебя ждут великие дела рядом с Мурманском, а деликатесные морепродукты заменишь палтусом, которого сам и поймаешь. Короче Владик едет во Владик (Владикавказ тогда назывался Орджоникидзе, и поэтому никакой путаницы не происходило) , а меня ждут морошка и палтусы. С тем и разъехались, вернее разлетелись.
Моя командировка подзатянулась, и каково было мое искреннее удивление, когда на вокзале в Москве ко мне бросился немыто-небритый субъект, со словами: — сами мы не местные, подайте на билетик до дому. Удивление быстро переросло в изумление когда в этом зачуханном полубомже я с некоторым трудом опознал Владика. Удивился и Владик, он тоже не разглядел меня сразу за темными очками и джинсовым костюмом, но удивление было быстро скрыто и он решительно бросился обниматься, но был остановлен моей рукой.
— Прости, Волжанин, я знаю как я выгляжу, но у меня совсем кончились деньги и я уже начал отчаиваться, что никогда не доберусь домой, а тут ты, ты же не бросишь меня здесь?
— Слушай Славка, а что случилось, ты какой-то слегка нестерильный и сильно исхудавший, и вообще, почему ты в Москве, а не в дома? И скажи честно, когда последний раз ты что-нибудь ел?
— Ой, Волжанин, я и не помню уже.
Очевидно, Славик углядел сильное недоверие, даже за темными очками, и начал бормотать какие-то оправдания, но я решительно пресек его и повел его в ближайшее заведение общепита.
Официантка осмотрела моего коллегу с явно выраженным неодобрением, перевела взгляд на меня, сурово спросила: — А платить то кто будет? Я убедил её в моей кредитоспособности, сделал заказ, дождался, отхлебнул кофе, увидел, что за это короткое время Владик (он же Вадик, он же Славик) уже приступил к десерту и спокойно сказал: — излагай, но только внятно, и сразу объясни, ну почему ты не связался с любым московским институтом нашего министерства или через нашу советскую милицию не позвонил в наш доблестный НИИ и не заказал срочный денежный перевод на адрес отделения (до пластиковых карт и внедрения системы Western Union еще очень долго), ведь родная милиция существует еще и для помощи нашим гражданам, попавшим в сложное положение, а?
— Все очень просто, в Москве я не знаю никого, и ни одного института или завода тоже, я ведь в командировки ездил только в Таганрог, Питер, ну еще в Саратов, и вот сейчас во Владик, а перед нашей милицией робею до дрожи в коленках, можно сказать до обморока.
— Ну, а почему в Москве, и почему на вокзале?
— А ты, Волжанин, тоже ведь не здесь должен быть в это время, или я не прав?
— Ну знаете ли, допрашивать потенциального благодетеля как то не очень комильфо, но какие могут быть секреты от коллег, попавших в беду, просто на севера прилетела телеграмма: — после окончания работ перелететь в столицу, на один из наших заводов, а здесь я просто сдавал билет на поезд, потому что уезжаю несколько раньше, завтра, контора разорилась на билет СВ (наверно в городе-герое среди лета выпал снег и Волга покрылась льдом2) вот и все.
— А где ночевать будешь где, на вокзале?
— Слушайте, Владислав, Вы пообедавши, вообще затупили, насовсем, или это пройдет (ну, кровь от головы отлила)? Конечно, я ночую в заводской гостинице, это далеко не «Россия» и не «Интурист», но крыша над головой есть, кровать удобная, да и постояльцы все свои – знакомых куча.
Вот, на вас смотрели как смотрят на материализовавшееся из ничего чудо (ну да чудо, обыкновенное чудо3), а у Славки было ошалелое выражение человека выигравшего в лотерею ДОСААФ4 как минимум «Жигули» (это сложное чувство, когда видишь, уже хочешь поверить в счастье, но нотка сомнения еще звучит в душе). Славка безмолвно открывал рот, боясь задать свой самый главный вопрос, в глазах радость сменялась унынием, уныние глухой тоской, потом опять радость, и так по кругу.
— Коллега, хватит пугать мою нервную систему гаммой твоих эмоций, теперь я некоторым образом должен приглядывать за тобой (ну, так утверждают китайцы), поэтому выпиваем по рюмке коньяка, ты успокаиваешься, рассказываешь свою одиссею, потом звоню главному инженеру, и все решается: появляются деньги, гостиница, билет домой. А главный инженер перестает пить валидол на завтрак, обед и ужин, засела у меня в голове твердая уверенность, что ты потерялся, или я не прав?
— Да, ты прав, только возьми по две рюмки коньяка, а то мне как то неудобно рассказывать, особенно тебе.
— Учти, Владик, рассказывать главному инженеру будет неудобнее и причем намного, он вообще иногда начинает сомневаться в умственных способностях рассказчика, причем не про себя, а вслух, причем так виртуозно сомневается, что у провинившегося появляется комплекс умственной неполноценности, который излечивается, ну очень медленно. Короче, покайся и будет тебе легче, и кстати почему именно мне неудобно рассказывать о своих подвигах, вроде я не смеюсь над больными и убогими.
— Ладно, начинаю, ух, а коньяк хорош, начинаю и расскажу всё!
— Да, звучит как угроза, всё молчу-молчу, весь обратился в слух.
И Славка начал рассказ. Далее с его слов.
В командировку собрался за один неполный день, и в четыре после полудня я уже сидел в самолете на Москву. Короткая пересадка, встреча с коллегами, и другой самолет уносит нас в далекий Владивосток. Коллеги, особенно «Батька» (прозвище начальника командировки), удивляются, ведь ждали они тебя, а тут я. Прилетели, и как обычно сразу на объект, подключились, начали работать, отработали программу на сто процентов без единого сбоя и начали собираться домой, а на меня навалилась тоска. Ну что я видел, ну погуляли по городу, ну поели морепродуктов, разок в море окунулись вот и все. А мне всегда хотелось путешествий, романтики, а не получалось никак. Вроде едешь в Ленинград, а в результате – Кронштадт, сплошные камни и марширующие матросы. Собрался в Саратов – сел в поезд, проснулся уже в городе, день на заводе и обратно, в Таганроге тоже только институт. А на работе еще хуже, все ездят надолго «Батька» весь Союз объехал, Морошко (еще один сотрудник) – тот в двух экспедициях побывал, ты постоянно то в Питере, то на Кольском, то тебя на две недели в Севастополь, а в отпуск вечно в тайгу. Когда вы все в курилке начинаете рассказывать свои байки, то у меня просто нервов не хватает, а тут Дальний Восток и перспектива посмотреть всю страну, если поехать на поезде. И представляешь удача на моей стороне – одного билета на самолет не хватает, как раз на меня. Я сразу к «Батьке»: разрешите на поезде. Тот как то странно посмотрел на меня, спросил: — что, страну решил посмотреть, ну-ну. И я поехал, правда не принял во внимание, что в пути он пребывает почти восемь суток5, и погода на всей стране летняя – от теплой до жаркой, а в общем – сиди и смотри. Первые сутки я пребывал в эйфории, потом эмоции поулеглись, и я начал задумываться – а не закралась ли в расчеты маленькая ошибка. На третьи сутки уверенность в ошибочном расчете стала стопроцентной, и для снятия депрессии я пошел в вагон-ресторан, чтобы выпить и закусить. Тоска отступила, спалось хорошо, даже на Байкал посмотрел с удовольствием. После очередного приема антидепрессанта я проснулся с дикой головной болью, тут же сердобольный сосед озвучил мне лучший рецепт в данной ситуации – горячая солянка и 150 граммов. Как ни странно, но помогло – солнышко стало светить ярче, поезд помчался быстрее, мелькнула мысль: — а жизнь то налаживается, захотелось немного продолжить. Проснувшись после продолжения банкета я начал испытывать смутный дискомфорт, во первых очень тепло в вагоне, во вторых странное чувство потери чего то очень-очень нужного. А, ладно сейчас прогоним дискомфорт проверенным способом и снова оживем. Официант как то странно посмотрел на меня, пробормотал невнятно: — наверно с приисков, ишь как банкует. После здоровый сон. Следующий заказ тоже не удивлял своей новизной – горячая солянка и 150 граммов, удивило желание официанта рассчитаться сразу, обиженно пожав плечами полез за деньгами, деньги были, но количество их очень сократилось, да и качество оставляло желать лучшего, в пересчете на солянку было: полторы порции, один салат и 3х150 гр. Больше денег не было. Дополнительно отсутствовал билет на поезд Москва – Волгоград, а это серьезно нарушало мои планы. Впереди почти трое суток, ну и ладно – неприятности надо решать по мере их поступления, тем более на работе я постоянно слышал твое «Упремся-разберемся», вот и решил: все разборки на потом, сейчас время хорошего настроения. Проснувшись стал подводить промежуточные итоги. Итоги выглядели довольно уныло: деньги, 24 копейки, зажигалка, паспорт, чайная ложечка, складной ножик и ключи от квартиры, вот и все. И билет никак не находится. Попытка занять денег у моих соседей понимания тоже не нашла, да, много у нас в стране равнодушных людей. Зато проводница поила чаем с печеньем, и официант тоже не забывал – раз в день приносил порцию солянки, правда без антидепрессанта (что поделать, даже у хороших людей есть изъяны). В свободное время много читал, у проводницы нашлось две книги «Что делать» и «Преступление и наказание», в школе не прочитал, а в поезде пришлось, Достоевского аж два раза подряд. Потом вокзал, стыдно сказать подходил к очереди в билетные кассы – просил денег на дорогу, не ел, не пил, почти набрал на плацкартный билет, а их почти на месяц вперед нет, . А сегодня утром вышел на воздух и накатило предчувствие близкой удачи, возвращаюсь в вокзал – вижу навстречу мне идет парень в джинсовом костюме, с кейсом и сразу видно, что у него все в порядке – улыбается и вроде даже песенку напевает, я к нему, а это ты.
— Да, это я. Пошли звонить в наш институт, только скажу сразу, с главным буду общаться без тебя, но и почему ты остался без денег я ему не скажу, скрою эту страшную тайну, и тебе тоже рекомендую, ведь услышит эту историю наш супердуэт Морошко – Скрипка (Хазанов и Иванов6 нервно курят в сторонке) и станешь ты знаменитым не только в институте или на заводе, нет весь город-герой будет показывать на тебя пальцем, а за спиной твоей будут шептать: – Это он потерялся в Транссибирском экспрессе. Пошли. Вот так.

Примечания:
1. Слегка перефразировано из х/ф «Весна на заречной улице».
2. Перерасход командировочных бухгалтерия сильно не любила (простому инженеру, даже перспективному СВ не положен).
3. Цитата из телефильма «Обыкновенное чудо».
4. Популярная в СССР денежно-вещевая лотерея.
5. Это в середине 80-х, сейчас быстрее.
6. Александр Иванов, ведущий телепередачи «Вокруг смеха.
P.S. Ну конечно, половина института узнала про «Одиссею капитана Перевозчикова» на следующий день после нашего возвращения из Москвы, остальные через два дня, узнал ли город-герой на Волге, не знаю, зато по нашим институтам, заводам эта история превратилась в легенду. Главный герой получил прозвище «Потеряшка» и это прозвище жило еще лет десять, рассказчик был назван «Спасатель», веселились над обоими. Морошко — Скрипка сумели подписать приказ у главного инженера приказ, в котором запрещались все командировки инженера-конструктора второй категории Перевозчикова В.К. за пределы проходной сроком на один год. Ко мне подходили, здоровались, а потом вполголоса говорили: — Я, теперь свою правую руку месяц мыть не буду, ведь я поздоровался с самим «Спасателем», который нашел и доставил «Потеряшку» домой.
P.P.S. А на Дальний Восток я так и не попал.
Волжанин

Навеяло вчерашней историей про фарцовщика.

Ах, молодость.
Помните ту историю про еврея, чиновника в министерстве торговли, которого СССР послали в Южную Америку продавать советские бананы?
Так вот, после того как поступил заказ на покупку банан в любом количестве, он вернулся в СССР с почестями и на вопрос «КАК?!» сказал, что самое тяжелое было построить парламентскую систему, чтоб провели закон о закупки банан.

Израиль, 1989. Я в 8 классе. Очень нравится девочка Оснат (умная, фигуристая и высокая зеленоглазая красотень — мечта). Денег чтоб приглашать на мороженное и в кино нет от слова совсем. Ограничиваемся парками и прогулками. У матери вдовы, которая работает 12 часов в сутки в школе и в продленке язык попросить не повернется. А к моей Оснат уже подкатывают дети зажиточных ашкеназим, но она что то им отказывает.
Начинаю думать, а что делать то?
Посмотрел, что у меня есть. Так, есть небольшая коллекция монет (дешевые монетки из экзотических стран). А что если. Не, не получится. а может все-таки да?
На следующий день ко мне при всех обращается одноклассник, Амит, крупный парень, любимец девушек, один из «королей» класса:
— А у тебя есть ещё филиппинские монеты как та, которая ты мне продал вчера?
— Конечно, а сколько тебе нужно?
— Вот хочу всю серию.
— Есть, конечно, 10 шекелей.
— 8.
— давай за 9.
— Ок, договорились.
Другие парни: Амит, а что за монеты?
— Да вот, смотри, квадратные, никогда такого не видел.
— Да? Алекс, а у тебя есть ещё?

И пошло поехало. Когда любимцы класса чем то занимаются, это подхватывает других. Раз в неделю я ехал в Тель Авив на встречу коллекционеров, покупал монеты и продавал с наваром примерно 20-30%. Потом перешел на более серьезные монеты и банкноты, торговля шла уже на сотни шекелей в неделю, я зарабатывал почти как мать, оплачивал все счета в доме и примерно треть ипотеки.
А главное, к Оснат уже никто не подкатывал.
И все что мне стоило это дать Амиту 50 шекелей за хорошо сыгранный спектакль

Хорошо и приятно иметь у себя чистый нос. Не забитую непонятно чем удушливую сопелку, а замечательный, открытый всем проточным ветрам шнобель.
Видимо, этим руководствовался мой сосед по заднему сидению в автобусе, уносящем нас на очередную трудовую вахту. Я никогда не думал, что с помощью обыкновенного платка и такого довольно примитивного духового инструмента можно извлекать «чарующие» трубные звуки диапазоном в четыре октавы. Но он был профессионалом.
В салоне холодного «ПАЗика», интуитивно сжимая булки перед каждым до боли знакомым ухабом, тряслись тридцать одинаково понурых работяг. Каждое утро непреодолимая сила сгоняла их чуть свет на автобусные остановки, чтобы этот автобусик без опознавательных знаков принял их в своё неласковое нутро и повёз «на площадку». Тридцать зомби-сектантов в разной степени сознания рассаживались по навсегда определенным местам и 50 минут раскачивались в такт дороге и «трубачу», создавая эффект присутствия на сеансе Кашпировского.
Мой сосед, молодой парень, которому при рождении достались весьма скромные физические данные и несовместимое с жизнью в российской глубинке имя Альберт, не смог добиться желаемого эффекта с помощью платка, поэтому в ход пошли пальцы. Меняя тактику, методику и руки, помогая себе изуверской мимикой, Алик стремился к успеху. В носу что-то чавкало, но не поддавалось.
За рулём морозно-стального «ПАЗика» сидел неизменный, выкованный из того же материала человек-водитель с гордым именем Раф. Знатоки отечественного автопрома шутили про этого татарского чудо-кентавра, что когда едешь на «ПАЗике», всё равно немножко едешь на Рафике. Но сейчас в салоне шутить было некому. Пассажиры находились в особо-пограничном состоянии анабиоза, когда пытаешься обмануть свой организм и засчитать эти пятьдесят минут в пользу мягкого домашнего сна, а не сурового трудового бодрствования. Однако, риск удариться виском о стекло или свалиться с кресла в проход позволял отключить не больше одного полушария одновременно.
Альберта в своей жизни я видел только в двух состояниях. Когда этот жук-носач не занимался своим любимым органом, он впадал в стадию личинки и спал. Даже, когда мы садились на одной остановке, он умудрялся заскочить в свой уголок на заднем сидении за 5 секунд до меня и вырубиться, прижав голову к стенке. Причём, в отличие от остальных человекообразных в этом салоне, он без всякого притворства «мял харю» со всеми сопутствующими примочками: похрапыванием, бормотанием и пусканием слюней на грудь. Но сегодня мне так не повезло.
Когда наш юный исследователь недр снова вернулся к продувке и протяжке, я, негромко, чтобы не разбудить дремлющих вокруг сослуживцев, сказал: «Слышь, хорош уже! Двадцать минут ковыряешься!». И тут же, без промежутка, спереди раздалось видимо давно вынашиваемое: «Вот именно! Сколько можно?! У некоторых секс бывает короче!». На что бас справа веско подытожил: «Ну, может, и не короче, но ты, Алик, уже реально затрахал!».
Дальше ехали в тишине. Спать оставалось полчаса.

