Меню Рубрики

Я подставляю горло любви

Я наполнен тобой до краев

Ты все так же танцуешь со мной,

Я в неизвестность бросаю открытым текстом

В моих безумных снах тебе совсем не место

Я согласен пройти по осколкам души

Обернется пусть шагом в миражи

Кто уснет со мной, не пройдет назад

Золотой пыльцой твой укроет сад,

Без тебя, без памяти, без отличий

И преградой только лишь безразличье

Сделать что-то для шага вперед

Капли падают в вечность над синим мостом

Мир летит на колени сухим лепестком

И крылатые гончие падшей Звезды

Загоняют тебя в ножны ветра

Между молний, и шорохом древних знамен

Открывается дверь, просыпался Дракон

И алмазными искрами режет глаза

Ты хотел бы свернуть, но обратно нельзя

И реальны становятся только мечты

Крики птиц и туман рассекает игла

Здесь не будет границ, здесь реальность ушла

И израненный дождь окна рвет на куски

Кто увидит тебя над собою

И ненужная жизнь станет просто свечей

Обернешься – и крылья свистят за плечом

Шаг над пропастью вверх, сталь летящих ресниц

На руках проступают обрывки страниц

И не сталь – серебро, что тебе суждены

И иллюзия ночи обнимет холмы

Между вечным и прочим не видно луны

Растекайся в ладони моей темноты

Чей не слышен сердца стук

Прокляни всех, кто пришел тебя спасать

Ты сильнее всех желаний, ты другой…

Подчиняясь, тоже можно подчинять

Прокляни тех, кто узнает твой клинок

Ты сильней железной смерти, ты другой

И распятье вылетает из-под ног

Сердце в сталь, крыло в вираж

Прокляни – и выйдешь в круг таких как ты

Это зверь в тебе смеется, ты другой

Этой ночью вышло время жечь мосты…

Руки в стынущей уже крови

От пространства в стороне войне

Ты находишь дверь в стене-огне

Ты думаешь, так просто дотянуться

Прожжет ладонь до кости рукоять

Где ты видел этот взгляд – узнал

Ты нашел, чего искал – упал

Сталь на лунный свет, но луч остер

Может, все-таки назад – и яд

Не получится, поверь – теперь

Чьи глаза тебя найдут и ждут

Если хочешь – так иди, в пути

Где забыть время, вечны пики гор

Мой народ не ведает греха

Мой народ не знает пораженья

Жизнь и смерть, проклятья… чепуха

Наша кровь не признает смиренья

По мирам в миры — и по прямой

Изгибаясь в крике небосвода

Пенный след вскипает за кормой

Это слово сладкое – «свобода»

Звездный ветер вскинет паруса

Клич из века в век сыграют трубы

Тьма открыла вечности глаза

И в кривой усмешке сжаты губы

Время сквозь песок стекает пить

Тянет сквозняком открытой двери

У бессмертных нет причин не жить

Если нервы рвет проклятье Зверя

Нам ключи известны и замки

Только ни к чему идущим двери

Волны, разомкнувшие барьеры

Нас не ждет ни смерть, ни пустота

Боги — лишь позднейшее творенье

Жизнь чертить с открытого листа

Можно ли остановить движенье

Память на весах с самим собой

Лезвие блеснет лукавым глазом

Берег оставляя, лишь для сказок

Мой народ века зажал в горсти

Разожмись, любовь моя, пусти

Может, лица перестанут сниться

И встречает каждый взглядом взгляд

Зверя на изломе полнолунья…

И память жжет виски теперь

Не знаю, первый кто сказал:

Сколько масок дарит жизнь

Зверь с цепи сорваться хочет

Но всегда есть время стали

Ведь ты не знаешь, кто сказал —

Любопытство — доля смертных

Кружит ветер, кружит ввысь

Зверь открытый — это жизнь

В сердцах у них стальная дверь

Тех миров, что мы так искали

Ты устал от бездумной стали

Нас бросало опять на чужие клинки

Мы модель своего самолета

Слали в небо на песне руки

Что ж, придумать еще не срок —

Мы с богами давно расплатились

Тем, что в сказку о смерти влюбились

Что несли свой плащ по дороге в небо

Звон ручьев безнадежно алых

И бессильное слово «победа»