Спасешь кого-то от проблем
А он чудак на букву М.
(Cynic)

Дело было в Лондоне. Зарабатывала я тогда немного, взяли меня интерном в отдел программирования, рабочая виза наглухо привязывала меня к месту работы, поэтому «за идею» я работала долго. Снимала комнату в убитом районе, населенном отбросами общества, а именно, белыми на пособиях. Да не просто отбросами, а коренными англичанами, никогда и нигде не учившимися, из тех, которым лишь бы поорать «понаехало вас тут», и которые верят, что государство им должно от рождения. Это не наезд на англичан, такие люди есть в любой стране.

Мой дом целиком сдавался по-комнатно — в основном там жили поляки, работающие на стройке. Они частенько заскакивали ко мне стрельнуть сигарету или просто звали потрепаться на кухне. Кроме поляков в нашем доме доме проживал и англичанин, над которым мы дружно посмеивались. Обиженный он всегда какой-то ходил, сторонился нашего веселого коллектива. Но, не суть.

. Как-то вечером я возвращалась с посиделок тех. отдела домой, из центра города в свои периферии. Была я слегка навеселе, в состоянии, когда идешь еще ровно, а море уже по колено. Доехала на метро, а дальше решила прогуляться пешком, чтобы проветриться перед сном. Когда проходила мимо автобусной остановки, ко мне подошёл парень, из тех, кому не задумываясь навесишь ярлычок «маменькин сынок»: круглый такой, плюшевый и безобидный. Несколько заикаясь, на ломанном английском, он меня спросил, как проехать до района Кройдон. Честно сказала, что в это время суток — никак, а пехом туда далеко.

И вот тут к этой потеряшке вразвалку подруливает явно обкуренный пацан и выдает: «Братан, ну мы ж сказали, мы тебя подбросим. » Приколовшись про себя, куда они в таком состоянии поедут, я, весело насвистывая, отправилась дальше. Слышу, пупсик-потеряшка за мной бежит: «Я, — говорит, — боюсь с ним оставаться.»

«Дык, — отвечаю, — ясен пень, я бы рядом с ним тоже на скамейке не присела. Лады, как говорится, не ссы, давай проверим, бегают ли ещё трамваи, я тя провожу, я тут всё знаю.»

«Окей, — рассуждаю я вслух, — дай-ка я тебя хоть из нашего района выведу, не хочу брать грех на душу, не бросать же тебя на съедение белым папуасам. » Топаем дальше.

А навстречу по другой стороне улицы прётся толпа уже не просто обкуренных, а, кажись, поверх капота залитых пивом. как-то вот сразу видно, что одним косяком у них дело не обошлось. Толпа в целом тихая, глазки стеклянные, но один буйный — размахивает руками, кричит, что всех ненавидит, весь мир гавно и он всех убьёт! Я своему плюшевому пупсику тогда говорю: «В глаза психу не смотри, иди рядом. болтаем, как будто ничего не происходит.» Пупсика тут же переклинивает — встал, уставился на толпу, как кролик на удава, пошевелиться не может. Обкакался, в общем.

Буйный же радостно сворачивает к нам и начинает разговор по понятиям с «моим кавалером». В состоянии эйфории — «вот она долгожданная жертва» — псих начинает подпрыгивать как боксер на ринге и призывать к бою. Пупсик похоже уже и дышать от страха перестал. Боксер тем временем предлагает выяснить, кто из них круче, на травке, и упрыгивает с тротуара на газон рядом. Продолжает размахивать кулаками и орать что-то типа: «Давай, как настоящий мужик!»

— НУ ДАВАЙ, — говорю я, и иду к нему на газон. В голове прикидываю, насколько он крупнее и выше меня, как сильно пьян, и каковы мои шансы, если дело дойдет до драки. Но делать, как говорится, что-то надо. Промелькнула мысль, не зря же я самбо в детстве занималась.

— Не, ну ты баба, я с тобой драться не буду, пусть этот сюда идет! — вопит псих.

Немного отлегло: «начало хорошее, со мной драться не будут».

А потом я его ласково заболтала, рассказав, что до ближайшей станции метро совсем близко, и там он встретит братьев по разуму. «и ментов» — подумала я про себя. Гамадрил упрыгал в сторону метро, утащив за собой свою стаю.

Утерев пот с лица, возвращаюсь к своему приобретению, беру его за ручку, довожу до границы нашего доброжелательного района. «Дальше, — говорю, — ты сам, дальше места тихие.»

И вдруг он меня обнимает, причём крепко так. «Вот нифига себе обосрался мужик, — думаю, — это у него от страха.» И пока я терпеливо жду, когда его отпустит, он хватает меня за грудь. Я вообще обалдела, какого хрена я это чмо спасала. в общем, только поэтому я его и не ударила, вроде как спасла же. Отправила его дальше одного.

Домой я пришла поздно, все уже спали. С утра, как обычно, курили с поляками на кухне и хвастались, кто как закончил трудовую неделю. Рассказала им про подвиги предыдущего дня. Да лучше б не рассказывала! Обстебали они мою историю по полной, ломанулись ко мне в комнату с воплями, что я себе ухажёра нашла, ведь сто пудов не устояла от его заманчивого предложения, и сто пудов они найдут его под кроватью.

А русские в офисе с тех пор прозвали меня «Тимур и его команда».

Была у меня как-то хорошая знакомая (в смысле, хорошо общались), назовём её Настя, которой, скажем так, нравилось вести активную половую жизнь с разными партнёрами. Так вот, как-то мы увиделись с ней случайно, разговорились. Узнаю, что у неё появился постоянный парень, что они любят друг друга, все дела. Хорошо, говорю, если так, и спрашиваю в шутку:
— Что, даже изменять ему не будешь?
И тут она мне выдаёт эпическую фразу, которую смело можно заносить в «цитаты великих . «, кхм, сами слово подберёте в общем)):
— Буду, но так как я его очень сильно люблю, то он никогда об этом не узнает.
И через какое-то время они поженились.

«На жадину не нужен нож — ему покажешь медный грош и делай с ним что хошь» пела лиса Алиса, а у меня не было ни ножа, ни даже медного гроша.
Так уж вышло, что в течение большого периода времени я не могу работать. Жизнь штука мало предсказуемая, а у творческих личностей и подавно.

Внешне, во всяком случае, для моей семьи ничего не изменилось — я так же вставал утром и возвращался вечером, два раза в месяц исправно внося заработанное в семейный бюджет. Перебивался настолько случайными заработками, что наверное не осталось технической профессии, которую я бы не попробовал.

Каждое утро я уходил в свой «офис». У любого мужчины, чтобы не сойти с ума, должно быть такое место, где можно отвлечься от реальности — гараж или мастерская. Уже 20 лет моим офисом была комната в мансарде полузаброшенного НИИ, за аренду которой на протяжении всего этого времени я платил фиксированную ставку — 5 бутылок водки в месяц. Менялось время, менялись соседи, менялся я, но ставка оставалась прежней. До декабря 2017 года. Местный комендант, ведавший этим зданием, ушел на покой и новое начальство дало мне время до нового года освободить помещение.

Нищему собраться -только подпоясаться. Имущества у меня особо не было: резные фигурки на полке, надувной диван и пару ящиков старого компьютерного железа. Фигурки я вырезал ножом из бакелита, получалось что-то вроде нецке. На иные фигурки у меня ушел не один месяц труда. Иногда я их дарил кому-нибудь, но никогда не продавал.

Я решил сложить фигурки в имевшийся ящик, для чего пришлось вынуть из него компьютерные железки. Что делать с которыми было совершенно не понятно- 10 лет назад они были топовыми, сейчас же это рухлядь. Глядя на детали сам не заметил как руки на автомате собрали из них компьютер. Материнская плата 58-ой серии 2008 года, процессор, две пары видеокарт 5770 и 285 gtx, жесткий диск всех времен и народов фирмы Maxtor производства 2007 года и 4 гига самой шустрой памяти тех лет, геймерский корпус. В то время такая сборка потянула бы тысяч на 5 евро, сейчас она стоила столько же, но в рублях. Время было такое. Комендант попросил тогда меня приютить в моей комнате на ночь парнишку наркомана. Этот парень потом и таскал мне неведомо откуда запчасти для компьютеров, зачастую новые в коробке. Я их ставил в компьютеры клиентам, а прибыль делил пополам с этим парнем. Он ночевал, играл на компьютере, а утром уходил, последний раз я его видел в феврале 2010-го. Надеюсь у него теперь все хорошо.

Компьютер сфоткал и вывесил на доску объявлений. Цену указал — договорная. Уже через час на второй телефон стали сыпаться sms и звонки. Люди интересовались характеристиками и жаждали подробностей. Что-то меня перемкнуло — ну не может такая старая железка вызывать столько интереса. Что-то же их привлекло. Но что?!
Сняв крышку системника ответ пришел сам собой — 4 старые мощные видеокарты или вероятно, то с чем они связаны.

Через минуту я уже удалил объявление и повесил новое продается мол старый компьютер фотки внутренностей прилагаю, что там и как не знаю потому что компьютер не мой и запаролен, хозяин не появлялся с 2010 года. Исправив время на 2009 год, отформатировал жесткий диск компьютера и установил старую ubuntu на зашифрованный десятизначным паролем диск, после чего вернул время обратно. Вставил новую симку и стал ждать звонков. Вместо звонков случился телефонный водопад. Я три или даже может четыре часа провел на трубке — один звонок сменялся другим. Поэтому я просто стал отвечать, что желающих купить много и я продам компьютер тому, кто предложит большую сумму. Назначил время аукциона, назвал адрес после чего заткнул за пояс моего рабочего комбинезона нож для резки нецке и стал ждать покупателей.

На «аукцион» пришло четверо. О, этих ребят я узнаю сразу по мимике. Торгаши еще с того старого тушинского радиорынка. Жадность помноженная на бессовестность. Продать сломанную вещь, потом выкупить её задешево и снова продать как рабочую это про них.

Гости посмотрели компьютер и в один голос вторя друг-другу стали мне рассказывать какое всё старое. Я сказал: знаю, что старое — хозяин компа мне тогда столько электричества нажог, я заебался с местным электриком улаживать. Что было правдой — реально было холодно и мы грелись включая компьютер. Первый предложил аж тысячу рублей и протянул руку для совершения сделки. Старая уловка мошенников — пожмешь руку и обратного пути уже не будет. Я молчал. Тут проснулся второй и словно нехотя сказал, что ему приглянулся жесткий диск и он помня те древние времена очень хотел бы иметь в своей коллекции такой — полторы тысячи. А дальше был цирк: каждому из этих людей был «совершенно не нужен этот компьютер, но ведь это дело принципа — не зря же ехал». Так цена незаметно сначала выросла до 10 тысяч, а через 10-15 минут уже и до 100. Я молчал, всё происходило как в театре. Они торговались между собой всё еще веря, что кто-нибудь из них отступит.

Пришло еще двое задержавшихся покупателей, узнав суть разговора, сходу прозвучала цифра 200 тысяч. Наступила тишина. Уже никто не делал вид, что он здесь случайно. Некоторые из покупателей, как оказалось, знакомы между собой. Ситуация меня немного напрягала, ведь они могли попробовать решить вопрос силой поэтому я периодически задумчиво демонстративно чистил ногти ножом.

Двое покупателей из первой группы скооперировались и предложили 300. В ответ прозвучало 350. Еще несколько пререканий и взаимных угроз набить морду из-за работы на чужой территории и цена выросла до 600 тысяч рублей. Но произошла заминка — гость, предложивший эту сумму попросил подождать пока её привезут. Никто не уходил -все ждали развития ситуации. Привезли деньги на удивление быстро.

Пересчитав и проверив деньги я отдал компьютер победителю торгов. Толпа покинула мой офис.

Попрощавшись со всеми, я с улыбкой у открытой двери слушал как с лестницы доносились удалявшиеся умоляющие голоса: Мих, ну давай по-братски, когда пароль подберешь зашли мне потом 10 биткоинов.

xxx: есть у меня знакомая, в жизни которой было 2 фейла
xxx: первый был когда она бросила парня из-за того, что он мало получал (сама при этом не работала никогда) и переселилась жить к своей маме
xxx: второй — когда этот же ее бывший парень внезапно стал много зарабатывать, а когда она попыталась к нему вернуться, то послал ее ко всем фигам
xxx: Разумеется, виноват остался во всем парень.
yyy: «В любой непонятной ситуации виновата не я» — вероятней всего кредо ее жизни =)

Парочка занимается любовью в машине. В стекло стучит полицейский.
— Что вы здесь делаете? Парень опускает стекло.
— Трахаю свою подружку.
— Хорошо. — говорит полицейский, — следующая очередь моя.
Парень:
— А это мне нравится, я еще никогда не трахал полицейских.

Поделюсь-ка я пожалуй ещё вот такой аудиторской историей что мне рассказали на одной конференции. Расследования тут никакого по сути то и не было, и всё же мне история показалось интересной. Может быть она кому-то и послужит добрую службу.

Начало 90-х, Вилкс-Барре, глубинка Пеннсильвании. Может лишь немногие кто интересуются историей знают что именно там когда-то родилось кабельное телевидение, а так более нет там ничего особенного, типичный городок на 40 т.ч. в бедном регионе. Если кто смотрел фильм «Охотник на Оленей», тот сможет его себе представить (правда в фильме показан другой город). Но когда-то Вилкс-Барре гремел на всю Америку как центр угольной индустрии и большинство мужского населения работало в шахтах. Несколько десятилетий антрацитовые шахты кормили и поили город, но время взяло своё. Угольный рынок угасал, многие шахты закрыли, молодёжь уезжала за большой деньгой и население сокращалось. В начале 90-х большую часть населения в городке и пригородах составляли пожилые и старики.

Каждый месяц они терпеливо ждали пенсионные чеки от государства и от угольных компаний и начинался ритуал. Из пригородов старички и старушки садились в свои Шевролеты Каприс, Крайслер Плимуты или Понтиак Бонневилли и ехали центр городка. Те что жили в черте города шли в центр пешком. Первым делом они шли в банк дабы обналичить чеки. Люди они были закалки старой, предпочитали наличные и не доверяли глупостям типа кредитных карточек и чекам. Нал это нал, его можно пощупать, можно под матрас положить. Старички получали несколько купюр от своих супружниц и шли прямиком в свой любимый бар.

Там собирались друзья и говорили за жизнь за кружкой пива и бильярдом. А тем было немало, ведь надо было ещё раз обсудить преимущество добротных американских машин 1970-х годов перед этими куцыми нынешними Хондами и Маздами, вспоминить армию и работу на шахте, посетовать на погоду и ревматизм, матерно обругать правительство, сказать что вообще каждый президент просле доброго старого Айка слюнтяй и слабак, похвалиться новым ружьём, и перетереть косточки новому тренеру местной футбольной команды.

У старушек тоже дел было не мало, прикупить продуктов, заскочить в парикмахерскую, поболтать с подружками в D’s или Parkway Diner, и конечно заплатить по счетам. Как часть ритуала ходили они в по офисам и платили за воду, электричество, газ, телефон, телевиденье, итд. Платили наличными конечно. Раз, это безусловно надёжнее, отдала денежку из рук в руки, получила квитанцию. И два, можно и подружек увидеть, да и с сотрудниками в тех офисах что знаешь годами парой слов перекинуться. А что денежку они платят сейчас, а не когда день оплаты счёта подходит, это не важно. Многие вообще просто предоплату за месяц вперёд вносили. Ведь удобно, один раз обошёл всех, заплатил, и месяц спи спокойно. А через месяц любой плюс/минус подкорректировать можно следующей оплатой.

Работала скромным клерком в одном из офисов некая дамочка по имени Бетти, принимала платежи за электричество. Знало её полгорода, ведь платежи ей несли годами. В былые времена старушки пытались познакомить с ней своих сыновей или внуков ибо дамочка она была видная. На это она шутливо отмахивалась, а вот замуж она так и не вышла, не сложилось как-то. Теперь с ней старушки просто лясы точили про разные женские всякости.

Наша Бетти была трудоголичной, в отпуска не ходила. Летом и зимой, в снег и гололёд, она всегда на работе, первой приходит, последней уходит. Аккуратная, ответственная, добродушная, приветливая — чудо, а не работник. Менеджеры на неё нарадоваться не могли, фотографию на доску почёта повесили бы, но традиции такой не было. Периодически менеджеры её в супервайзеры пойти уговаривали, денег больше, карьерный рост, молодёжь учить будешь. Но Бетти скромница такая, отнекивалась, мол нет у меня образования такого.

Было у Бетти всё как у всех, домишко, участочек, амбар-гараж, машинка. Никаких изысков, глаз положить не на что. Впрочем она никого к себе и не приглашала. Лишь одна страсть у неё была, мотоцикл. В сезон каждые выходные она выезжала на своём двухколёсном друге, делала кружок по городу и ехала куда глаза глядят. Продолжалось так годами.

И вот однажды понедельник, начало месяца, типичное утро, а Бетти нету. Старушки со счетами на оплату столпились, сотрудницы в недоумении, менеджер в беспокойстве. Где же Бетти, она же первая завсегда? И тут входит наша героиня, вся в гипсе. Правая рука вся обмотана, лишь кончики пальцев видно, на шее фиксатор, на лице места живого нет. Охи, ахи, как же так? Оказалось Бетти наша, хоть и опытнейшая мотоциклистка, не вписалась в какой то поворот, то ли ехала быстро, то ли дело после дождя было. Пятница вечер, место не людное, но подфартило, кто-то увидел и скорую вызвал, в госпиталь отвезли. Врачи тоже сказали что повезло, хоть и покоцало её сильно, но могло быть хуже. Денёк она в госпитале пробыла, потребовала выписать и на работу заявилась.

Менеджер глядя на неё заругался, «ты что, белены объелась что ли? А ну марш домой, отлеживайся.» «Я могу работать» стонет Бетти, «как же клиенты? Начало месяца, горячая пора, не гоните меня.» «Дурочка» увещивает менеджер «тебе отдых нужен. Ты сумашедшая что за руль села в таком состоянии. Брысь отдыхать. У тебя одна рука вообще не действует. Что за дурацкий героизм? Девочки тебя отвезут. А за работу ты не переживай, я сам за твоё место сяду и всю работу буду делать. Домой немедленно.» Бетти плакала-рыдала, но менеджер был неумолим. Пригрозил что бы раньше чем через неделю её он не видел, а то и дольше. Пора наконец отпуск заработанный за годы использовать.

Все повосхищались верной и трудолюбивой Бетти и за работу принялись. Менеджер парень слова оказался, действительно на её место сел, «давайте милые старушки, несите платежи.» Вдруг странность, старушка предоплату за следующий месяц суёт, он по системе смотрит, а у неё ещё прошлый счёт не оплачен. «Дорогая миссис Смит» говорит, «»ваш платёж за прошлый месяц не поступал ещё. Как хорошо что вы пришли, ибо у вас всего два дня осталось.» «Что ты сынок» старушка удивляется, «у меня маразма нету. Я каждый месяц предоплату вношу, как часы.» Менеджер упирается, «вы на систему посмотрите, у нас всё чётко, как в банке.» Старушка в крик » я уже 10 лет Бетти каждый месяц платежи предоплатой отдаю, а он мне голову дурить будет.»

Менеджер смутился, молодой парень ещё. «Ах извините, подождите пожауйста секундочку. Мы всё проверим. Дайте только я вот этих двух дам обслужу быстренько, что бы они не ждали.» И что же вы думаете с этими дамами та же хрень. В системе указано что они ещё за прошлый месяц не заплатили, а они деву Марию в свидетели призывают и клянутся что оплата была. Тоже дескать Бетти самолично денежку отдавали. Менеджер красный как рак, быть такого не может. Тут уже очередь собралась, бузотерят, свяжись только с старыми перечницами, небо в овчинку покажется.

«Дамочки, милые» молит менеджер. Дайте пару часиков разобраться. Система гадская кажись глючит. Прийдите через пару часиков, после обеда. Всех обслужу, во всём разберусь» Уговорил короче. Всех сотрудников напряг, что за глюк. «Когда вам предоплаты дают, тоже оплаты за прошлый месяц не видно?» «Нет, у нас всё ровно.» «Где Бетти отчеты и копии счетов о клиентам держит?» (времена были ещё полубумажные, на каждого клиента папочка). «Вот шкаф стоит». «А ключ?» «А ключ у Бетти, она его никому не доверяет.» «Тоже мне секреты, а ну слесаря сюда.»

Шкаф вскрыли а там, счета и папочки клиентов не по алфавиту держит, а по датам. И к каждой дате записочка с именами клиентов и суммами. Что за хреновина. Начал копаться и вызвал аудитора из местного офиса. Оказалось что добропорядочная и трудолюбивая Бетти, не совсем уж добропорядочная, хотя несомненно трудолюбивая. Этакая хитрюга, просекла тему что очень многие старушки дают предоплату по счетам. Эти деньги она клала себе в карман, благо это нал, а так как деньги по счетам поступали постоянно, она новыми деньгами перекрывала украденные как можно ближе к дате оплаты. Когда требовались ещё деньги, она просто брала у новых и новых клиентов. Так как общее количество клиентов что она вела было ограниченным, то вскоре она выбрала всё что могла, и с тех пор всё время дрожала от страха и половину рабочего времени у неё занимало то что бы правильно по датам разнести оплаты тех клиентов чьи деньги она взяла, да и в суммах бы не ошибиться.

Поэтому она выходных да отпусков годами не брала, ведь если кто либо ещё её работу делать будет вся схема наружу выплывет. А так как доступ у неё был и к системе, и к деньгам, и к папкам клиентов, и квитанции она выписывала, то творила она что хотела. А вот замуж она никогда не вышла, боялась что нибудь её тайну узнает. Когда разобрались, оказалось что за долгие годы она украла таким образом примерно тысяч $35-40. Потратила всё это на Харлей, прибамбасы, и экипировку, короче на всё что она бы себе легко могла позволить став супервайзером как ей предлагали.

Суд конечно был, ибо не в сумме дело, и получила она полтора года. После отсидки обратно в Вилкс-Барре она не вернулась, ведь её каждая собака там знала. Как соседям и знакомым в глаза глядеть? Печальный итог, годы страха, одиночество, и тюрьма за. мотоцикл. Вот такие большие страсти в маленьком городе.

Баллада о четырех страшных воплях

Рассказали восхитительную историю, но длинная получилась, зараза. Сократил как мог. Кому много буков, скролльте.

Конец 80-х. Три свежевылупленные первокурсницы, подружки из отдаленного поселка, приступили к занятиям во владивостокском вузе. Проблемы у них вызвали вовсе не лекции, а обычные уроки физкультуры. Это были, наверно, самые здоровые девки на всем курсе. Но упражнения типа «тачка» (одна подруга шагает на руках, другая держит ее за ноги), прогулки верхом друг на друге, и даже просто бег трусцой всем стадом, им показались невыразимо дебильными.

Самым страшным испытанием оказался козел. У себя в поселке они навидались козлов натуральных и в переносном смысле, но вот коварный гимнастический снаряд был им внове. Козел оказался анальным злыднем. Вроде бы шибко сигали, но поотшибали об него все свои попы, и особенно копчики.

Однажды заметили они в полутемном холле фанерный щит, а на нем список спортивных секций. Записавшись на них, можно было оказывается не ходить на эту чертову физру.

Увы, ассортимент секций был весьма ограниченным. Почти все они уже были заполнены более расторопными первокурсниками, а те, что оставались, напоминали паноптикум. Секцию по грёбле, например, Света удачно срифмовала с неприличным словом. Объяснила подругам, что вот только могучих плечей им и не хватало, для удач в личной жизни.

Хорошим вариантом там выглядела секция по художественной гимнастике. Они подошли к тренеру на нее записаться, отчего он чуть не проглотил свой свисток. Дело в том, что по комплекции девушки представляли собой прекрасные, но излишне щедрые дары приморской тайги, для этого вида спорта противоестественные.

Тренер был челом деликатным, и вместо того, чтобы выразить эту простую мысль, понес какую-то ахинею про то, что им в очень скором времени предстоит стать будущими матерями, и тяжелые нагрузки могут отрицательно сказаться на здоровье плода. Целомудренные подружки заалели до пунцевого цвета. Света, как самая бойкая, решительно бухнула, что все они до выпуска рожать не собираются. Готовы к любым, даже самым тяжелым физическим нагрузкам (лишь бы избавиться от обоих этих козлов – мысленно простонала она).

— Ну, а раньше вы занимались художественной гимнастикой? – вдруг осенило тренера.
— Нет, но мы ходили на танцы! Умеем скакать на скакалке! Ходить на лыжах! Стрелять из ружья! Ставить капканы! — наперебой залопотали девчонки. Наташа невпопад добавила, что она посещала даже кружок мягкой игрушки.

Тренер торопился и выдал главный отпугивающий козырь – что им нужно купить на эти занятия. Я всего не упомню из рассказа Светы, но сам изумился, как много. Там нужен был и специальный топ типа купальника, и короткая юбочка определенного размера, и чешки (типа балетных тапочек, но совсем другое), и дрын с длинной цветной лентой, и обруч для упражнений дома.

Засада была в том, что полки магазинов Владивостока были к тому времени девственно пусты. Найти всё это для трех девчонок было покруче, чем собрать 30 крышек от кока-колы и получить за это приз. Расчет тренера был явно на то, что услышав этот список, они наконец отвянут. Сказал, что места в группе пока есть, но запишет он их, только увидев эти комплекты. С тем и убыл, криво ухмыляясь.

Через неделю он чуть не подавился своим свистком вторично. Девчонки торжествующе предъявили ему все три комплекта этой художественной хрени. Один бог знает, чего им это стоило. У тренера просто язык не повернулся им отказать – записал, сообщил расписание занятий и место, дворец спорта. Ну или дом физкультурника, я не помню – в общем, очень большое здание.

Занятия начинались ровно в 7 вечера. На первое девушки пришли за полчаса. Хотели заранее освоиться со спортивным инвентарем, чтобы совсем уж не садиться в лужу. Инвентарь им предстояло увидеть впервые, кроме воспоминаний от спортивных передач по телику. Холл здания был пустынен. Мимо несся щуплый мужичок, впоследствии идентифицированный ими как администратор Михалыч. Они сообщили секцию, объяснили, что впервые, и спросили, куда им дальше идти.
— Спортзал №6, вооон там по коридору. Но сначала сюда – в раздевалку, там наденете спортивную форму. Если ячеек свободных нет, переоденетесь прямо в спортзале, ничего страшного, это полностью женская группа.

Ячеек свободных оказалось всего две, кое-как удалось затолкать туда вещи. Девушки с волнением облачились в новые наряды и глянули в зеркало, воинственно сжав дрыны с лентами. Вместе они производили сильное впечатление. Перефразируя классика, все худенькие девушки похожи фигурами друг на друга, а вот все одаренные природой одарены по-разному.

Точеная талия Наташи приятно контрастировала с ее мощным бюстом, на котором вместо топа был обычный купальник. Других в продаже не было. Не по размеру маленький, он готов был лопнуть и улететь вдаль, как проколотый воздушный шарик. Юбочка Марины норовила задраться в балетную пачку спереди на ее выразительных ляжках. А прекраснопопая Света в таком прикиде представляла собою зрелище почти порнографическое.

Девушки довольно долго осмысляли увиденное. Резюмировала Света:
– Ой, девки. Как по одиночке мерили, вроде ведь нормально было. А вместе выглядим, как бляди по вызову. Позор один. Ладно, гимнастки эти худющие пусть завидуют, главное чтобы парни в таком виде не увидели!

Выглянула из двери раздевалки в щелочку.
— Ура, коридор пустой! Ну-ка, живо подорвались до зала №6! За мной бегом марш!

Подруги именно подорвались. Разогнаться было где, коридор был просто громаден. Увидев заветную дверь с большой бляхой №6, влетели. Это оказался большой боксерский зал. Они обомлели.

Догадываюсь, что это напоминало фильм «Троя» с Брэдом Питтом. Гимн мужской красоте и силе. Мощные вспотевшие торсы, кое-где посверкивали и задницы переодевавшихся.

Парни их не сразу заметили. Они были заняты – кто бил морду друг другу, кто грушу. Длинные руки, приземистые широкоплечие фигуры, суровые лица. Смахивали на орангутангов. Так девчонки потом их и прозвали – между собой, разумеется.

Посреди возвышалась спиной к ним исполинская горилла – тренер. Его партнер заметил девчонок первым. За доли секунды перед тем, как отправиться в нокдаун, он успел встретиться с ними взглядом и улыбнуться. Тренер отправил его в полет со зверским ревом:
— МНЕ НУЖЕН РЕЗУЛЬТАТ.

Как потом выяснилось, это был его постоянный возглас. Типа «Ом-хохом!» у буддистов. Исполнялся с потрясающей энергией и харизмой. После такого вопля даже мышь бросилась бы тут же бить морду коту Ваське. К счастью, девушки не видели выражения его рожи при этом. Но всё равно, Света потом признавалась, что после такого вопля, когда все парни вдруг обернулись и уставились на девушек вместе с тренером, ей остро захотелось сделать книксен и обоссаться одновременно.

Смеха, однако, со стороны парней не последовательно. По их лицам медленно расползались восхищенные, недоуменные, недоверчивые улыбки. Они как будто боялись спугнуть эту стайку забредших к ним ненароком прекрасных нимф. Такие рожи бывают у тех, кому в передаче «Скрытая камера» внезапно вываливают под нос голые сиськи.

Света собрала остатки духа и энергично помахала дрыном с лентой:
— Привет, ребята! Мы – ваша группа поддержки! А что, художественная гимнастика в этом же зале?

Тренер вдруг яростно заорал:
— Михалыч, я же сказал тебе прибить номер!
с такой громкостью, что Михалыч его несомненно хорошо расслышал. Где бы он ни находился. Вот тут все парни разом и грохнули. Девушки, вообще не врубившись в тему с номером, на всякий случай тоже захихикали. В зал ворвался Михалыч. Глянув на девушек, тут же зашелся скрипучим смехом а-ля дед Щукарь. Хор был еще тот.

Оторжавшись, тренер вышел наконец из образа жуткого Кинг-Конга и добродушно объяснил:
— Девушки, извините пожалуйста. Художественная гимнастика в шестом зале, дальше по коридору. А это девятый. Просто у таблички шуруп отвалился, и она вверх ногами перевернулась…

Перевернувшаяся табличка сломала лед в отношениях залов 6 и 9. Группы первокурсников были только что набраны, худенькие гимнастки мало интересовали свирепых боксеров. А вот на секси-трио боксеры стали заходить после своей секции. Постепенно разглядели и других девушек, любуясь их упражнениями. Завелись ухажеры. Всех девушек, кого некому было провожать поздним вечером, стали провожать орангутанги. Живо разобрались между собой по симпатиям. Возможно, крепко набив перед этим друг другу морды на предыдущем занятии.

Появился ухажер и у Светы. Оказался очень застенчивым, несмотря на устрашающую физиономию и фигуру. Провожал до дома всегда, но целоваться не лез. И вообще держался ровно. Типа, случайно мимо проходил. Звали его Гошей. Однажды, когда под ногами уже кружили золотые и огненные листья, предложил ей остаться в зале №9 после занятий – поставить ей самозащиту. Она согласилась. Дал он ей поначалу довольно странные задания, а поглядев, поставил ей не самозащиту, а диагноз:
– Знаешь, Света, драться все-таки не бабское дело. Во всяком случае, не твое. Против гопников не устоишь. Как ни тренируй. Спринт вот у тебя неплохо получается. Мало таких бегучих видел. Но дыхалка так себе. На длинной дистанции мужик все равно догонит. В твоем случае идеальная тактика такая – выбираешь из гоп-компании самого трезвого и жилистого. Обычно это лидер группы. Он к тебе и пристанет. Твой единственный шанс – неожиданный, меткий, сокрушительный удар по яйцам. Ноги у тебя сильные. Но все равно — только ему, дальше спринт. Ну что, давай тренироваться.
— Эээ, Гоша, а тебе не будет больно?
— А ты попробуй попади!

Попасть Гоше по яйцам оказалось действительно не проще, чем голыми руками кастрировать дикобраза. Он был феноменально увертлив. Начав с осторожных пасов, Света вскоре уже яростно фигачила вовсю. Поняла, что даже задеть бедро этой поджарой неуловимой фигуры, не говоря уже о ее яйцах, было невозможно. Он как будто танцевал сумасшедший брейк. В крайних случаях, отбивал удары бережными движениями вездесущих рук. Света танцы любила и заценила пластику.

Через пару дней тренировок Гоша начал откровенно скучать в своих увертываниях. Стал развлекаться пародиями на фирменный рык своего тренера. Про результат. Но на разные лады. Фантазия его была неистощима. Света была смешлива и уходила хохотать при каждом вопле, как в нокаут. Но Гоша в этих вокальных упражнениях слегка расслабился. Через неделю он дождался результата. Она собралась, сосредоточилась, и отвесила в абсолютном убеждении, что Гоша и на этот раз как-нибудь выкрутится. Собралась полюбоваться причудливому прыжку мастера. Но Гоша слегка зазевался. Его вопль можно записать как:

МНЕ НУЖЕН РЕЗУЛЬТААААУУУУЫЫЫЫБЛЯЯЯЯЯ.

На этом упражнения по яйцам были решительно Гошей закончены. А вскоре закружились первые снежинки и наметилась трещина в их отношениях – Света влюбилась по уши в своего преподавателя. Молодой, представительный, обходительный. Потрясающе интересен в разговоре и весьма инициативен в отношениях. Застенчивый орангутанг Гоша с ним рядом не стоял. С ним и поговорить-то было толком не о чем. Разве что по яйцам ему фигачить, да и это уже пройденный этап. В общем, когда Гоша, заметив ее гуляющим с преподом, хмуро пригрозил набить ему морду, Света сказала так:
— Дай мне определиться. Если увижу его избитым – у тебя никаких шансов. Никогда.
Гоша бить морду не стал, и вообще отстал.