Ароматом весны из придуманных слез

Ты напомни мне мой перезвук

Мы играли в миры, мы играли всерьез

Это щит или дверь от ненужных потерь

Не забыть, не запомнить, вернуться нельзя

Погляди же в глаза своих лиц

Что ты видишь теперь в переплетах дождя

И слова рвутся, горло садня

Наши губы слагают кольцо наших фраз…

Кто мне вернет мое золото темных камней

Кто мне поверит, что снег горячее огня

Кто-то сумеет увидеть глаза сквозь обрывки теней

Кто-то сумеет пройти по мечу до меня

Искры – прохладные капли – проколют ночной небосклон

Кожа мешает взлететь, словно клетка, садня

Как танцевал в небесах мой пронзительно легкий дракон

Так бьется в горле моем крик живого огня

Сорвись с обрыва кровавых туч

Где было сердце так горячо

Реши для мира программу-ключ

Поймай на взлете мое плечо

Где-то за гранью долин ждет негаснущий смерч

В свете грозы ты увидишь глаза серебра

В честном бою выбирай, где поверженным лечь

Но на рассвете ты снова проснешься: пора

Воинам смерти нести свою боль до реки

В острых разрывах небес прочитать приговор

Свет режет пальцы о темные наши клинки

Нас обогреет врагов погребальный костер

Сорвись с обрыва в пожар небес

Твой выбор сделан, цена горька

Но страх полета уже исчез

И звезды щедро возьмет рука

Наших путей только небо запомнит слова

Где-то под крыльями стынет последний причал

Если узнаешь наш свет – значит, сказка права

Зов подними – ты и так слишком долго молчал

Сорвись с обрыва чужой войны

Пусть в первом вздохе не все легко

Не будет света, не будет тьмы –

Эта ночь покрывалом из сна
У крывает усталые вежды,
Но размеренна поступь, и взор
Прожигает удушливый мрак.
Я в желанье осилить до дна
Э ту чашу, возможно, и грешен —
Но молитвы священный узор
Не отпустит Тебя до утра.
Мягкость глаз, и сиянье венца,
Ломкой ветвью изгиб орхидеи —
Ты моих непорочащих глаз
Н е отвергнешь, тиха и мудра.
Я в желанье пройти до конца
Э тот путь, может, самонадеян —
Но молитвы святого тепла
Не отпустят Тебя до утра.
Воскурив фимиам жарких свеч,
Устремляю возвышенно сердце,
И уверенно чертит рука
Россыпь слов, словно горсть серебра.
Я в желанье обнять хрупкость плеч,
Без сомненья, безумен и дерзок —
Но молитвы священной аркан
Н е отпустит Тебя.
До утра.

Ritter
Ты заплатил по всем счетам, командир.
Ты смог вернуться – и теперь наплевать,
Что ты скрываешь в опаленной груди.
Тебя спасти! – И я не вижу преград.

Спасти. меня? Я помню сумрачный вздох,
И глаз прицелы так вцепились в зрачки,
Что не уйти. Пусть ты лишь демон – не Бог –
Для нас обоих разожгут маяки.

Я снова жив! И, знаешь. Чую тебя
К ак жгучий воздух, как острейший алмаз!
Как душ родство?.. То Божий дар и судьба —
И кровь небес, что заструится из глаз!

* * *
Марш Старой Гвардии
З абыли. Про веру и тяжесть идей –
Удел наш кроится не зря.
И небо, что давит на плечи людей,
Мы снова идем покорять.

Проворен, пронзителен, словно змея,
Наш гордый и сумрачный строй.
Здесь нет ни убийц, ни святых, ни ворья,
Здесь каждый – не просто герой.

Нас примет в объятья чарующий бой,
Ну что ж, понеслась веселей –
Здесь можно быть всяким – но только собой!
Нет лжи в распростертом крыле!

Погиб маневровый – давай, дотяни!
Подхватит стальная рука!
Мы чуем друг друга обшивкой брони –
Уверенно, наверняка!

Закрутим метелью, возьмем на таран,
Прошьем и сомнем фюзеляж.
Пусть нас собирали по разным мирам,
Мир неба – он истинно наш!

Мы рвем горизонты – стальная коса,
Бессмертие диких молитв!
А если погибнем – возьмут небеса
Души окрыленной болид.

* * *
Did we really tell lies ?
Олег — Маришке
леди Т.

Растворясь в темноте,
Я скрываю холодный оскал,
Но на белом листе
Вновь выводит больная рука

Линий прорванный ряд
И штриховки косой кружева,
Где ожогом – твой взгляд!
Ты жива – ты навеки жива!

И тепло возрождают
В новь пальцы, вкусив, как во сне,
Твой посмертия дар.
Ты во мне – ты навеки во мне!

Ты безмолвно вершишь
Э ту ставку в несложной игре –
В лабиринтах души.
Ты права – мне навеки гореть!

* * *
Маришка — Олегу.
Леди Т.

навеки гореть .
и пепел летит сквозь ночь.
безвременье – смерть,
но разве смогу помочь
хоть раз избежать
объятий того огня?
успела сказать,
что ты – весь мир для меня?

не помню.
лишь капли крови на коже рук
любовью
любой холодный и липкий звук
стальная капель
стремится упасть с ножа
распахнута дверь
– отсюда летит душа.
(с) Алисса Льюисс

* * *
Леди Т.
Я сотру выраженье с лица
П ромолчу на нелепый вопрос.
Пепел неба тряхнув из волос,
Равнодушно отмечу: «Роса».
Узнаешь?
Я смотрю твою жизнь,
Словно бусинку крови в стекле.
Я забыл, кем я был на земле,
Став крылатым стремлением ввысь.

Портал заполнил плазменный огонь,
Сжигая страх и боль, счищая душу
С о смертной оболочки. Люди, вон!
Я снова ваши правила нарушил –

Но, уходя в синеющую высь,
И восходя на трон подземной Бездны,
Я жду вас. Ибо, будучи мертвы,
Вы станете хоть чем-то мне полезны.