Однажды, когда снег накрыл наконец этот бесснежный город, случилось Свете гулять с преподом в тихом парке вечером. К ним пристали порядком бухие гопники. Один с ходу засветил в табло преподу, другой нежно, но крепко обнял Свету.

И тут с ее возлюбленным случилось поразительное. Он дал такого деру, что позавидовал бы любой спринтер. Испарился в мгновение ока. Растаял, как снежинка на ресницах. А Света осталась наедине с тремя гопниками. Грусть.

Действовала автоматически, молниеносно. Лидер компании на уровень Гоши не потянул. Прозевал с первого удара. Такому воплю могли бы позавидовать даже мамонты в период гона.

Второй от нее в ужасе сам отлепился. Хотела она допинать обоих, но вспомнила завет Гоши и выдала свой фирменный спринт. Преследовавших не оказалось.

А с Гошей они через год поженились. Долго откладывали детей. Сначала до выпуска, потом грянули «один раз живем» 90-е. Дооткладывались до того, что сейчас у них пятеро. Заводили по мере становления бизнеса, с большими перерывами. Планировали двух — мальчика и девочку. Но Гоша упертый – как Авраам родил Исаака, так и он должен был родить сына. А сын никак не получался, шли только дочки. Света тоже очень переживала.

Читайте также:  На горле шишка слева и глотать больно

Когда в пятый раз перестали предохраняться, уже в середине нулевых, он в отчаянии заорал в самый неподходящий момент:
— МНЕ НУЖЕН РЕЗУЛЬТА-А-АТ.

Если говорить об оргазме, то результат этим воплем был безнадежно испорчен. Ибо трудно сочетать оргазм с хохотом. Но получилось наконец — у них родился сын. Веселый растет парень…

Величайший русский врач Боткин С.П., творивший во времена, когда слыхом не слыхивали
о рентгене, УЗИ, и прочих медицинских обследованиях, кои применяются в наше время, ставил диагноз на раз-два, причем никогда не ошибался. Мало того, он всю жизнь учился, познавал, создавал и делился открытиями с коллегами по цеху. Самое ценное, квинтэссенция его научных и практических изысканий, сводится к тому, что обследование и постановка диагноза обязывает врача рассматривать организм в целом, ставить диагностику не только болезни, но и «диагностику больного», лечить не только болезнь, но и больного в целом. Именно Боткин создал учение об организме как о едином целом, где во всём просматривается причинно следственная связь. Один из примеров его гениальности: однажды в выходной день, ранним утром, в его квартиру позвонили, открыв, он увидел на пороге женщину, с девочкой подростком лет 12, просящую осмотреть её дочь, так как они проездом издалека и не могут остаться в Питере, чтобы попасть на приём в будний день. Боткин в пижаме, спросонья, ответил грубо, и собственно, отослал их по известному адресу. Женщина заплакала, взяла дочь за руку и они начали спускаться по лестничному маршу. Боткин смотрел им вслед некоторое время, а потом окликнул женщину и сказал, чтобы девочка по месту жительства пришла к земскому врачу и лечилась от «опущения почек». Именно этот диагноз и был подтвержден (из воспоминаний старой большевички, которая и была той девочкой).
Теперь так не «лечат». Под словом «лечат» я подразумеваю не только УЗИ или рентген, или уколы, или ещё что-нибудь, а и то, что совсем забыли (или просто не хотят, или не знают) современные лекари – тщательно! собирать анамнез. Их, анамнезов, два: ан. болезни и ан. жизни. И если по анамнезу болезни от доктора можно услышать до 10 вопросов (когда заболел, куда отдает, какая температура, стул, и т.д.), то при сборе анамнеза жизни современный врач особо не заморачивается и может только спросить не болел ли ветрянкой, и не было ли в семье шизофреников или туберкулезников. И на этом сбор данных заканчивается. А зря, ведь именно здесь и кроются те самые причинно следственные отношения.

В далекие 197… годы меня спасла врач от Бога, старенькая, за 70 лет, интеллигентная, зав.отделением терапии Марта Леонтьевна. Спасла от постановки неправильного диагноза, и соответственно от «залечивания» организма при надуманной болезни. Вышло так, что я, спортивный молодой человек, студент, в жизни не бывавший в больнице, начал замечать, что появились загрудинные боли в области сердца, в основном днем, длительностью по 5 – 6 часов. На приеме у Марты Л. я не был подвергнут взятию анализов, облучению рентгеном и даже не было сделано ЭКГ. А диагноз был, и причем, правильный. Упор был сделан на анамнез жизни (аnamnesis vitae – лат.). Она тщательно расспрашивала меня: об образе жизни, питании, учебе – сколько пар, когда заканчиваются, чем занимаюсь на переменах, и т.д. Всё оказалось банально – студент, денег в обрез, естественно неправильное питание: хлеб ржаной – 14 коп., халва – 1.20 руб./кг (на 4-5 дней растягивали), молоко – 14 коп. пакет. И так каждый день, за редким исключением, перепадало и мяско и колбаска, но очень редко. На переменке – пирожок с капустой в столовке, на улице не бывал с 8.00 до 15.00. И, простите за медицинские подробности, такая еда просто вызывала обильное газообразование, при этом приходилось «терпеть» (из помещения на улицу в течении дня не выходил, чтобы пропердеться), газы подпирали средостение (?), и всё это давило на сердце. Вот и вся «болезнь». Начал правильно питаться и закончились проблемы со следующего дня и до настоящего времени.
Сегодняшние реалии таковы, что с подобными жалобами наши эскулапы не выпустят такую жертву, ощиплют по полной программе. С обязательными повторными осмотрами, обследованиями и консультациями (платными), сдачей анализов, с рецептами лекарств на многие тысячи рубчиков, с рекомендациями воздержаться от физических нагрузок (чит. от спорта). В итоге здоровый парень бросит спорт, будет принимать таблетки, которые попутно убивают печень, получит комплекс неполноценности. Спрашивается, а с какого перепуга я поднял эту тему, да ещё Боткина вытащил на обозрение? Просто на той неделе моему товарищу прихватило спину, пошел он к врачу/ам (ходит к нескольким, т.к. привык выслушивать мнения нескольких спецов, чтобы точнее выявить правильность суждения), побывал у троих (можно и к десяти сходить, плати и вперед). Вот что из этого вышло:
Врач №1: д/з «Почечная колика?»
Врач №2: д/з «Межреберная невралгия»
Врач №3: д/з «Ушиб мягких тканей спины. Ишиас?»
Мой кум – врач травматолог, часто проводим время вместе — баня, теннис. И за рюмкой чая я спросил его о том, куда всё подевалось: сопереживание, человеколюбие, ответственность и проч. качества врача. Его ответ длился долго, в голосе были усталость, разочарование, пустота. Рассказал, как он делает по 2–3 трепанации черепа в месяц, и знает, что в Штатах такая операция стоит до 70.000 баксов, а у него оклад 12.000 руб., т.е. около 200 долларов в месяц. И чтобы хоть как-то заработать, берет кучу дежурств, дома практически не бывает. А ещё через год на пенсию, и всё, что у него есть, это двушка квартира и лада «калина», да ещё варикозные узлы на ногах, от бесконечного стояния за операционным столом. А чего стоят разборки с недовольными, отписки и походы в прокуратуру, суды. Человека после аварии по кусочкам собрал, а он исковое заявление, что шрамы остались некрасивые, типа, можно было по аккуратнее шить раны. И много ещё чего рассказал, но я ограничусь сказанным.
Что-то случилось с нашими людьми, с нашей страной, если врачи, стоящие на страже физического здоровья нации, учителя, стоящие на страже морального здоровья, сошли с пьедестала, где-то не по своей воле, с того самого, где они стояли в советское время. Для меня, советского пацана в те годы, — врач, учитель и космонавт были синонимами слов честь, совесть, достоинство. Сейчас на пьедестале другие персонажи – барыги, воры, чинуши, и синонимы у них соответствующие, вернее один, объединяющий их всех синоним – бабосы. Печально.

Про финансистов и людоедов.

Мой друг-еврей утверждает: все деньги на стыке. Суть этой фразы в следующем — берём что-нибудь из разных миров и объединяем. Типа айти и таксистов. Получается — юбер. Но фишка в том, что все самые страшные вещи тоже происходят при обьединение двух далеких миров. Вот, к примеру, если объединить финансовых консультантов и зэков, получится натурально кошмар.

Он искренне был уверен, что на любую угрозу или конфликт есть волшебная кнопочка «добавить в черный список», нажав на которую можно больше никогда не видеть надоевшего собеседника.
В одном городе жил да был консультант Федя. Жил и не тужил. Мужику слегка за тридцать. Вырос, можно сказать, в тепличных условиях. А это как? Был болтливым парнем. Работал на заштатном радио диджеем, оттуда позвали его банкиром трудиться. Убалтывать богатых клиентов. Рассказывать о том, как они вложатся и та-ак заработают. Многие верили. Парень харизматичный, язык подвешен хорошо. Тактика продаж называется — заболтать. Это когда сейлз пиздит-пиздит-пиздит. Не затыкается. А на радио диджеи тоже самое делают бодрым голосом. Нон-стопом. Только диджеям платят в десять раз меньше, а некоторым и в сто. Федя наловчился и скоро стал финансовым консультантом. Это вообще разводилово конкретное. Он вам подсказывает, куда деньги вложить. А бабки получает и с клиента, и с того, кого рекомендует.
Естественно, финансовые консультанты — народ осторожный. Поэтому они проговаривают, что ставка может и не сыграть. Но делают это очень-очень быстро. С той же скоростью, с которой гаишники представляются. Или по радио объявляют: лицензия связи тыр-тыр-тыр. Как будто и не говорил ничего. И все было бы хорошо у Феди. Если бы банки, с которыми он работал, не сносил ураган «Крымнашизма» и не лечили бы их потом в Центральной Больнице имени Эльвиры Сахипзадовны Набиуллиной. А когда за инвестиционный климат отвечает Игорь Иванович Сечин. Ну вы поняли. Федины клиенты стали терять деньги. И некоторые очень сильно обижаться стали. Притом не на Сечина и не на Набиуллину и её поликлинику. А на Федю.
Федя от клиентов не бежал. Шёл на диалог и на встречи. Разумно полагая, что девяностые давно отгремели и на стрелках уже не убивают. Но как это часто бывает с финансовыми консультантами, считают они с ошибками. Посудите сами. Сколько у нас давали за работу в ОПГ или ОПС? Правильно, лет двадцать. И если кто знаком с арифметикой на уровне начальной школы, то он понимает, что сейчас выходят как раз те люди, которые заехали в девяностых. Нынешние выпускники присели за парту в 1997ом. А в прошлом был 1996ой. А до этого… Ну вы поняли. Соответственно, выходит какой-нибудь Хмурый из своего университета, где он учился понемногу чему-нибудь и как-нибудь. И решает Хмурый бизнесом заняться. Долги выбивать. А что — резюме у него подходящее, опыт, тактикой ведения переговоров владеет. И просят Хмурого решить вопрос с Федей. Хмурый заварил себе крепкого чифирочку и позвонил Феде с целью повидаться.
Встречи Федя любил назначать в местах наполненных пафосом. Там сама благородная обстановка располагала к большим инвестициям. Вот и в этот раз был им выбран холл Гранд Отеля Европа, что на площади Искусств в Питере. Ковры, антикварная мебель, официанты скользят тенями, тяжелые английские портьеры, в углу негромко плакал альтовый саксофон…
-. Вы поймите сейчас инвестиционный климат. Макроэкономика. Центральный Банк. суммарные активы…, распределение инвестиционного портфеля в рамках избранной стратегии… — голос Феди лился словно музыка иногда даже попадая в тональность саксофона. Хмурый практически не слушал Федора, он откинулся на спинку готического кресла и смотрел в окно. У мудрых уркаганов это именуется термином «занырнуть», когда сиделец отрешается от бренности окружающего мира и уходит на время глубоко в себя. Например, чтобы переждать бессмысленную речь мента или прокурора. А хоть бы и терпилы…
— Таким образом, весело подводил итог Федор, для исправления вашей финансовой ситуации необходимо не изымать денежные средства, что вы ошибочно пытаетесь сделать, а дополнительно проинвестировать около ста миллионов рублей.
— Можно я вам кое-что скажу на ухо? — Задушевно переходя на шепот, сказал Хмурый, интимно приобнимая Федю за плечо. – Я тебя, сука, сейчас съем.
И, не дожидаясь ответа, сграбастал его в объятия и неожиданно впился острыми зубами финансовому консультанту прямо в нос. Он не собирался просто кусать, а планировал именно откусить кусочек трепетной плоти. Сказать, что Федор этого не ожидал, значит вообще ничего не сказать. Он принадлежал к тому нежному поколению, которое росло дома перед компьютером, а не на улице в песчаных карьерах и за всю жизнь даже ни разу не получало толком по морде. Он искренне был уверен, что на любую угрозу или конфликт есть волшебная кнопочка «добавить в черный список», нажав на которую можно больше никогда не видеть надоевшего собеседника. Он даже толком не смог ничего сделать, пытался вяло отпихнуть от себя Хмурого дергал головой, но хватка у того была железной. Со стороны картина выглядела так, как будто опытный ловелас, которому надоело забалтывать пышногрудую подвыпившую девочку в конце вечера просто берет и засасывает ее со всем своим казановьим пылом. Девочка вяло пытается отпихнуться, но в итоге сдается под напором кавалера и в итоге обмякает в его объятьях, отвечая на поцелуй.
Даже бдительный охранник гранд-отеля, перекрывавший в тот момент своим профессиональным взором сектор лобби-бара, лишь скользнул по обнимающейся парочке взглядом и презрительно отвернулся, поставив увиденной картине короткий диагноз: «Опять пидоры на людях целуются». В следующую секунду из откушенного носа хлынула кровь, и томную обстановку взорвал истошный визг консультанта. Антракт. Занавес.
После антракта герои собираются в ментовке. Отдел ржёт. Смотрят на Хмурого, на Федю, — и ржут. Просят пересказать. На бис. Ещё раз. Свидетельские показания о том, что все подумали, будто голубки милуются, доводят правоохранительные органы до икоты.
— А вы меня оставьте наедине с ним. Я его натурально доем, — просит ментов Хмурый. Мы в Омске на пересылке и не таких крыс жрали.
После этого некоторые лейтенанты ползают на карачках. Подняться не могут. За хороший спектакль бывшего сидельца. Отпускают. Театр одного актера. Играет хорошо. Не халтурит. Да и предъявить ему в правовом поле особо нечего. Телесные повреждения? Побои? Нет? А может, вы правда по обоюдному согласию – кто вас, извращенцев, разберет? Подавайте, гражданин, в суд на этого людоеда. Финансистов же никто не любит. Ни в одной стране мира. Самый недолюбленный народ, вроде таксистов.
И Федя оказывается в идиотском положении. Хмурого отпустили и тот караулит вместе с корешами своего возлюбленного прямо у ментовки. Периодически заглядывает в окна и под аккомпанемент новых взрывов циничного ментовского хохота завывает:
— Федюньчик, выходи, любимый. Доедать тебя буду, выходи родной, не томи!
А самого Федю, зажимающего трясущимися руками остатки окровавленного носа выталкивают менты. Иди со своим носом в травмпункт, оформляйся. Там посмотрим, что можно сделать. Публика ждёт третьей части. Интересно ментам: что будет ближе к финалу. Съест ли Хмурый финансиста? Веселый старлей из уголовного розыска, известный гуляка и балагур, даже не поленился и торжественно вынес Хмурому горчичку и кетчуп из собственных кухонных запасов, после чего работа отдела стала уже полностью парализована смеховой истерикой.
Федя ментов просил, деньги совал, угрожал, на коленях стоял, — все напрасно. Симпатии аудитории был всецело на стороне Хмурого и его друзей. Как-то они оказались социально ближе. Окончательно разуверившись в силах родной полиции, Федя копается в телефоне. Просит друзей помочь. Те вспоминают, что было волшебное детективное агентство. Вроде как, могут чудеса творить. И вот Федя, заикаясь и шмыгая, рассказывает уже хорошо знакомому нам неутомимому детективу Савелию, как стал жертвой людоедства. И что его вот-вот доедят.
Савелий выясняет подробности происшествия. Пересказывает своему офису. Офис плачет. Тем не менее, спасать Федю надо. Тут, вроде, все просто — подогнали машину прямо ко входу. Завели в неё потерпевшего. Вроде как забрали. И газу. Только за машиной побежал Хмурый и компания. А от таких персонажей убегать нельзя. У них рефлекс: бежит — значит жертва. Остановились. Вышел Савелий на переговоры:
— А куда вы его везёте? — любопытствует каннибал.
— А везём мы его туда, куда вам знать не обязательно, — с видом настоящего чекиста очень вежливо говорит Савелий. — У нас приказ доставить целым и невредимым.
Хмурый приуныл. Не смотрел он на своей зоне День Выборов. Отобрали, думает, суки-чекисты хлебушек. Страх перед погонами у большинства сидельцев формируется на подсознательном уровне и ничего ты с этим не поделаешь. А Савелий получает свои законные 300 тысяч рублей за проявленное мужество и героизм, а также актерские способности. Услуга называется такси им. Дзержинского.