Оставившему полночь под крылом…

Куда-нибудь за пелену дождей

Оставив вас в раю или в аду,

В последнем праве, взятом у людей

Блеснет остатком силы серебро,

Вино в хрусталь небесный упадет

За зло всегда расплатится добро,

И вновь рассвет к живым еще придет

Ласкайте желанным дыханьем,

Услышав последним признаньем

Безумный свет живет своей игрой

Мне дела нет до пляски миражей

Чужой и свой, живой. нет, не живой

Конечный пост, один из типажей

Листа ладонь и скрипки нотный плач,

И тень плащом отброшена к ногам

Свой вечный оправдатель и палач,

Я жизнь отдал, но смерти не отдам

Не будет ночь защитой и теплом,

Не будет день преградой и мечтой

Оставившему полночь под крылом

Покой на сердце, сердцу не покой

Струна звенит, так жалобно дробя

Минуты ожидания не смерть

И если что-то живо для меня,

То только ты поднимешь эту плеть,

То лишь тебе смогу об этом спеть…

Кровью намечена линия грез

Страх – это снайпер с холодным прицелом

Строчка — стрелой к не намеченной цели

Ветер стирает движения звезд

В мороке руки, туман сеет пыль

Что-то мешает назад оглянуться

И до себя добежать, не проснуться

Чей-то стилет точно в цель угодил

Чужая земля кончается там, где хотел

Два удара — всего лишь прицел

Строем то дни, то часы вразнобой

Резкий, как взгляд, перебор за насмешку

Ты выбираешь орла или решку

Ставка не жизнь, но игра за тобой

Кто-то снимает устало лицо

Кто-то рвет кожу, пытаясь проснуться

Ты же вчера мог еще оглянуться

Чтобы сегодня не стать подлецом

Чужая земля, рассвета не будет – сгорел

Два крыла на распятии стрел

Нынче на листьях узор – не роса

Стынут под веками лед и созвездья

Вечность смеется, и стылая бездна

Тянет к себе покрывало из сна

Под рукавом не браслеты сожгут

Вены запястье твое перетянут

Те, кто не мертвый, живыми не станут

Те, кто не жив, от себя не уйдут

Чужая звезда не спасает ослепших людей

Мое сердце наводит на цель

Здесь исполняется наш приговор

Кровь точит камни – надежду столетий

Если уж нам не познать нашей смерти

Значит, выходим, как выстрел в упор

Чужая игра не спасает былых королей

В твоем имени ставка «убей»

Забытое время, веселые Боги,

И время идти от дороги к дороге,

Закручивать небо спиралью, коктейлем в крови

Ломаться улыбкой, притягивать взглядом,

И быть для себя драгоценнейшим ядом,

Что поит дождем вечно ждущие руки любви

Зачем этот танец в бликах огня?

Кого ты сожжешь, воскресая из пепла и вновь уходя?

Не знаю любимый, здесь все для тебя

Знакомые лица бледней, чем обычно,

И было б забавно, но слишком привычно

И было б смешно, только смех застывает, как жук в янтаре

Быть выдумкой слова, быть чьей-то ошибкой

И в спину удар расцветает улыбкой

И страх стал привычкой случайно погибнуть на новой заре

Не видно лицо, так естественней поза

Отброшены нервы — ненужная проза

И только, касаясь виска, что-то шепчет насмешливый враг

И ложным ответом обмануты свечи

Погоня слепа, а у нас целый вечер

И утро ответит под солнцем ломая , какой я дурак

Ты зашипишь, коснувшись острия

Слова излишни, где лишь любовь нужна

И разговор безмолвных рук,

Ты будешь снова мною взят

Как в первый час, как в первый раз

Распятый , как сердце, на огненном сполохе крови моей

В лапах сжимая обрывки теней

Ты для меня исключенье из правил

Я — твой последний несломленный гений

Ты захотел, и я небо оставил

Я захотел — ты любви мой пленный

Что ты можешь сказать – металлический смех

Почему мою маску уводит в оскал

Почему в этом мире, закрытом от всех

Мне встречается тот, кого я не искал

Кто встречает меня за глухой пустотой

Что мешало машину направить в вираж

Или просто рвануть в тяжкий сон, темный бред

источник

Я наполнен тобой до краев

Ты все так же танцуешь со мной,

Я в неизвестность бросаю открытым текстом

В моих безумных снах тебе совсем не место

Я согласен пройти по осколкам души

Обернется пусть шагом в миражи

Кто уснет со мной, не пройдет назад

Золотой пыльцой твой укроет сад,

Без тебя, без памяти, без отличий

И преградой только лишь безразличье

Сделать что-то для шага вперед

Капли падают в вечность над синим мостом

Мир летит на колени сухим лепестком

И крылатые гончие падшей Звезды

Загоняют тебя в ножны ветра

Между молний, и шорохом древних знамен

Открывается дверь, просыпался Дракон

И алмазными искрами режет глаза

Ты хотел бы свернуть, но обратно нельзя

И реальны становятся только мечты

Крики птиц и туман рассекает игла

Здесь не будет границ, здесь реальность ушла

И израненный дождь окна рвет на куски

Кто увидит тебя над собою

И ненужная жизнь станет просто свечей

Обернешься – и крылья свистят за плечом

Шаг над пропастью вверх, сталь летящих ресниц

На руках проступают обрывки страниц

И не сталь – серебро, что тебе суждены

И иллюзия ночи обнимет холмы

Между вечным и прочим не видно луны

Растекайся в ладони моей темноты

Чей не слышен сердца стук

Прокляни всех, кто пришел тебя спасать

Ты сильнее всех желаний, ты другой…

Подчиняясь, тоже можно подчинять

Прокляни тех, кто узнает твой клинок

Ты сильней железной смерти, ты другой

И распятье вылетает из-под ног

Сердце в сталь, крыло в вираж

Прокляни – и выйдешь в круг таких как ты

Это зверь в тебе смеется, ты другой

Этой ночью вышло время жечь мосты…

Руки в стынущей уже крови

От пространства в стороне войне

Ты находишь дверь в стене-огне

Ты думаешь, так просто дотянуться

Прожжет ладонь до кости рукоять

Где ты видел этот взгляд – узнал

Ты нашел, чего искал – упал

Сталь на лунный свет, но луч остер

Может, все-таки назад – и яд

Не получится, поверь – теперь

Чьи глаза тебя найдут и ждут

Если хочешь – так иди, в пути

Где забыть время, вечны пики гор

Мой народ не ведает греха

Мой народ не знает пораженья

Жизнь и смерть, проклятья… чепуха

Наша кровь не признает смиренья

По мирам в миры — и по прямой

Изгибаясь в крике небосвода

Пенный след вскипает за кормой

Это слово сладкое – «свобода»