Сидели как-то семейным застольем тремя поколениями в родительском доме.
Батя, старший брат и я уже перешли к стадии «поговорить/обсудить/повспоминать». Женская часть семьи плавно переместилась в сторону кухни «мужикам закуски подрезать».

И вот что-то заговорили мы про мстительных людей, про месть вообще. Батя затих и в нашем с Братом споре участия не принимал, а молча смотрел в окно и улыбался каким-то своим мыслям.

Когда мы уже выдохлись, Батя посмотрел на нас, подслеповато щурясь, и рассказал нам историю. Далее немного литературно переработанный его рассказ:

— После войны было очень сложно. Наше поколение рождённых в 1945-1947 годах хлебнуло по самое нехочу. Шутка ли! Страна в разрухе была! Электричество у нас в посёлке было только по вечерам и появилось аж в пятидесятых годах. А так всё с лучиной, свечкой, керосинкой. Ложки были только деревянные. Одежёнку передавали от старших к младшим, перешивали старые военные гимнастёрки, галифе. Очень ценились матросские бушлаты! Обувь вообще ценилась на вес золота – весной, летом, осенью чуть ли не до декабря дети бегали только босиком.

Город-то от нас рядом — через перевал всего, но туда добраться только пешком или на попутке. А пешком через перевал то ещё удовольствие, но ходили! А куда деваться-то? Муки купить, крупы.
В огородах занимались в основном дети – родители-то на работе. Кто в колхозе, кто в лесопильной артели, кто в городе на заводах или в порту.

Помню, как в посёлке прошёл слух, о том, что будут путёвки в пионерлагерь где-то в Кабардинке. Как же мне хотелось туда поехать! Просто грезил! Но у моих родителей не было шести рублей на эту путёвку… Дааа, горевал я тогда очень сильно.

В этот момент Батя глянул на своего внука, который до этого игрался с планшетом, пытаясь подружить его со своими новыми смарт-часами. Мишка после этого Батиного взгляда как-то смутился и отложил планшет в сторону. В комнате повисла тишина – вся семья слушала Батин рассказ и он продолжил:
— Школу я заканчивал в городе. Конечно, негодяй был! По точным наукам с двоек на тройки перебивался. По гуманитарным ещё более или менее – легко давались. Увлёкся я тогда плаванием, даже КМС получил. Но учиться не хотел, хулиганил! Редкий педсовет в школе проходил без разбора моих шалостей. И вот с нашим директором как-то не сложились отношения. Не могу сказать, что он меня ненавидел или ещё чего. Но если в школе что-то случалось – виноватым он всегда делал меня. Обидно было. Сами понимаете, натворил один раз делов и всё! Дальше они как снежный ком растут! И за мной вечно косяк за косяком был.

Когда школу заканчивали, директор мне заявил «Аттестат получишь в августе!». Да мне всё равно тогда было!
Мои одноклассники уезжали на вступительные экзамены в ВУЗы и техникумы, а я лето после школы лентяйничал, мотался в город, шлялся по парку, завелась у нас компания дружков, некоторые с криминальными наклонностями. Выпивали. Однажды в июле в пивной возле порта мы подрались с греческими моряками, матросами сухогруза. В качестве трофеев нам достались рублей тридцать деньгами и пара наручных часов, которые мы загнали на толкучке. Вот тут-то и случилась история, которая повлияла на всю мою, да и на вашу жизнь.
В конце июля к нам домой в посёлок пришёл милиционер, который доставил меня в районное отделение милиции, где у меня состоялся разговор с начальником милиции. Здоровый такой мужик в синей форме, фронтовик, орденские планки на кителе. В кабинете кошмар как накурено было! И говорит мне начальник:
— Сынок! Есть у меня информация, что ты пошёл по кривой дорожке. Этак ты скоро до тюрьмы допрыгаешься! Посмотри какая у тебя семья: отец фронтовик, работает не покладая рук, мама ударница в колхозе, брат мастер уже на судоремонтном заводе, на очень хорошем счету, сестра в техникуме. А ты? Шалопай!

Я удивился, конечно, его осведомлённости, потому что с милицией никогда дел не имел. Он продолжил:

— Почему ты учиться никуда не идёшь? В чём дело?
— Так у меня это… Аттестата даже нет.
— Как нет? Ты же одиннадцатилетку закончил!
— Ну, я с директором школы не в ладах. Он мне сказал, что аттестат выдаст только в августе!
Начальник милиции задумчиво походил по кабинету и тихо сказал:
— Вот же гад! Специально аттестат не выдал, чтобы парень учиться никуда не пошёл. Вступительные все до конца июля. Одна дорога ему – или докером в порт, или в тюрьму.
И вот тогда я понял весь ужас ситуации с получением аттестата. Стала понятна мне гадская сущность нашего директора школы. И такая во мне злость закипела! Попался бы он мне в тот момент – разорвал бы на куски.
Начальник выгнал меня в коридор. В кабинет заходили и выходили милиционеры, начальник звонил кому-то по телефону, что-то доказывал, ругался. Ему приносили какие-то списки, таблицы. А я сидел на стуле и думал, какой же я дурак, что допустил такую ситуацию, какой козёл директор школы. Строил планы мести. Один страшней другого!
Через несколько часов, когда я уже окончательно одурел от сидения в коридоре, начальник позвал меня в кабинет и сразу без прелюдий сказал:
— У нас есть разнарядка в одно из военных училищ. Сейчас пойдёшь в военкомат. Там тебя ждут. Давай, иди!
На мои слабые возражения он никак не отреагировал, просто мягко вытолкал из кабинета, приговаривая:
— Иди-иди! Военком ждёт! Потом ко мне за характеристикой зайдёшь.

В военкомате мне сообщили, что выдают мне направление для поступления в военное училище Внутренних Войск МООП РСФСР и вступительные экзамены начнутся в конце августа.
— Это что? Милицейские войска.
Военком строго взглянул на меня:
— Это Внутренние войска. Это не милиция. Смотри парень, не подведи нас.
В течении двух недель я прошёл несколько медкомиссий, собрал необходимые документы, забрал свой злосчастный аттестат из школы и вот уже ехал в компании семи кандидатов на поступление в училище в город Орджоникидзе.
Всё время я мечтал о мести директору школы.

В училище из восьми кандидатов из нашего города поступил только я. Тяжело ли было учиться? Очень! Представьте, каждый день шесть часов лекций, три часа самоподготовки, учения, стрельбы, караульная служба. Мы получали две специальности – офицер мотострелковых войск, с особым изучением специфики службы внутренних войск, и юриспруденция. Учиться плохо не получалось – это ведь армия! Лекции по военным дисциплинам нам преподавали военные, в большинстве своём фронтовики.
Юридические дисциплины преподавались гражданскими специалистами – среди них было несколько молодых и красивых женщин. И вот как стоять неподготовленным перед ними всеми? Как мычать «Я не подготовился»? А ведь нас всё-таки учили воевать – это было очень интересно! Первое полугодие я закончил с несколькими четвёрками, а в отпуск домой отпускали только отличников. Второе полугодие было закончено на оценку «отлично» и за успехи в учёбе и службе меня наградили первой медалью «20 лет Победы». Всё время учёбы я строил планы мести директору! Даже на стрельбище представлял на месте мишени его лицо и бил туда без промаха! На занятиях по рукопашному бою, я представлял, как бросаю его через плечо, как бью в ненавистное мне лицо. Нередко мои учебные соперники высказывали мне за излишнюю силу ударов.
Батя замолчал, наверное, заново переживал то время.
— А дальше? – прервала тишину жена брата.
— А дальше как в кино! – улыбаясь, сказала наша Мама.
Батя продолжил:
— И вот мой первый отпуск летом 1965 года. Я еду домой! Вышел на перрон нашего приморского городка – мундир наглажен, сапоги с искрой, васильковая фуражка с малиновым околышком идеально сидит. И на выходе на привокзальную площадь, прямо на лестнице, я столкнулся с директором. Он спешил навстречу с двумя чемоданами. Я встал у него на пути. Он поднял голову и выронил один чемодан:
— Тыыы.
— Курсант Орджоникидзевского краснознамённого военного училища Внутренних войск МООП РСФСР им. Кирова. За успехи в учёбе награждён отпуском. Здрасссьте, Николай Леонтьевич!
Директор осмотрел меня с ног до головы, остановив взгляд на фуражке цветов легендарного НКВД и на одинокой медали у меня на груди. Прошипел:
— Отличники вернулись, не поступили. А тыыы…
Он плюнул себе под ноги, прошёл мимо меня, что-то бубня под нос.

— Вот и случилась моя месть, — Батя улыбаясь, оглядел нас. – В тот миг я понял, что незачем его бить, строить ему козни. Просто нужно было показать, кем я стал!
За столом повисла тишина. Мама молча встала, подошла к шкафчику. Поправила на полочке фоторамку, где рядом было вставлено две фотографии – Батя-курсант и Батя-полковник. Достала бутылку коньяка, которую очень берегла:
— Ну что ж. За эту историю можно выпить ещё по граммульке.

Эта история, удивительно похожая на правду, произошла в самом начале девяностых с моим товарищем по имени Федя. Он в то лето на даче жил, на Московском, там ещё у нас, в Тюмени, авторынок. И, вот, едет как-то он к себе после работы, как вдруг у самого поста ГАИ, где скорость тридцать, въезжает в него сзади «Вольво». Семьсот сороковая, такие ещё зубилом называли. Но это сейчас она винтаж, а тогда, в самом начале девяностых, это просто космос был. Причём дальний. По городу всего несколько человек на таких ездили. Местный блаткомитет, в основном, да деловые.
Поэтому Федя, хоть был парень из себя крепкий и рослый, но, как потом рассказывал, сам чуть все анализы со страху не сдал.
Выходит, смотрит, у него только бампер вогнулся, на девятках они крепкие. Да и у «Вольво» тоже вроде ничего страшного. Фары целы, так трещины, да царапины. А за рулём тётка какая-то сидит в очках, глаза на него в ужасе таращит.
Ну, Федя видит, тётка в прострации и начинает сходу излагать ей все те мантры, что тогда были приняты в приличном обществе:
— Э, ты чё творишь? Да, ты, в натуре, знаешь на кого наехала? Ну, всё, ты по полной попала! И так далее по списку.
Надо сказать, что сам Федя к криминалу никогда отношения не имел, просто время было такое дикое, приходилось соответствовать. Мало ли как потом повернётся.
А ей пойди с виду разбери, стоит перед ней жлоб здоровенный, в спортивном костюме, да ещё лысый, как в ту пору все по моде и ходили.

Тётка в слёзы — ой, простите, ой, извините, всё решим, дайте только мужу позвоню.
Выясняется, что они с мужем в Израиль эмигрируют. Муж-то уже туда уехал, а жена тут имущество осталась распихивать. Она на авторынок и ездила машину продавать.
Тут сержант с поста к ним подошёл, она и ему заявляет, дескать, всё сами решим, сами разберёмся. Он только документы у обоих проверил и плечами пожал, дело ваше, нам проще.
Ну, доехали они с Федей до телефона (да, да, сотовых не было) и звонит она супругу с докладом, так, мол, и так, любимый мой родной, но я в какого-то бандита въехала, сам из себя лысый, страшный, деньжищи с меня трясёт и что со мною будет дальше вообще непонятно.
Тот, видно, тоже там струхнул под самую метёлку и жене недолго думая кричит, да ладно, предложи ему нашу машину за полцены, всё равно её продавать, и разбегайтесь поскорее, ты его не знаешь, и он тебя.

Вот такое нечаянное счастье Феде и привалило. Он свою «девятину» быстренько запродал, сколько-то у родителей занял и выкупил себе иномарку.
И, вот, уже ездит на ней вовсю и сам себе завидует.
А через пару дней снова едет на дачу и его на посту та же смена останавливает. Сержант давешний как его увидел, глаза от удивления выпучил, это как это так?
Да, вот так, Федя объясняет, так получилось, моя теперь машина.
Тот на пост к себе сходил, по рации пробил, всё нормально.
Выходит, ладно, говорит Феде, поезжай. Хоть и вижу, что темнишь ты чего-то, но твоё счастье, все документы в порядке.

Длилось это самое Федино счастье ровно неделю.
Спустя неделю просыпается утром – нет машины. Исчезла как Атлантида в мировом океане.
Он в ступоре, конечно. Побежал скорее в милицию, об угоне заявлять. Там заявление приняли, машину в розыск объявили, жди, говорят.
Неделя прошла – тишина. Федя уж и извёлся весь, как ему насоветовали обратиться, как тогда говорили, «к людям», что вопросы решать умеют. Он к ним, те к ворам съездили, «тему потёрли» и огласили ему — так, мол, и так, машина твоя ещё в городе, но даром, понятное дело, не отдадут. А по воровской цене вернут, это за полцены значит. Правда номера на движке уже перебили, но зато бампер подремонтировали и подкрасили.
Начал Федя думу думать лютую. С одной стороны, если он снова её купит, то она ему уже за полную стоимость достанется, а с другой, как не крути, но платишь полцены и снова на «Вольво» ездишь.
В общем, поматерил он ворюг различными жуткими словами, но, куда деваться? Денег, где мог подзанял, и машину свою обратно выкупил. С новыми уже, естественно, документами.

И, вот, едет Федя к себе на дачу на своей новой старой машине и опять на посту его тот же сержант встречает. Только всё уже по серьёзному — выйти из машины, руки на капот, попался, мазурик!
Федя ему, да ты чего, сдурел что ли?
А то, радостно отвечает сержант, что «Вольва» эта в угоне, ориентировка нам пришла. Я ж говорил, что дело тут нечисто!
И начинает машину по номерам пробивать, а те, понятное дело, не совпадают. Он и машину всю проверил и документы все истёр, всё вроде в порядке.
Стоит сержант, вспотел весь, смотрит на Федю и вообще уже ничего не понимает. То есть, конечно, понимает, что какая-то хрень происходит. Вроде и машина та же, и Федя тот же, а документы уже другие.
Всё равно, говорит, я тебя жулика достану. Специально запрос в заграницу сделаю, но ты у меня поедешь за уральский камень.

Тут Федя несколько призадумался. Потом в ГАИ съездил, заявление своё на всякий случай забрал, а всё равно на душе неспокойно, мало ли что там с загранки ответят. Плюнул, в итоге, и поехал опять к «людям». Заплатил денюжку, забрали они машину на сутки и заново номера старые набили.

Снова едет Федя к себе на своей старой новой машине, а сержант его уже, высматривает. Тормозит и опять двадцать пять, сержант такой-то, предъявите документы.
Федя ему свои старые документы подаёт – держи, пожалуйста.
Тот, берёт, смотреть их начинает и тут же подпрыгивает, будто током его шарахнуло. То на Федю глядит, то в документы, опять ничего не понимает. Всю машину излазил, только что голову в выхлопуху не засунул. Два раза в будку бегал, куда-то звонил, с кем-то советовался.
Потом приходит, отдаёт документы, а сам уже пятнами весь пошёл, как крабовая палочка.
Слушай, говорит, будь человеком, скажи хоть тет на тет, что с этой машиной?
Феде даже жалко его стало, но ведь всего не расскажешь.
Не знаю, отвечает, машина как машина, всем нравится, ты один придираешься.
Забрал документы и поехал себе дальше.

Так тогда и закончилась эта Федина автомобильная эпопея. С того дня ни разу тот сержант его не останавливал. И даже наоборот, потом, когда на дороге видел, отворачивался.

Прохладным осенним днем 2007 года мой приятель Валера сидел в приемной комнате автосалона Порше на углу 11-й Авеню и Вест 51-й Стрит в Манхэттене и наслаждался крепким горячим кофе. В Старбаксе такой кофе стоил бы 4 доллара – роскошь, которую он позволить себе не мог. Шел десятый месяц, как Валера потерял работу, и к настоящему моменту он был основательно на мели. Жалких остатков личного суверенного фонда еще хватало, чтобы платить за квартиру и электричество, но со всем остальным был полный швах.

Что же он делал в автосалоне Порше, — спросите вы? И я вам отвечу: — Зарабатывал деньги. Как? А очень просто. В Соединенных Штатах есть множество компаний, которые организуют mystery shopping или секретные покупки, чтобы собирать информацию о различных продуктах и проверять качество обслуживания. Начать работать для такой компании не составляет никакого труда: создаешь счет на их вебсайте и получаешь доступ к списку работ на сегодня. Выбираешь задание, которое тебе нравится, запоминаешь сценарий, выполняешь задание, посылаешь отчет. Через две — три недели получаешь деньги. Задания бывают всякие. Например, пойти в зал для фитнеса, провести там пару часов, а потом ответить на вопросы о приветливости и профессиональности персонала. Деньги за входной билет вернут согласно квитанции, ну и заплатят долларов 20-25 за труды. Немного, конечно, но и фитнес не работа. Занимаются mystery shopping как правило домохозяйки, у которых много свободного времени. И скорее для развлечения, чем для денег.