Звездный ветер вскинет паруса

Клич из века в век сыграют трубы

Тьма открыла вечности глаза

И в кривой усмешке сжаты губы

Время сквозь песок стекает пить

Тянет сквозняком открытой двери

У бессмертных нет причин не жить

Если нервы рвет проклятье Зверя

Нам ключи известны и замки

Только ни к чему идущим двери

Волны, разомкнувшие барьеры

Нас не ждет ни смерть, ни пустота

Боги — лишь позднейшее творенье

Жизнь чертить с открытого листа

Можно ли остановить движенье

Память на весах с самим собой

Лезвие блеснет лукавым глазом

Берег оставляя, лишь для сказок

Мой народ века зажал в горсти

Разожмись, любовь моя, пусти

Может, лица перестанут сниться

И встречает каждый взглядом взгляд

Зверя на изломе полнолунья…

И память жжет виски теперь

Не знаю, первый кто сказал:

Сколько масок дарит жизнь

Зверь с цепи сорваться хочет

Но всегда есть время стали

Ведь ты не знаешь, кто сказал —

Любопытство — доля смертных

Кружит ветер, кружит ввысь

Зверь открытый — это жизнь

В сердцах у них стальная дверь

Тех миров, что мы так искали

Ты устал от бездумной стали

Нас бросало опять на чужие клинки

Мы модель своего самолета

Слали в небо на песне руки

Что ж, придумать еще не срок —

Мы с богами давно расплатились

Тем, что в сказку о смерти влюбились

Что несли свой плащ по дороге в небо

Звон ручьев безнадежно алых

И бессильное слово «победа»

Ароматом весны из придуманных слез

Ты напомни мне мой перезвук

Мы играли в миры, мы играли всерьез

Это щит или дверь от ненужных потерь

Не забыть, не запомнить, вернуться нельзя

Погляди же в глаза своих лиц

Что ты видишь теперь в переплетах дождя

И слова рвутся, горло садня

Наши губы слагают кольцо наших фраз…

Кто мне вернет мое золото темных камней

Кто мне поверит, что снег горячее огня

Кто-то сумеет увидеть глаза сквозь обрывки теней

Кто-то сумеет пройти по мечу до меня

Искры – прохладные капли – проколют ночной небосклон

Кожа мешает взлететь, словно клетка, садня

Как танцевал в небесах мой пронзительно легкий дракон

Так бьется в горле моем крик живого огня

Сорвись с обрыва кровавых туч

Где было сердце так горячо

Реши для мира программу-ключ

Поймай на взлете мое плечо

Где-то за гранью долин ждет негаснущий смерч

В свете грозы ты увидишь глаза серебра

В честном бою выбирай, где поверженным лечь

Но на рассвете ты снова проснешься: пора

Воинам смерти нести свою боль до реки

В острых разрывах небес прочитать приговор

Свет режет пальцы о темные наши клинки

Нас обогреет врагов погребальный костер

Сорвись с обрыва в пожар небес

Твой выбор сделан, цена горька

Но страх полета уже исчез

И звезды щедро возьмет рука

Наших путей только небо запомнит слова

Где-то под крыльями стынет последний причал

Если узнаешь наш свет – значит, сказка права

Зов подними – ты и так слишком долго молчал

Сорвись с обрыва чужой войны

Пусть в первом вздохе не все легко

Не будет света, не будет тьмы –

Эта ночь покрывалом из сна
У крывает усталые вежды,
Но размеренна поступь, и взор
Прожигает удушливый мрак.
Я в желанье осилить до дна
Э ту чашу, возможно, и грешен —
Но молитвы священный узор
Не отпустит Тебя до утра.
Мягкость глаз, и сиянье венца,
Ломкой ветвью изгиб орхидеи —
Ты моих непорочащих глаз
Н е отвергнешь, тиха и мудра.
Я в желанье пройти до конца
Э тот путь, может, самонадеян —
Но молитвы святого тепла
Не отпустят Тебя до утра.
Воскурив фимиам жарких свеч,
Устремляю возвышенно сердце,
И уверенно чертит рука
Россыпь слов, словно горсть серебра.
Я в желанье обнять хрупкость плеч,
Без сомненья, безумен и дерзок —
Но молитвы священной аркан
Н е отпустит Тебя.
До утра.

Читайте также:  Вскрыли гнойный абсцесс в горле

Ritter
Ты заплатил по всем счетам, командир.
Ты смог вернуться – и теперь наплевать,
Что ты скрываешь в опаленной груди.
Тебя спасти! – И я не вижу преград.

Спасти. меня? Я помню сумрачный вздох,
И глаз прицелы так вцепились в зрачки,
Что не уйти. Пусть ты лишь демон – не Бог –
Для нас обоих разожгут маяки.

Я снова жив! И, знаешь. Чую тебя
К ак жгучий воздух, как острейший алмаз!
Как душ родство?.. То Божий дар и судьба —
И кровь небес, что заструится из глаз!