Валера занимался секретными покупками, чтобы экономить на еде. С утра выхватывал хорошие заявки на рестораны и, таким образом, бесплатно обедал или ужинал. Первое время он пытался брать и другие поручения, но после посещения парикмахерской в Гринич Виллидж зарекся. Тем не менее как выражаются американцы, никогда не говори никогда. В последний месяц Валере на глаза все время лезла заявка на автосалон Порше. По непонятной причине ее никто не брал, несмотря на внушительное вознаграждение в 200 долларов. Валера вчитался в требования, и ему стало понятно почему. Вроде бы все просто: явиться в автосалон, сказать, что хочешь купить базовую модель Порше Бокстер и сделать пробную поездку. Загвоздка была в требованиях к исполнителю. Заявка прямо указывала, что он должен соответствовать: жить в престижном районе, быть одетым в брендовую одежду, иметь на руке дорогие часы и вообще производить впечатление богатого человека. С наиболее трудной позицией (место проживания) у Валеры все было хорошо. После развода он задешево снимал у знакомого супера* крохотную студию в Верхнем Ист-Сайде, в двух шагах от Центрального парка. «Будь что будет» — решил наш герой и подписался на Порше.

Перейдя таким образом Рубикон, Валера осмотрел свежим взглядом свой гардероб и, не найдя ничего подходящего, решил купить все новое на кредитную карту, а потом сдать обратно. Ну и проделать тот же трюк с часами. Оставалось разобраться где именно одевается богатый и солидный народ. Покопался в интернете и выяснил, что президент Буш делает это у Брукс Бразерс. Туда и пошел. У входа его мгновенно подхватили два консультанта и промурыжили почти полдня. Из магазина Валера вышел с большим пакетом и чеком почти на две с половиной тысячи долларов. После этого идти в магазин Ролекса ему расхотелось, и он ограничился качественной подделкой всего за 120 долларов. Дома побрился, причесался, надел обновки, посмотрел в зеркало, полюбовался часами и. впервые с тех пор, как потерял работу, почувствовал уважение к себе.

Итак, стильный и даже где-то шикарный Валера сидел в глубоком кожаном кресле приемной автосалона Порше и наслаждался кофе. Немного поодаль в таком же кресле сидел безукоризненно элегантный пожилой японец и ковырялся в айфоне. Свой старенький телефон Валера достать не решился, а потому смотрел на левую из двух картин на противоположной стене и думал о том, что копировать современное искусство проще, нежели классическое. Разумеется, если имеешь дело с профанами. Тем временем айфон японцу, видимо, надоел. Он перевел взгляд на нашего героя, получил ответную формальную улыбку, и извинившись, заговорил:
— Принято считать, что на абстрактных картинах каждый видит свое. Вы все время смотрите на эту картину. Что вы на ней видите?
— А что здесь видеть? – удивился Валера, — Это паршивая копия картины Пауля Клее. Колорит искажен до неузнаваемости. Оригинал висит в цюрихском Кунстхаусе, называется «Uberschach». Значит, шахматы и изображены. И вообще это не абстракция, а экспрессионизм.
Несколько ошарашенный японец показал на вторую картину:
— А на этой?
— Это тоже Клее, «Пожар при полной луне». И тоже плохая копия. А подлинник, если я не ошибаюсь, — в эссенском музее Фолкванг.
— Господи, откуда вы это знаете?
— Интересуюсь искусством, — коротко ответил Валера.

Это была правда, но не вся правда. Вообще-то в прошлой жизни Валера был искусствоведом. Родился в Харькове. Там же до армии учился в художественном училище. После армии поступил в Ленинградский институт культуры, окончил его и по распределению уехал в Нижний Новгород, который тогда был Горьким. Работал в музее, учился в заочной аспирантуре. Все вроде было хорошо, но наступили 90-е. Волна эмиграции подхватила Валеру и выбросила на берег в Нью-Йорке. Первое время он не мог даже представить, что расстанется с искусством, но скоро понял, что без имени и связей ему не пробиться даже в смотрители музея. Тогда ему стало все равно, и он, как большинство знакомых, пошел на курсы программистов. Спросил у двоюродного брата, какой язык самый легкий. Брат сказал, что COBOL. Валера выучил COBOL и к большому собственному удивлению получил работу на третьем интервью. Появились деньги, но за них приходилось платить изнуряющей работой. Еще несколько лет он тешил себя иллюзией, что произойдет чудо, и он снова будет заниматься русским авангардом. Но чуда не произошло. Поэтому он безжалостно затолкал живопись куда-то в глубину сознания, чтобы не беспокоила. Даже перестал ходить на выставки.

Итак, Валера почти допил кофе, а в это время в проеме появился консультант и позвал японца. Японец жестом попросил его обождать, подошел к Валере, протянул руку, представился Джимом Накамура и пригласил нашего героя на ланч в «Бекко», итальянский ресторан неподалеку. Валера тоже представился и принял приглашение. Договорились на час дня, обменялись бизнес карточками. У мистера Накамуры на карточке было написано «Инвестор», у Валеры – «Эксперт в живописи». Эта карточка завалялась у него с той поры, когда он еще не потерял надежду работать по специальности.

Еще через пять минут появился другой консультант и пригласил Валеру. Он говорил с немецким акцентом и был по-немецки четок и деловит. Снял копию с водительских прав, сделал экскурсию по выставочному залу, принес ключи и дал Валере погонять на новеньком Бокстере по 11-й Авеню и боковым улицам. За полтора часа, которые пролетели как одна минута наш герой впервые в жизни понял, что машина – это не только от точки А к точке Б, а еще много чего. В результате, когда, согласно сценарию, сказал консультанту, что не может принять решение прямо сейчас, неизвестно кто был разочарован больше. К «Бекко» он шагал, как влюбленный после первого свидания: счастливо улыбался и разве что не пел.

В ресторане Валеру неприятно удивил сильный шум, но на втором этаже было гораздо тише. Японец уже ждал его за угловым столиком. После нескольких слов о погоде и прочих незначительных вещах мистер Накамура предельно вежливо перешел к делу:
— Я хотел бы поинтересоваться, если вы не возражаете, какого рода экспертизу вы предлагаете Вашим клиентам.
«Блин, — подумал про себя Валера, — ну не могу же я ему сказать, что пишу коды на COBOLе. Точно же подумает, что я над ним издеваюсь.» После этого рот нашего героя открылся и как бы сам собой уверенно произнес:
— Знаете ли, в Нью-Йорке и вокруг около миллиона русских. Среди них есть довольно состоятельные люди, которые интересуются русской живописью XX-го века. Я стараюсь помочь им сделать правильный выбор. Разумеется, с учетом соотношения цена – качество.
— Судя по всему, ваши русские неплохо вам платят.
— Не жалуюсь, — почти не соврал Валера, потому что жаловаться ему действительно было не на что.
— Знаете ли, — заговорил мистер Накамура после короткой паузы, — мы совершенно незнакомы, и все-таки я хочу рискнуть и попросить вас помочь мне в довольно щепетильном деле. Вы знаете, что такое mystery shopping?
Валера чуть не подавился своим карпаччо, но кое-как справился и киванием головой подтвердил, что, да, знает.
А японец продолжал:
— Я тоже некоторым образом вкладываю деньги в искусство и недавно заинтересовался русским авангардом. Как мне подсказали компетентные друзья, цены на него в Нью-Йорке все еще сравнительно низкие. Другие знакомые подсказали мне русскую галерею в СоХо, где, по их словам, можно приобретать интересные картины по разумной цене. Я там был, но окончательного мнения так и не составил. Поэтому я прошу вас сегодня же посетить эту галерею и поделиться со мной вашими наблюдениями. Почему именно вас? Потому что я никогда не видел вас на аукционах и могу предположить, что вы – лицо незаинтересованное. Конечно, я гарантирую справедливую оплату вашего труда, но ее размер я сейчас сообщить не могу. Она зависит от ряда обстоятельств. Рискнете?
— Рискну!
Новоиспеченные партнеры скрепили договор рукопожатием. Валера получил адрес галереи и приглашение на ужин в «Сасабунэ»** для подведения итогов.

Найти галерею оказалось легко. В ее витрине был установлен здоровенный экран, на котором сменялись самые известные картины, фотографии и плакаты художников русского авангарда. На двери висела табличка: «Только по предварительной записи». Рядом с табличкой наш герой заметил кнопку звонка и позвонил. Через минуту занавеска на двери сдвинулась, и Валера увидел постаревшее лицо своего сокурсника Игоря Хребтова.

На курсе, наверное, не было ни одного человека, который бы любил Игоря. Во-первых, он был заносчив, во-вторых, никогда не отдавал долги, в том числе карточные, а в-третьих, у него водились деньги и, по общему мнению, деньги нечистые. Источник денег был ясен: Игорь продавал иностранцам старые иконы. А вот происхождение икон было темным. Некоторые говорили, что он грабит деревенские церкви, другие – что на него работают несколько художников-иконописцев, специалистов по фальшаку. Никто, однако, не исключал, что он занимается и тем и другим. После выпуска Игорь получил распределение в Москву, и с тех пор Валера ничего о нем не слышал и никогда не вспоминал. Вспомнил, правда, один раз уже в Нью-Йорке, когда увидел магазин с русскими иконами недалеко от 5-й Авеню. А вспомнив, немедленно понял, что торговать Игорь мог только в плотной спайке с КГБ. И сразу стали понятны и терпимость деканата к его бесконечным прогулам, и хорошие оценки при нулевых знаниях, и распределение в Москву.

Постаревшее лицо Игоря Хребтова скрылось за занавеской, зато открылось дверь.
— Заходи! — пригласил Игорь, — Какими судьбами?
И снова, во второй раз за день, рот Валеры открылся и сам собой заговорил:
— Я тут у дантиста на Грин Стрит был. Заодно решил по СоХо пройтись. Увидел в витрине знакомые картинки, захотелось посмотреть на оригиналы.
Игорь улыбнулся ровно настолько, чтобы показать, что шутку он понял и что шутка ему не очень понравилась. А потом повел гостя через большое, похожее на склад помещение. Картины там присутствовали, но большинство из них были прислонены к темной стене и только некоторые стояли на подставках. Валера попытался их рассмотреть, переходя от одной к другой, но уже через несколько минут его попытка была пресечена:
— Ничего ты здесь не увидишь. Здесь у меня копии и недорогие полотна. А топовые вещи хранятся в специальном сейфе. Я их выставляю только во время аукционов. Пошли ко мне в офис.

В офисе стали вспоминать однокурсников, но разговор получился безрадостный: кто-то спился, кто-то умер, в олигархи тоже не выскочил никто. Перешли на актуальные темы.
— Ты каждый день в таком прикиде ходишь? – спросил Игорь.
— Конечно, нет! – засмеялся Валера, — Я работу ищу. Завтра у меня интервью в Чейзе***. Поэтому вчера я купил новый костюм. Сегодня в нем хожу, чтобы выглядел хоть немного ношенным. А послезавтра сдам, пока не стал слишком старым.
— А чем ты конкретно занимаешься?
— Программирую на COBOLе. А ты как сюда попал?
— От скуки. Работал в Министерстве культуры. В один прекрасный день стало обидно, что пять лет учился на искусствоведа, а занимаюсь перекладыванием бумажек. А тут такой тренд сверху пошел: продвигать русскую культуру за рубежом. Ну я через знакомых ребят нашел спонсора и открыл галерею. Уже пятый год в бизнесе.
— Нравится?
— Еще бы! Живу в центре мировой культуры, знакомлюсь с интересными людьми со всего света, путешествую и, что очень важно для меня, делаю полезную для России работу. Между прочим, если хочешь, у меня и для тебя есть работа. С ксивой ЮНЕСКО будешь ездить по небольшим городам на постсоветском пространстве, заходить в местные музеи, смотреть запасники. Если найдешь что-то интересное, дашь знать нам. Выкуп, вывоз – это уже наша работа, а тебе – 10% от финальной продажи. Подходит?
«Ах ты, гнида, – подумал про себя Валера, — в наводчики меня сватает патриот сраный. Залупу тебе на воротник!» А вслух сказал:
— Спасибо! Подумаю после интервью. Как тебя найти я теперь знаю.
Распрощались. Уже на улице наш герой вспомнил, что Игорь не предложил даже воду, но не почувствовал ни удивления, ни огорчения. Впереди был ужин в «Сасабунэ», и нужно было успеть принять душ и переодеться.

В ресторан Валера приехал первым, получил от метрдотеля меню и привыкал к ценам пока не приехал мистер Накамура и не сказал волшебное слово «омакасе»****. Сразу принесли графинчик с холодным саке и крохотные стопочки. Мистер Накамура налил своему гостю, гость налил хозяину, сказали «кампай»*****, пригубили. В ожидании еды обсудили Валерины успехи.
— Вас туда пустили? – поинтересовался мистер Накамура.
— Конечно.
— Почему конечно?
— Потому что мистер Хребтов мой однокурсник, мы вместе учились в течение 5 лет.
— Вы не шутите?
Вместо ответа Валера достал предусмотрительно захваченную дома фотографию и протянул мистеру Накамура. На снимке, сделанном скорее всего во время летней практики, группа студентов стояла на парадной лестнице «Эрмитажа». Мистер Накамура внимательно посмотрел на Валеру, нашел его на фотографии, затем показал на Игоря и продолжил:
— И что же вы можете сказать о мистере Хребтове?
— Все, что вы купите у него, будет или подделкой или краденым.
— Предположим. А картины он вам показывал?
— Скорее старался, чтобы я их не видел. Все что я успел заметить – два отличных полотна туркестанского авангарда: Подковыров и Карахан. Скорее всего подлинники и очень может быть, что из какого-то провинциального музея в Узбекистане. А Филонов почти наверняка подделка. Похоже, что сфотографировали его картину из тех, что в запасниках больших музеев, и по фотографии сделали неплохую в общем-то копию.
— А цены вы с ним обсуждали?
— Нет, не обсуждали. Не станет он со мной обсуждать цены. Он же прекрасно понимает, что меня ему не облапошить.
А тем временем принесли такие суши, что продолжать деловую беседу было бы просто кощунством и она сама собой прекратилась.

По пути домой Валера вновь и вновь перебирал детали прошедшего дня. Он никак не мог поверить, что все эти чудеса произошли с ним; и страстно желал, чтобы они продолжились, и смертельно боялся, что завтра вновь наступят серые будни. Дома вспомнил, что сегодня же нужно отослать отчет по автоцентру Порше, но так и не смог заставить себя работать. Плюнул на отчет и лег спать, но заснул только к двум.

Разбудил его зуммер домофона. Звонил швейцар, сказал, что к нему нарочный. Валера спустился вниз. Нарочный, молодой парень в велосипедном шлеме, вручил ему пакет и уехал. Валера поднялся к себе, посмотрел на часы — было уже около десяти. Открыл пакет. Там оказалась довольно толстая пачка 100-долларовых купюр. Начал считать и бросил после трех тысяч, а в пачке еще оставалось по крайней мере вдвое больше. «Вот так номер шоб я помер» — подумал Валера и одной рукой включил чайник, а другой телевизор. В телевизоре канал ЭйБиСи показывал выпуск последнх нью-йоркских новостей. Вдруг на экране появилось лицо Игоря, вслед заговорила симпатичная диктор:
— Сегодня утром известный русский арт-дилер Игорь Хребтов найден мертвым в своей квартире на Парк-Авеню. Следов насильственной смерти не обнаружено, однако на голове арт-дилера был полиэтиленовый мешок, туго обвязанный галстуком вокруг шеи. Полиция выясняет обстоятельства смерти. Основная версия — самоубийство.

Еврейская мудрость гласит: «В первую очередь человек думает о себе, затем – о своих близких, а после этого – обо всех остальных.» Валера не был исключением. Он заварил кофе, отхлебнул и предался печальным размышлениям на тему зацепят ли при расследовании его и даже есть ли у него алиби. Ясности в этих вопросах не было, что не радовало. Размышления прервал телефон. Звонила рекрутер. Спросила нашел ли он работу и сообщила, что есть контракт в Сити****** на 42 доллара в час. Продолжительность – полгода с перспективой продления, сверхурочные – 50% сверху. Одним словом, все как в прошлый раз. Выходить на работу завтра, интервью сегодня в час дня. Не встретив бурного энтузиазма на другом конце провода, стала извиняться, что не могла позвонить раньше, и добавила: «Да не волнуйтесь, они вас помнят. Интервью будет чисто формальным.» Дождавшись короткого «Спасибо, понял», пожелала удачи и положила трубку.