* * *
Марш Старой Гвардии
З абыли. Про веру и тяжесть идей –
Удел наш кроится не зря.
И небо, что давит на плечи людей,
Мы снова идем покорять.

Проворен, пронзителен, словно змея,
Наш гордый и сумрачный строй.
Здесь нет ни убийц, ни святых, ни ворья,
Здесь каждый – не просто герой.

Нас примет в объятья чарующий бой,
Ну что ж, понеслась веселей –
Здесь можно быть всяким – но только собой!
Нет лжи в распростертом крыле!

Погиб маневровый – давай, дотяни!
Подхватит стальная рука!
Мы чуем друг друга обшивкой брони –
Уверенно, наверняка!

Закрутим метелью, возьмем на таран,
Прошьем и сомнем фюзеляж.
Пусть нас собирали по разным мирам,
Мир неба – он истинно наш!

Мы рвем горизонты – стальная коса,
Бессмертие диких молитв!
А если погибнем – возьмут небеса
Души окрыленной болид.

* * *
Did we really tell lies ?
Олег — Маришке
леди Т.

Растворясь в темноте,
Я скрываю холодный оскал,
Но на белом листе
Вновь выводит больная рука

Линий прорванный ряд
И штриховки косой кружева,
Где ожогом – твой взгляд!
Ты жива – ты навеки жива!

И тепло возрождают
В новь пальцы, вкусив, как во сне,
Твой посмертия дар.
Ты во мне – ты навеки во мне!

Ты безмолвно вершишь
Э ту ставку в несложной игре –
В лабиринтах души.
Ты права – мне навеки гореть!

* * *
Маришка — Олегу.
Леди Т.

навеки гореть .
и пепел летит сквозь ночь.
безвременье – смерть,
но разве смогу помочь
хоть раз избежать
объятий того огня?
успела сказать,
что ты – весь мир для меня?

не помню.
лишь капли крови на коже рук
любовью
любой холодный и липкий звук
стальная капель
стремится упасть с ножа
распахнута дверь
– отсюда летит душа.
(с) Алисса Льюисс

* * *
Леди Т.
Я сотру выраженье с лица
П ромолчу на нелепый вопрос.
Пепел неба тряхнув из волос,
Равнодушно отмечу: «Роса».
Узнаешь?
Я смотрю твою жизнь,
Словно бусинку крови в стекле.
Я забыл, кем я был на земле,
Став крылатым стремлением ввысь.

Портал заполнил плазменный огонь,
Сжигая страх и боль, счищая душу
С о смертной оболочки. Люди, вон!
Я снова ваши правила нарушил –

Но, уходя в синеющую высь,
И восходя на трон подземной Бездны,
Я жду вас. Ибо, будучи мертвы,
Вы станете хоть чем-то мне полезны.

Оставившему полночь под крылом…

Куда-нибудь за пелену дождей

Оставив вас в раю или в аду,

В последнем праве, взятом у людей

Блеснет остатком силы серебро,

Вино в хрусталь небесный упадет

За зло всегда расплатится добро,

И вновь рассвет к живым еще придет

Ласкайте желанным дыханьем,

Услышав последним признаньем

Безумный свет живет своей игрой

Мне дела нет до пляски миражей

Чужой и свой, живой. нет, не живой

Конечный пост, один из типажей

Листа ладонь и скрипки нотный плач,

И тень плащом отброшена к ногам

Свой вечный оправдатель и палач,

Я жизнь отдал, но смерти не отдам

Не будет ночь защитой и теплом,

Не будет день преградой и мечтой

Оставившему полночь под крылом

Покой на сердце, сердцу не покой

Струна звенит, так жалобно дробя

Минуты ожидания не смерть

И если что-то живо для меня,

То только ты поднимешь эту плеть,

То лишь тебе смогу об этом спеть…

Кровью намечена линия грез

Страх – это снайпер с холодным прицелом

Строчка — стрелой к не намеченной цели

Ветер стирает движения звезд

В мороке руки, туман сеет пыль

Что-то мешает назад оглянуться

И до себя добежать, не проснуться

Чей-то стилет точно в цель угодил

Чужая земля кончается там, где хотел

Два удара — всего лишь прицел

Строем то дни, то часы вразнобой

Резкий, как взгляд, перебор за насмешку

Ты выбираешь орла или решку

Ставка не жизнь, но игра за тобой

Кто-то снимает устало лицо

Кто-то рвет кожу, пытаясь проснуться

Ты же вчера мог еще оглянуться

Чтобы сегодня не стать подлецом

Чужая земля, рассвета не будет – сгорел

Два крыла на распятии стрел

Нынче на листьях узор – не роса

Стынут под веками лед и созвездья

Вечность смеется, и стылая бездна

Тянет к себе покрывало из сна

Под рукавом не браслеты сожгут

Вены запястье твое перетянут

Те, кто не мертвый, живыми не станут

Те, кто не жив, от себя не уйдут

Чужая звезда не спасает ослепших людей

Мое сердце наводит на цель

Здесь исполняется наш приговор

Кровь точит камни – надежду столетий

Если уж нам не познать нашей смерти

Значит, выходим, как выстрел в упор

Чужая игра не спасает былых королей

В твоем имени ставка «убей»

Забытое время, веселые Боги,

И время идти от дороги к дороге,

Закручивать небо спиралью, коктейлем в крови

Ломаться улыбкой, притягивать взглядом,

И быть для себя драгоценнейшим ядом,

Что поит дождем вечно ждущие руки любви

Зачем этот танец в бликах огня?

Кого ты сожжешь, воскресая из пепла и вновь уходя?