Уже не зная, радоваться ему или печалиться, наш герой включил компьютер, чтобы распечатать свежую копию резюме, и тут же зацепился взглядом за пакет с деньгами, о котором совершенно забыл. Хотел его спрятать в ящик стола, как вдруг заметил маленькую записку. Развернул. Прочитал короткий текст: — Спасибо! Жду вас в час дня у «Бекко».

Будь у Валеры больше времени, он бы наверняка уподобился буриданову ослу, который умер от голода, выбирая между двумя одинаково зелеными лужайками. Но у нашего героя не было времени даже на то, чтобы бросить монетку, Он уже закрыл дверь квартиры, но, куда поедет, все еще не знал. И только в тесном лифте, пока тот скользил вниз, вдруг вспомнил обитый серой тканью кубикл 2 на 2 метра, вечно недовольного менеджера, бесконечные унылые совещания и его чуть не стошнило. Вышел из подъезда, остановил такси, плюхнулся на заднее сидение и сказал одно слово: «Бекко».

.
Все места в Нью-Йорке, которые упомянуты в этой истории, являются совершенно реальными, как, впрочем, и сама история. Фотографии этих мест можно посмотеть на http://abrp722.livejournal.com в моем Живом Журнале.

.
*Домоуправ, также выполняет мелкие ремонты
**Один из лучших японских ресторанов Манхэттена
***Чейз Манхэттен Банк — крупный нью-йоркский банк
****Заказ на усмотрение повара
*****Универсальный японский тост. Означает «пьем до дна».
******Ситибанк — крупный нью-йоркский банк

Истории у меня традиционно длинные, кого напрягает «многа букафф» просто пролистайте.
Недавно сын поздно вечером пришел весьма побитый, но вроде все обошлось гематомами и царапинами.
— Как случилось? – поинтересовался я, когда он отмылся и уже успокоился.
— Решил дорогу срезать через дворы, да докопались двое, попросили сигарету… суки…, там третий подтянулся – опять стал заводиться сын. – Ну и слово за словО…
— А ты с ними разговаривал что ли? Чего сразу не убежал? – удивился я. – Или ты не один был?
— Да один…, думал отстанут, в своем районе вроде, а там за одежду ухватили и повалили.
Ага, отстанут, не для этого они подошли. Парень он у меня достаточно спортивный, но не единоборства, а футбол (полупрофессиональная команда), убежать мог как нечего делать, если сразу… Вроде и объяснял не раз, но видимо учеба действительна только на своей шкуре. Говорил же, нужно психологически воспринимать для себя бегство, ни как поражение, а как ничью, а лучше вообще никак, вроде бы и не было этой встречи. Вспомнилась история, когда мне было примерно столько лет, как и ему сейчас.
Былинные уже времена, когда СССР еще был, но уже трещал по всем швам и бился в предсмертной агонии. А я несколько месяцев, как пришел с армии, здоровье брызжет через край, при росте 182 см, вес 75 кг., нет ни капли жиринки. Небольшое отступление. Служил в отдельном специальном полку и дрючили нас по физике очень сильно. Слушал рассказы одноклассников и знакомых, как они служили, и очень удивлялся, что, например, стреляли из автомата за всю службу всего пару раз, жрали практически одну перловку, как дедами даже на зарядку забивали и пр. Нас кормили хорошо, грех жаловаться, но со спортом и боевой подготовкой было тоже весьма жестко: один-два раза в день кросс 5 км, потом спорт-городок минимум по часу и без дураков, раз в неделю стрельбы с марш-броском 30-50 км. с полной выкладкой, причем никто не «косил», ни деды, ни даже дембеля. В нашей части система была построена так, что это считалось «западло» (как-нибудь расскажу, это отдельная история). Результат: свободно 100 отжиманий за 45 секунд, легко — 25 раз подъем-переворотом за минуту (были в нашей части такие вот нормативы), плюс бегал, как тот конь и т.д. Был у нас и рукопашный бой, повзводно, несколько часов в неделю, но инструктор сразу предупредил, что сделать из нас хоть чуть-чуть приличных бойцов он не сможет (для этого нужно было заниматься с 5-ти, край с 10-тилетнего возраста), но основы выживания в драке и в бою он даст. Да и я далек был от этого, разряд по биатлону, пулевой стрельбе и по спортивному ориентированию, ну и в активе несколько школьных драк. Учил он нас не столько приемам и ударам (хотя этому тоже), сколько психологии и поведению в единоборстве и бою с несколькими противниками.
Итак, собственно история. Крупный сибирский промышленный город.
Какая-то вечеринка, квартира, народу человек двадцать, бОльшая часть незнакомых. Самогонку не пил тогда принципиально, ну, а с водкой, кто помнит, были тогда большие проблемы (по талонам), поэтому было ее всего две бутылки и из них делали для девчонок «шампанское». Вода с сиропом (или вареньем с отцеженными ягодами) пополам с водкой и в сифон (кто помнит, были тогда такие, весьма популярные, с баллончиками с углекислым газом, для газировки в домашних условиях). Для эффекту использовали на литровый сифон не один, а два баллона, от пары рюмок можно было быстро и серьезно окосеть, но проходило опьянение тоже достаточно быстро. Ну и конечно, танцы-зажиманцы, шуры-муры и прочие амуры. Познакомился с симпатичной девчонкой, через час уже обжимались вовсю. Надо отметить, что отношение к женщинам у меня тогда было очень и очень физиологически-потребительское: даешь — хорошо, не даешь – иди в попу, других полно. Ванная и спальня традиционно заняты, поэтому от меня вполне логическое предложение поехать на хату к товарищу. Ну что ты, я не такая, я так сразу не могу, нам надо узнать друг друга поближе (хотя до «поближе» остался маленький последний шажочек), и пр. женские отмазки, ну хоть про месячные не «запела» и то ладно.
— Поехали лучше ко мне – призывный взгляд из-под ресниц, легкий румянец на щечках. Хрен вас женщин поймешь и вашу логику, к тебе, так к тебе. Поймали мотор. Куда? В Морозовку! Вот б..дь, ну я и идиот, мог бы раньше поинтересоваться. Мало того, что край географии (фактически пригород, таксист цену заломил), так еще и очень криминальный район. Половина жителей Морозовки уже сидела или отсидела в местах, не столь отдаленных, другая половина просто еще не попалась, но явно планирует и тренируется. Даже дети в детском саду там начинают раньше по фене ботать, чем на горшок проситься. Утрирую конечно, но соваться вечером туда как-то не комильфо совсем. Ну ладно, едем уже, по пути осторожно выясняю, что дома оказывается и папа, и мама, а также бабушка с братиком в 2-х комнатной хрущевке.
— Но мы же постоим в подъезде? – снова призывный взгляд, нежный поцелуй и рукой по члену через штаны. Ага, постоять в ее подъезде в хрущевке в 10 часов вечера, когда подруга будет вздрагивать от каждого шороха – мечта всей моей жизни. Ну купила, так купила… Ладно, думаю, тоже обломаю маленько, высажу ее у подъезда и свалю к Маринке. Подъехали, въезд во двор перегородила расфуфыренная 8-ка, с открытыми обоими дверьми, но в машине никого, а подъезд 3-й. Водила даже сигналить не стал, типа здесь вылазите. Дал ему половину, несмотря на возмущение, сказал – жди, я до подъезда и обратно (джентльмен, бля). Темный, теплый вечер ранней осени, освещение только из окон квартир и одинокого фонаря на углу, где-то вдалеке, похоже у последнего подъезда (6-го) бренчит 3-мя аккордами гитара и пропитый голос, не очень попадая, пытается жалобно петь очередных журавлей над зоной (или голубей? не суть). Идем, она под руку держится и каблучками звонко цок-цок. От 2-го подъезда на шум машины и каблучки, видно с лавочки, выползает троица.
— Опа, зырьте пацаны, залетный фраерок нарисовался с Иркой – растягивая слова выдвигается навстречу широкий парень в белой майке. Теперь немного «науки» от инструктора: Противник, если он в большинстве, уверен в своем преимуществе и на своей территории никогда не начнет драку сразу, ему надо время оценить тебя по принципу свой-чужой, кого знаешь, насколько можно тебя «опустить» (унизить), накрутить, опять же себя (поднять адреналин в крови), типа: А чо ты такой дерзкий? А ты мгновенно должен понимать, что это мирно для тебя не закончится ни при каких обстоятельствах, сразу готовность, выброс адреналина в кровь, а лучше всего просто убежать (см. выше), но если нет такой возможности, то нападать первым, неожиданно и не оттягивая. Мелькнула мысль уйти на рывок, но в крови уже бурлит адреналин, в каждой мышце, как сжатая пружинка, легкость в ногах, нет страха и почти нет алкоголя в крови, да и перед девчонкой, как-то неудобно (каюсь, успел ей напеть про героическую службу). Так, позицию, расстановку противника и свои дальнейшие действия я примерно, но быстренько просчитал. Ирка мгновенно отвалилась, а теперь пошла психология, двигаюсь шагом в том же темпе, правой рукой в кармане джинсовой куртки смял в комочек и зажал в кулаке пластинку жевательной резинки, а левой из внешнего нагрудного кармана со словами:
— Смотри, чо… — двумя пальцами достаю проездной в пластиковой рамке и как бы случайно роняю его на землю слева и спереди от себя. Ключевое слово «смотри» прозвучало, инстинкты и неосознанные рефлексы у противника сработают — 99% людей посмотрят обязательно. Не стали исключением и эти уроды. Амбал в белой майке (его я определил, как главного), стоя уже передо мною, немного опустил и чуть повернул голову, уставившись на упавшую какую-то фигню.
Н-на…, быстрый небольшой шаг вперед левой ногой и резкий прямой правой в удобно подставленную челюсть. Вай, как плотно попал, еще и с толчком правой ноги, и корпусом хорошо доработал. Амбал не поднимая рук начинает валиться вперед (очень хороший признак, значит нокаут полный), но смотреть кино будем позже, чуть смещаюсь вправо, два быстрых шага вперед и кидаю комок золотинки со жвачкой в лицо второму, с практически одновременным ударом левой ногой сбоку-снизу (примерно под 45 градусов) в район нижнего правого ребра, рефлексы противника и тут не подвели, правая рука его дернулась вверх защищая лицо, а моя нога в туфле с достаточно жесткой подошвой, носком попала точно куда я хотел. Острая боль и спазм при таком акцентированном ударе по печени деморализует даже многих подготовленных профессионалов, не то что эту дворовую шалупонь, главное четко и достаточно сильно попасть. Еще маленькое отступление, инструктор очень предостерегал от использования хай-киков (верхний удар ногой). Это только в кино у Вам Дама красивые вертушки очень эффектны и эффективны, а в реальной жизни с такими киками все значительно хуже. Удар «длинный», т.е. требует большего времени на подготовку и имеет значительную траекторию, значит и уйти от него намного проще. Можно использовать его в связке в качестве завершающего при отходе, но не в коем случае не стоит с него начинать. Я не спорю, есть мастера, которые ногой в голову могут ударить намного быстрее и неожиданней, чем я рукой, но для этого нужны годы и годы интенсивных тренировок. Другое дело лоу-кики (нижние удары), носком или ребром жесткой подошвы по голени, в колено или в пах, как расслабляющие, деморализующие, с них, как раз, хорошо начинать атаку, даже не имея хорошей растяжки. Я так и планировал сначала, но противник был ниже почти на голову, удобно стоял, чуть повернувшись и я решился ударить по печени, что весьма оправдалось, добавил коротким крюком правой куда-то в лицо, уже сгибающемуся второму и шагнул к подотставшему третьему. Опустив чуть разведенные в стороны руки с открытыми в его сторону ладонями, начал жалобно:
— Да вы чо пацаны, сразу накинулись то… — не прокатило, третий, в короткой кожаной куртке, уже встал в стойку с поднятыми к лицу кулаками. Боксер что ли? Да не-е… Вот это замах! Ха-ха… Чему вас учит семья и школа? (по Высоцкому). От удара с таким замахом даже боксерская груша увернется. Спокойно пропустив над правым плечом его кулак, резко сократил дистанцию с одновременным ударом правой под дых снизу-вверх (апперкот) и как бы отталкиваясь этим ударом развернулся в одну линию с кожанным, ловя на свой локтевой сгиб левой руки его опускающийся правый локоть, дальше моя левая рука из-под его подмышки на кисть сверху, правой удар изнутри по запястью – есть захват, правой помог левой руке — резко додавил, сгибающуюся уже ладонью вовнутрь кисть.
-А-а-а… — дико заорал третий — больно, знаю, резковато я, пожалуй, растяжение связок обеспечено, завтра даже ложку этой рукой держать не сможет. Но это мой любимый прием, я его многократно отрабатывал и есть у него одна интересная особенность, если провести его достаточно резко, то человек сразу падает на колени, рефлекторно пытаясь изменить угол давления и снизить острую боль. Не стал исключением и мой подопечный. В принципе, в таком положении его можно спокойно конвоировать, чуть отпустив кисть и скомандовав «Встать», вести, одной левой рукой регулируя болевое давление на согнутую кисть, но мне сейчас это зачем? Поэтому, резко крутанувшись, бью его коленом в лицо, причем начинаю удар почти выпрямленной правой ногой, резко сгибая ее в конце траектории, тем самым уменьшая радиус при неизменной массе, угловая скорость колена от этого увеличивается, а это тебе уже теоретическая механика (термех), зря что ли я его в институте учу. Это я сейчас долго рассказываю, а на самом деле на всё про всё ушло буквально несколько секунд. Обернувшись на остолбеневшую Ирку с абсолютно круглыми глазами, замечаю еще одного детинушку, вышедшего из кустов палисадника позади ее метрах в четырех. Отлить что ли ходил? А мне сейчас сам черт не страшен, полное упоение удачным боем, пульс под 200, но душа поет, мышцы в невиданном тонусе, в таком состоянии, наверное, мировые рекорды в спорте только и устанавливаются. Многое бы сейчас дал, чтобы повторить сегодня то ощущение. Заорав что-то среднее между рыком льва и воплем самца гориллы в брачный период, я длинными прыжками кинулся на него. Чувак видя такие непонятки и заранее пребывая в подавленном психо-моральном состоянии, верно решил, что лучше убраться подобру-поздорову и ломанулся, как молодой лось обратно в кусты, а Ирка не видя, что у нее кто-то был за спиной, приняла все на свой счет и дико завизжав, присела, закрыв голову руками. А я, как прыгучая лань легко перепрыгнул через нее и еле себя остановил, дико хотелось догнать и рвать противника, как Тузик грелку. Взвизгнув резиной, укатило такси, водила тоже решил свалить, страх победил жадность. Всё, всё, хватит, хватит…, уговаривал я себя, так и рвавшегося добивать поверженных уже врагов. Кое-как подняв, потащил Ирку к ее подъезду. Она рыдала навзрыд и слабо упиралась (или мне так казалось?), при этом закрыв глаза и периодически крепко зажмуриваясь, да так, что слезы брызгали из уголков глаз тонкими, короткими струйками, похожими в свете фонаря на капельки серебра. Я аж засмотрелся, снизив и так невысокую скорость. Белая майка сел, опираясь на левую руку, тупо мотая головой, но в правой руке уже был зажат нож-бабочка. Я, отпустил Ирку, подобрал проездной и подойдя сзади от всей души пнул его по согнутому локтю – нож сверкнув, улетел куда-то в темноту.
— Аш-ш-ш… Ну ты чо, в натуре? – амбал сперва зашипел от боли, но попытался сказать грозно, тем не менее сбившись в конце на какую-то плаксивую интонацию. А зачем нам нож? — нож нам совсем не к чему. Я не обращая внимания уже больше ни на что, ускорившись, практически волоком затащил совсем расклеившуюся девку в подъезд, где с трудом выяснил, что этаж 2-й, 1-я дверь справа. Железную дверь широко открыли сразу, словно давно ждали, втолкнул Ирку и буркнув короткое «Здрасте», отодвинул мамашу и быстро зашагал по коридору, оценивая диспозицию. Классическая хрущевская 2-х комнатная «распашонка», окна кухни и комнаты с балконом выходят на подъезд, в другой комнате на противоположную сторону дома, подошел к этому окну и открыл его настежь. Фу, всё, можно не торопиться сваливать, под окном даже клумба, ни кустов, ни заборов, и никаких других препятствий. Прошел в ванну мимо собравшегося к коридоре ошалелого семейства, члены которого проворно убирались у меня с дороги, видимо было еще у меня на лице, что-то такое-этакое. Умылся, лицо горело, пульс еще колотил, но уже ощутимо начала побаливать правая рука. Задерживаться не стоит, не хотелось бы попасть сейчас в адреналиновую яму, или по-простому в отходняк. Выключил воду и услышал, как через всхлипывания, видимо не отошедшая еще от шока Ирка говорит:
— Меня Серега встречал, а он их всех убил – и опять зарыдала. Ну ты и дура! Значит тебя твой бывший или действующий встречает, ты об этом знаешь и все равно меня сюда тащишь? Да, что же у тебя в мозгах то?! Или ты думала, что мы с ним встретимся, и я мирно, но по-мужски объясню твоему Сереге, что теперь я твой парень, он все поймет, и мы дружески с ним обнявшись пойдем пить самогонку? А ты ему строго скажешь:
— Сергей! Сердцу ведь не прикажешь! – и он заплакав, будет стоять на коленях, умоляя тебя вернуться? Или может ты предполагала, что меня немного побьют (но не затронут, конечно, жизненно важные органы), я попаду в больницу, а ты такая верная, будешь за мной ухаживать, сидя бессонными ночами у кровати, и я, такой же красивый и здоровый, когда выпишусь, в благодарность сразу сделаю тебе предложение? И представляла уже себя в свадебном платье? Или растроганно себе умиляясь, даже видела себя в красивом траурном платье, в шляпке с черной вуалью несешь мне белые лилии на могилку и тихо рыдаешь там в одиночестве, раскинувшись на могильной плите? Кстати, мне одна подруга по пьянке нечто подобное рассказывала, что ее подобное видение про любимого мужа посещает периодически. И только нажалевшись себя и нарыдавшись в одиночестве, представляя себя молодой вдовой, на некоторое время успокаивается. Хрен когда-нибудь поймешь, что у этих женщин в голове творится…
Я молча вышел из ванны, от меня шарахнулись, как от прокаженного, батя неловко попытался спрятать за спину бутылку с непонятного цвета жидкостью, видно уже достал, чтобы выпить за знакомство. Всё, пора уходить, можно по-английски, но нет, ноги сами повернули меня на балкон. А перед подъездом уже комитет по торжественной встрече во всей красе. Пострадавшие в полном составе на лавочках и еще подтянулась троица парней, с ними две девки местного разлива. Один из них, лет под тридцать, с татуировками на кистях и вроде даже перстни синие на пальцах, но с балкона толком не разглядишь, крутил в руках обрезок водопроводной трубы. Меня заметили сразу. Слово взял Синий, как я его про себя назвал:
— Что же ты беспредел творишь? Пацаны к тебе со всем уважением, побазарить за жизнь децел хотели. Про Маруху твою шепнуть чево, а ты сразу грабками махать, как бичара ссученный. Так себя уважаемые люди не ведут. Проставься полторашкой (имеется ввиду самогон) за обиду и побазарим нормалек без понтов дешевых.
— Да не выйдет он, зассыт… — поддакнул ему кто-то с лавочки.
— Если правильный пацан, то выйдет, а если волк позорный или фуфло ментовское, или фраер гнилой. – продолжил кидать зоновские подходики Синий. Знакомая песня, так и будет языком плести свои кружева, потихоньку начиная тебя словесно «опускать», или ты не выдержишь или он морально выиграет, даже без физического контакта. Такой базар надо резко ломать, сразу переводить в другую плоскость. Да и уже понятно, нет там никаких татуированных перстней, на зоне был точно, но не в авторитете, дальше шестерки не поднялся, даже не феня у него кривая, а так базар приблатненный. Среди не топтавших на мне дешевый авторитет зарабатывает. Был и у нас во дворе такой, мы малолетки ему в рот заглядывали, подражать пытались, пока с зоны не откинулся отец одного другана и пинками не выгнал того со двора. Куда тогда делась вся его распальцовка? Ну подожди сука:
— Эй! А чего у тебя труба такая тонкая? — пауза, подгадал окончание своей фразы на затяжке Синего сигаретой, но надо не дать ответить, выдох его и на начале вдоха спокойно продолжаю:
— Я ведь сейчас спущусь и трубу эту в твое раздолбанное очко засуну. А ты даже кайфа не получишь… — и гаденько так заржал, тут же хихикнул какой-то из парней на лавке, а одна из шмар хрипло заперхала, давясь смехом. Всё, хана дутому авторитету Синего. Слухами земля полнится. Теперь при упоминании Синего в любом разговоре без него, почти наверняка будет подленькое уточнение: Этот, который с трубой, что ли? И ехидные улыбочки, а кто не поймет, тому расскажут. Синий толкнул раскрытой пятерней в лицо, засмеявшейся девке, взревел и резво рванул в подъезд.
— Примерить решил… — подлил я масла в огонь, теперь заулыбались и захихикала уже вся компания. Ну пора и честь знать, хватит дергать тигра за усы, как сказали бы китайцы. Под аккомпанемент неистово долбящей в железную дверь трубы, прошел мимо, сидевшей на диване, притихшей семейки в другую комнату, перекинул ноги через подоконник, оттолкнулся и после непродолжительного полета, мягко приземлился почти в центр клумбы. Не мешкая вскочил и дал, как на стометровке, до угла ближайшей пятиэтажки, там перешел на резвую рысь в сторону освещенной и шумящей примерно в километре автодороги. Бежал и сперва очень гордился собой, потом задумался, что повезло мне сегодня нехило, как получилось вырубить с одного удара беломаечного амбала, да и дальше все как по маслу, а могло закончиться подобное приключение гораздо плачевней. Нет, в следующий подобный раз только рывок в сторону и бежать, и не раздумывая, дал я себе твердое обещание, уже катясь на частнике по освещенной дороге к цивилизации.
С Иркой я больше никогда не встречался.
Р.S. Наконец, могу сказать ОГРОМНОЕ СПАСИБО товарищу капитану — инструктору, к сожалению, уже не помню вашего имени. Ваши занятия мне очень тогда помогли.
На этом хотел бы закончить, но нет, сын мне вчера заявляет:
— Травмат куплю.
— Зачем?
— Ну, попугать в случае чего…
— Ни фига ты не понял. Любое оружие нужно доставать, только тогда, когда ты его готов применить немедленно. Это азбука. Разговоры под дулом пистолета оставь Голливуду. Да и пойми, ствол не нож, любой понимающий человек будет сразу рвать дистанцию и максимально жестко тебя гасить. А если у него огнестрел? У него нет времени разбираться, что у тебя в руках: травмат, газовый или тоже огнестрел, профессионал будет сразу стрелять на поражение. А вдруг окажешься случайно в охраняемой зоне, какого-нибудь ВИПа? Оно тебе надо? А в безоружного, скорее всего, никто стрелять не будет – стараясь говорить спокойно продолжаю я.
— Что мне с выкидухой ходить что ли? – недоумевает сын.
— А если ткнешь или полоснешь, даже не специально, а так, отмахиваясь, кого. Ну попадешь в какой-нибудь орган или артерию, например, на руке зацепишь. А он возьмет, да помрет. Что тогда? 10-ка на зоне? Как тебе такая перспектива? Или опять же противник с огнестрелом, прострелит тебе колено — ты всю оставшуюся жизнь с палочкой, а у него ствол с лицензией, и он кругом прав. Здесь Москва и здесь таких полно. Да и пойми, наконец, любое оружие, даже холодное – это оружие нападения для убийства. Ты мочить кого собрался?
— Да нет, так для самозащиты…
— Лучшее оружие самозащиты — это бег. Я тебе уже сто раз это говорил. Или бегать плохо стал?
— А если я с девушкой?
— Ну, во-первых, не шарьтесь по всяким злачным местам и чужим дворам. Во-вторых, не ведись на всякие: Пойдем-отойдем-поговорим. А, в-третьих, вот отбежал ты от них и от девушки на 50 метров и набрал 112, контролируя происходящее, что они тебе или твоей девушке сделают?
— Да перед девушкой, как-то неудобно.
— А, ты ее спроси, ей герой-калека-инвалид нужен, или здоровый отец ее детей?
— Ну, про детей ты загнул, понятно, что каждая выберет – заржал сын.
— То-то и оно. Ладно, гуляй пока молодой. И бегай побольше.
В заключение скажу: Фитнес — это хорошо, бицепсы, трицепсы и прочие двуглавые – это здорово и красиво, но не забывайте про бег. БЕГ – ЭТО СИЛА, это оружие, которое у вас никому не отнять…, потому что не догонят!