Не знаю любимый, здесь все для тебя

Знакомые лица бледней, чем обычно,

И было б забавно, но слишком привычно

И было б смешно, только смех застывает, как жук в янтаре

Быть выдумкой слова, быть чьей-то ошибкой

И в спину удар расцветает улыбкой

И страх стал привычкой случайно погибнуть на новой заре

Не видно лицо, так естественней поза

Отброшены нервы — ненужная проза

И только, касаясь виска, что-то шепчет насмешливый враг

И ложным ответом обмануты свечи

Погоня слепа, а у нас целый вечер

И утро ответит под солнцем ломая , какой я дурак

Ты зашипишь, коснувшись острия

Слова излишни, где лишь любовь нужна

И разговор безмолвных рук,

Ты будешь снова мною взят

Как в первый час, как в первый раз

Распятый , как сердце, на огненном сполохе крови моей

В лапах сжимая обрывки теней

Ты для меня исключенье из правил

Я — твой последний несломленный гений

Ты захотел, и я небо оставил

Я захотел — ты любви мой пленный

Что ты можешь сказать – металлический смех

Почему мою маску уводит в оскал

Почему в этом мире, закрытом от всех

Мне встречается тот, кого я не искал

Кто встречает меня за глухой пустотой

Что мешало машину направить в вираж

Или просто рвануть в тяжкий сон, темный бред

источник

— Я видел. Я же видел, как у него глаза тухли. Я потом перенес его в ритуальный зал. Я обмывал его. Помогал матери одеть. Я же видел… видел, как он… а ты… ты со своим «Мастер жив»… а потом второй раунд. Официальные похороны. Я видел, как его кладут в гроб. Я стоял у его могилы. Я же был там и видел все, а ты…

* Британский ЦПС — центр правительственных связей. Тесно связан с МИ-6. Был замечен в нескольких громких скандалах, связанных с британским разведывательным управлением.

19. Я подставляю горло любви*.

Весна в этом году выдалась особенно мерзкой. Хмурые тучи закрывали солнце, постоянно срывался мелкий дождь. Растения в саду выглядели жалко. Обилие влаги, отсутствие солнечного тепла и света превратили листву деревьев, траву и кусты в мокрые, грязные тряпки. Люциус специально не давал распоряжений домовикам и Цисси запрещал спасать сад. В его душе было пусто, и он хотел, чтобы и вокруг него все опустело, погибло. Уютный, когда-то светлый и теплый мэнор пришел в упадок, став напоминать заброшенный, тёмный дом, покинутый хозяевами. По коридорам гулял сквозняк, тканные обои в комнатах отсырели, стали серыми, с разводами влаги на почти пропавшем рисунке. Комнаты и спальни толком не прогревались. Столовая и галереи были пустынны. Большие окна, покрытые пылью и грязью не давали проникнуть уличному свету и воздуху внутрь, и в огромном доме постоянно царил серый, затхлый свет.

В кабинет Люциус почти не заходил. Не видел смысла. Месяц назад он отдал последние распоряжения управляющим и больше не касался дел поместья и своей непосредственной работы в Министерстве. Он не тренировался, не обращался больше к магии стихии и темным богам. Он лишь наблюдал за происходящим вокруг. И бездействовал. Его верной спутницей стала бутылка виски. Обычного, самого дешевого маггловского виски. Он пил алкоголь в огромных количествах, чтобы получить хоть какое-то подобие опьянения. Это не укрылось от внимательного взгляда Лорда.

— Я не узнаю тебя, мой друг, — Волдеморт немного помолчал, буравя Люциуса тяжелым взглядом, — где мой прежний талантливый мальчик?

Пожиратели настороженно замерли. В последнее время внимание Темного Лорда слишком дорого обходилось несчастливцу, получившему его. Дорого. Болезненно.

Люциус растянул губы в пьяной усмешке и ответил:

— Сложно быть талантливым мальчиком в сорок с небольшим, Мой Лорд.

— Круцио, — глаза повелителя вспыхнули давно забытыми человеческими эмоциями.

Люциус рухнул на пол у ног самозваного лорда судеб. Забился в конвульсиях. Когда палочка Волдеморта опустилась, Люциус смотрел на него пустым, отрешенным взглядом. Сухие, потрескавшиеся губы медленно, но четко произнесли:

— Вы, как всегда, на высоте. Это было незабываемо. Мой Лорд.

Волдеморт брезгливо отошел от него и в тот вечер более не обращал внимание на бывшего фаворита.

Люциус не успокаивался. Он словно специально попадался на глаза его темнейшейству в непотребном виде. От надменного, всегда идеального мистера Малфоя осталась бледная пародия, нарисованная злым карикатуристом. Белые волосы стали серыми, грязными. Мантии, сложно скроенные, сшитые из дорогой ткани по фасону чистокровной традиций, висели неаккуратными, какими-то нелепыми тряпками. Взгляд потух, став странно-отрешенным и равнодушным. Казалось, сиятельного Малфоя интересуют лишь запасы маггловского виски да взгляд господина. И чем злее смотрит на него повелитель, тем лучше. В такие моменты на его губах появлялась брезгливая, пьяная ухмылка. Казалось, еще секунда, и Люциус скажет какую-нибудь дерзость или просто начнет сквернословить. Но Люциус молчал, лишь иногда позволяя себе опасные фразы.

Волдеморт теперь был одержим двумя магами. Поттером и Малфоем-старшим. Он чаще и чаще искал разговоров со своим опальным фаворитом, которые неизменно заканчивались проклятиями и болезненными заклинаниями.

— Что происходит, Люциус? Ты так не рад моему возвращению? Или так боишься меня?

Люциус демонстративно-спокойно приложился к бутылке, сделав шумный глоток, немного пролив вонючего пойла на свою одежду, и только после этого ответил:

— Страх никогда не входил в список моих недостатков, — и, немного подумав, добавил: — или достоинств.

— В твоем случае это было бы достоинством.

— Вы как всегда правы. Мой Лорд, — отсалютовал бутылкой и вновь жадно приник к её горлышку.

Тяжелое, толстое бутылочное стекло разбилось с глухим треском. Виски разлился по паркету, и душный запах спирта заполнил маленькую гостиную. Люциус лежал в луже алкоголя, выгибаясь дугой под пыточным Лорда. После раунда болевых заклинании, казалось, он сожалел лишь о разбитой бутылке дешевого виски…

источник

Мелодия сорванных крыш
D
Звездное небо – рулетка
Hm
Поставь на зеро
D
Страх — это просто страница
F#
Поверь мне, малыш
G
Переверни ее, просто сожги
Hm
Или выбрось в окно
D
Мы вам сыграем
F#
Мелодию сорванных крыш

Листья по ветру
Пощечины бьют по лицу
Крылья нужны для полета
А губы для губ
Крики сливаются
В марш электрических труб
Там, где идем мы
Не видно начала концу

Верхняя нота
Безумие порванных вен
И перегаром несет
От домашних котов
Имя твое не напишут
В графе «за Любовь»
Слышишь, как эхо поет
Меж разрушенных стен

Плачет луна
Наливается спиртом стакан
Душно под крышей
И надо учиться дышать
Только запомни, тебя
У меня не отнять
Если болит, значит
Время стекает из ран

Ставлю свои двадцать пять на
Пустую строку
Бьется стекло, ты сегодня
Конечно, не спишь
Ты извини, но твой сон
Я беречь не могу
Мы доиграем
Мелодию сорванных крыш

Виртуальный роман

Am E Am
Виртуальная дорога от тебя до меня
Dm G C
Но в неоне слишком много чужого огня
Dm E Am
Слишком много в наших файлах прописанных слов
F E
Не хватает только шага, а я не готов

П.
Am
От звонка до звонка
E Am
Улыбаться
Dm G
Не стесняясь себя
C
Раздеваться
Dm G
Отдаваться тебе
C
Расставаться
F E
А еще не уметь. не уметь.
Am
Останавливаться

Календарь заменяет свой лист на другой
Я, конечно, не знаю, что будет с тобой
До второго пришествия лишь три часа
Все, что будет известно мне, строчки висят

Я тебе написал, что мне холодно здесь
Ты сказал: «Не психуй, забирай то, что есть»
А под каждым движеньем парит в небесах
Видеоисправленье и строчки в глазах.

Отключите мне свет Am
Я наполнен тобой до краев E
Мне не нужен рассвет, Am
Ветерану сердечных боев Dm E

Мне ненужное «да» A7
Я опошлен лимонной луной Dm
Пусть во сне иногда F
Ты все так же танцуешь со мной, G
Мой Ангел. E

Припев:
Я подставляю горло любви, Am
Я в неизвестность бросаю открытым текстом F
Обрывки снов G
Я прошу, не зови,
В моих безумных снах тебе совсем не место F E

Заберите свой день
Я согласен пройти по осколкам души
Твёрдая ступень.
Обернётся путь шагом в миражи.

Ни один из тех,
Кто уснёт со мной не пройдёт назад.
Мой лимонный смех
Золотой пыльцой твой укроет сад,
Мой Ангел.

Неизбежная жизнь
Без тебя, без памяти, без отличий.
Расписание лжи
И преграды только лишь безразличие.

Я не дам тебе шанс
Сделать что-то для шага вперёд.
В перекрестье глаз
Я спою тебе то, как уснёт
Мой Ангел

C
Забытое время, веселые Боги,
G
И время идти от дороги к дороге,
F Am
Закручивать небо спиралью, коктейлем в крови
C
Ломаться улыбкой, притягивать взглядом,
G
И быть для себя драгоценнейшим ядом,
F Am
Что поит дождем вечно ждущие руки любви

F
Зачем это надо
Am
Спросят меня
G Am
Зачем этот танец в бликах огня?
F G Am
Кого ты сожжешь, воскресая из пепла и вновь уходя?
F
А я отвечаю
G Am
Не знаю любимый, здесь все для тебя

Дар богов
Am F
Полночь стукнет ставнями —
Am
Кто же тут останется?
F
Только шпили горные
G Am
Распинали черного.
Ходят вкруг да около,
Да с пустыми окнами.
Am F
Тем же, кто не спрятался,
G Am
Дар богов — предательство.
Дар богов — предательство.
Светлые да славные,
Мы не станем равными.
По дорогам стоптанным
Мы уходим до свету.
За души не молимся,
Души упокоены.
Сердце — как распятие.
Дар богов — проклятие.
Дар богов — проклятие.
Отвернись, уйди долой
За ворота и домой.
Видишь — плачет черный лес.
Не ходи, останься здесь.
Но в глаза заглянешь ты
И увидишь — ранены
Песнями и плетями.
Дар богов — бессмертие.
Дар богов — бессмертие.
Дар богов — предастельство.
Дар богов — проклятие.
Дар богов — бессмертие.