В догонку про историю с Кудряшкиным.
Был у нас во дворе парень с типично «российским» характером. То есть хулиганы к нему пристают, а он терпит. Хулиганы тоже бывают разные: деньги есть? А попрыгать? Ну нет так нет, вали отсюда! И идет бедолага учить свою математику или играть в шахматы.

Но были во дворе три дебила-«психолога». Им, значит, мало деньги пострелять по карманам. Они сообразили, что если клиента «сломать» и запугать, то он сам будет носить «дань». Так сказать, рэкет. И начали эти три хулигана местных «лохов» по одному вылавливать и обрабатывать. Боятся лохи и носят денежки — родителям не скажешь, «а то хуже будет», да и стыдно как-то. В милицию еще страшнее идти.

И доходит очередь «на обработку» до нашего «шахматиста»: «Пойдем за гаражи, есть разговор!»
А «шахматист» не дурак, он книжки читает, он знает примерно, что за гаражами будет.
«Не я лучше домой пойду.» И идет, но у самого коленки трясутся, так что начинает бежать. «Психологи» легко настигают его в подъезде, одно дело бегать с тяжелым портфелем с книгами, а другое дело без!
И начинается собеседование на работу с легких ударов — не отвечает наша жертва, напуган и сломан как заяц, только смешно попискивает. Тут «психологи» делают ошибку, так как получается у «шахматиста» забиться в темный угол. И чувствует «шахматист» спиной — все бежать некуда, никто не поможет. Даже Москвы сзади нету! Все знают, что нельзя ни таракана ни кошку загонять в угол, иначе что-то будет! Вот и у лоха тоже начинаются превращения, для хулиганов пока не заметные. А «психологи» в ус не дуют, продолжают, значит, по прежде-всегда-успешному сценарию: «Вот это — Вася-Бык — он теперь твой Пахан! Ты ему будешь раз в неделю приносить деньги. Усек?»

Звучит тихий ответ и все четверо не верят своим ушам:
«Нет! И вертел я вас всех троих на х.ю!».

Больше всех, конечно, охреневает сам лох-«шахматист», а хулиганы захлопывают от удивления раскрытые пасти и немедленно идут в атаку. Но в углу-то от троих, любо-дорого отбиваться! Втроем одновременно лезут, мешаются, толкаются, а лох только портфелем закрывается, брыкается изо всех сил — ведь настала (как он представлял) его последняя минута жизни. Отбита атака! «Психологи» в недоумении: что за дела? «Шахматисту», конечно, тоже прилетело солидно, но и хулиганам не сладко! Не за тем пришли!
Надо вытащить козла из угла на середину, решает Вася-Бык. Но и лох то, уже смотрится не совсем лохом, поверил в свои силы! Портфель бросил и давай работать в обороне. А нападающий всегда немного рискует в отличии от обороняющегося, даже если и сильнее. И вторая атака отбита! Не такой уж и бык этот Вася. Курить и пить надо меньше!

Ситуация патовая, даже до последнего хулигана доходит простая математика: что три не всегда больше одного. Но это физически — ничья, а морально — несомненная победа на стороне бывшего «лоха». Даже время против «психологов»: темные дела надо делать быстро! И спусковым крючком хлопает дверь подъезда, хулиганов сдувает ветром: а вдруг это папаша пацана?

Эпилог: конечно лоха били (уже другие хулиганы) еще не раз и не два. Шахматы — хороший спорт, но бокс, в этом смысле, лучше! И деньги, бывало, отбирали. Но сам он их никому(кроме налоговой) никогда не носил. А хулиганам надо бы много читать, так как налогообложение физических лиц имеет свои особенности.

Есть замечательная история у Максима Камерера про колхоз (https://www.anekdot.ru/id/689017/ — для тех кто не читал ). Мой отец был студентом в том же институте, только лет на 25 раньше. Вот история что он рассказал.

Дело было середине 60х. Принято было тогда что бы институты брали шефство над колхозами. Не знаю уж чего там колхозы институтам взамен давали, а вот получали они студентов и студенток в качестве дешёвой рабочей силы. Ну и мой отец с группой соотвественно в колхоз был послан одним летом, помощь аграриям оказывать. Вообще большая толпа поехала, человек эдак с 40-50, пацанов и девчонок примерно поровну. Хорошая, дружная компания. Работали не отлынивали, коммунизм же строили в отдельно взятом колхозе.

Девчонок поселили в сельском клубе в более-менее достойных условиях, а ребят в колхозном сарае. Сарай — по сути сбитая из досок времянка, одна дверь, одно большое, намертво застеклённое, окно с форточкой примерно на уровне глаз, пол дощаный. На улице, туалет типа сортир и колонка. Вот и все условия.

Парни где то чуток матрацев надыбали, соломы натащили, у многих спальники были. На стенку календарь, агит плакаты (куда без них), жильё готово. Дело летом было, так что спали с открытой дверью и форточку открывали. Да и не запирали дверь никогда, все свои — воровать нечего. Естественно и должности неформальные появились, кто на гитаре хорошо играет и поёт — тот массовик-затейник, кто из деревни родом и к крестьянской работе привычный — тот бригадир, кто более пронырливый — тот генерал-квартирмейстер, итд.

Вечерами брали у местной бабульки самодельного пива и самогона, огурчиков солёных, картошки, кваску, колбаски, хлеба. Потом подхватывали гитары и шли к девчонкам из своей группы. Разводили большой костёр, пекли картошку, пели хорошие песни. Лепота. «Жила бы страна родная и нету других забот.» Селяне тоже подтягивались, парни и девушки, и все кстати очень хорошо ладили. Кое-кто из студентов даже с местными Дульсинеями романы завязал. Но правило поставили чёткое, вечером и ночью делай что хошь где хошь и с кем хошь, а вот с утра как штык должен быть в форме и работать как и все. Сачковать ни-ни, да и не пробовал никто.

И вот одним утречком они просыпаются от страшного шума и мата. Толик, парень крупный (уже армию отслужил), ломится в закрытую дверь и матерится. Что за чёрт? Почему дверь заперта? Толкают, нет — заперта плотно. Плечом навалились, нет заперта. Ну тут 4-5 пацанов с разбега в дверь — бах, что то треснуло и они все вывалились. Посмотрели, что за байда? Оказалось кто-то через отверстия где обычно вешается замок засунул хорошую, крепкую палку. Осмотрелись, ай чёрт, кто-то ночью проник в их сарай, собрал сапоги, штаны, рубашки, носки и развесил на ближайших деревьях.

Долго думать не пришлось, прикинули что девчонки из их группы. Было среди них пару-тройку сорвиголов. Те признались после что решили так над ребятами подшутить. Из вещей ничего конечно не пропало, отсырели только.

Заходят обратно, на шум все встали. Сна уже нет, по зову природы выходить стали, да барахло с деревьев собирать. И тут жуткий крик. Сбежались, стоит Славик и держит свой детородный орган, а он весь в засохшей крови. Мама родная, конечно шутки шутками, но жутковато. Расцарапан и довольно сильно. Промыл, йодом помазал, перебинтовал. У всех вопрос, «как же ты так, горемыка?»

Оказалось просто. У Славика с местной Кармен роман случился. Где-то гуляли, а потом выпил он местной браги чуток. Потом ещё чуток. Потом в догон, а после и на посошок. Короче вышло очень и очень даже прилично. Вернулся он в сарай позже всех, сразу спать завалился. Проснулся через часок, от позыва организма, облегчиться. Попытался выйти, дверь заперта. Пытался открыть, не поддаётся. Шуметь и будить парней он не решился.

Родилась у него в голове такая идея. Подошёл он к окну, застеклено оно намертво, открыть нельзя. Но форточка то открыта. А над окном небольшой положек, как раз пальцы поставить можно. Как то на одних пальцах подтянулся на уровень поясницы и форточки. И тут появилась проблема. Физиологического свойства, так сказать. Те кто не знает, мочеиспускательный орган у мужчин устроен так что бы его куда либо просунуть, даже если в форточку, требуется верная рука. А тут её как раз нету, руки лишней то есть. Свои то как раз заняты.

Товарищей он будить опять постестнялся, придумал вот что. Обвязал свой орган верёвочкой, один конец веревки в зубы взял, потом снова подтянулся на пальцах и виляя тазом и перебирая верёвочку зубами как-то «чудо» чудом вывалилось через форточку. Как он выдержал весь процесс вися на пальцах, тайна до сих пор покрытая мраком.

Процесс то он справил хорошо, а вот верёвочку выпустил. И вытаскивая често исполнивший свое дело орган он им зацепился. Рама то сделана из грубых досок, краска давно полопалась. Так что мала-мала покалечился. Удивительно, но «отряд не заметил потери бойца». Наверно сильно пьян был, да и рад что «операцию» выполнил успешно, никого не разбудил. Ну а утром, увидев результат, ужаснулся.

В отряде было много спортсменов, а Славик был парниша совсем не спортивный. Удивительное дело, но ни штангисты, боксёры, теннисисты, байдарочники — никто не смог повторить Славкино упражение. Лучше всего получалось у фехтовальщика, но и он так и не смог повторить Славкино достижение в лёгкой атлетике.

А Славику пришлось бурно развивающийся роман под благовидным предлогом отложить.

Ну а то как парни девчонкам из их отряда «отомстили», про то совсем другая история будет.

источник