Рассыплется бисер под пальцами старых хипов Am-Dm
На трассу кладется запрет, как последний глоток E-Am-E
Идешь, отвернувшись, снимая чужое лицо Am-Dm-E
Дорога последних — не очень-то громкая роль F-E

А мы остаемся кричать в ледяные дома Am7-Dm
Нам крылья ломали: пускай, допоем G7-C-E
А что там за голосом — просто война Am-Dm
И грохот сапог, проходящих сквозь дом F-E-Am

Зажгите свечи – дом горит
Em Am
Зажгите свечи — дом горит
F Em
Отдай корону самозванцу
Hm
На перепутье Ночь стоит
G F#
И тычет Смерть в кого-то пальцем

Hm G
Какой заманчивый финал
F#
Все волки сыты, кошки серы
Hm G
Кто ж виноват, что ты устал
F#
Что в чьи-то сказки слепо верил

Em
На висках остается
C
Седой порошок
D
Менестрель, ты живой
Em
Только друг твой ушел

Откройте двери, вход закрыть
Разбиты зеркала паркета
А что нам, только водку пить
И окна закрывать от света

И плачет где-то злая боль
В руках насмешка стала правдой
Ты убедил себя, изволь
Вот только не вернись обратно

И глаза затянула
Бездонная сталь
Менестрель, ты живой
Только брат твой устал

Раздай оружье, выбей цель
Мы за минуты канем в вечность
В глазах как звездочка прицел
Ты стал войною искалечен

На взлете горло оборвав
Какую песню я услышу?
Я промолчу, а ветер прав
За нами выбор, кто здесь лишний

На губах застывает
Небесная синь
Менестрель, ты живой
Только друг твой (забыл). прости.

Если руки в крови
Значит, глаз не поднять
Мы искали беду
За которой нам встать
И оденутся пальцы
Колец чешуей
Менестрель, ты живой?!
Это друг твой убит
Менестрель, ты живой.

Грань
Hm Em
Что тебе стоит остаться на грани
A Hm
Жестокого провода нерва,
Hm Em
Что тебе нужно, вскрывая словами
A Hm
Последние стёкла-глаза.
G Hm
Если бы ты мог остаться с нами,
G Hm
Если бы я мог остаться с ними,
G F#
Если бы не первый шаг, первый.
Hm A Hm
Но ты его сделал. И обратно нельзя.

G
Раскачивай грань,
F# Hm
Пусть придёт за тобой темный ветер.
G
Не можешь, но встань,
F# Hm
Оперевшись на руку смерти.
G
Всего только шаг,
F# Hm G
Улыбка скользнет по клинку.
F# Hm
А я помогу.

Видишь, что звезды творят с облаками,
Гвоздями пробив свою ночь.
Видишь, как странно остаться на грани,
Когда не умеешь помочь.
Только ладони качнут колыбели,
Чаши весов.
И порвется цепь,
И останется спеть и взлететь.

Что мне останется в этой реальности —
Двери открыть.
Выйти, стряхнув с плеч память ненужных встреч.
Взять и убить.
Каждому хочется миг одиночества,
Я не прошу.
Мне это выдано даже со скидкою,
Я не спешу.

Am E Am
Отпечатаны следы в пыли.
E Am
Руки в стынущей уже крови.
Dm E Am
Где остался выбор, где потух костёр.

Am E Am
От пространства в стороне войне
E Am
Ты находишь дверь в стене-огне.
Dm F
Ты решил, что будет спор —
G Am
Начинаем разговор.

Am E Am
Ты знал, зачем пришел — попробуй взять.
Dm F E
Ты думаешь, так просто дотянуться.
Dm F
Прожжёт ладонь до кости рукоять.
G Am
Мой лёд и пламя. Ты решил проснуться.

Где ты видел этот взгляд — узнал.
Ты нашёл, чего искал — упал.
Сталь на лунный свет, но луч остер.

Может, всё-таки назад — и яд.
Не получится, поверь — теперь.
И забыто слово “нет” —
Получился разговор.

Чьи глаза тебя найдут и ждут.
Если хочешь — так иди, в пути.
Где забыто время, вечны пики гор.

Раскалённая стрела огня.
Пролетает до тебя-меня.
Где ты будешь.
Продолжаем разговор.

Am Dm E
Делили светлое надвое
Am Dm E
Делились смертью, не думая
Dm Am
И жизнь казалась отравленной
F E
Как тонкой сталью разрубленной

Am Dm E
Предскажи, предскажи им смерть
Am G
Прочитай, разгадай эти мысли
Dm Am
Подними и разбей их о твердь
F E
Убивай, режь на части их жизни

Этот взгляд бьет по нервам, словно ток
Это мир мы поставим на колени
Он живой, только дать так и не смог
Нам тепла, понимания, забвенья

Читайте также:  Имбирь при боли в горле отзывы

Видно, здесь так от века повелось
Убивай, если хочешь просто выжить
Ну а мы пустим небо под откос
Он нам дал повод только ненавидеть

Не спасут вас ни когти, ни клыки
Да и сталь помогает ненадолго
Мы идем, словно волны у реки
И для нас убивать нет выше долга

Кто сказал, что убийца не святой?
Ваша кровь очищает ваши души
Бог — ваш дом, так идите же домой
Просто мы ваша транспортная служба

Прости, мир рассыпается в песок
Боль от слез помогает лучше видеть
Уходить от пустых и глупых снов
Зная то, что вам просто не увидеть

В темноте напряженье чьих-то рук
Поворот и защитная отмашка
Позабыть, что такое враг и друг
Просто быть — остальное здесь не важно

Эта жизнь — ваших мыслей грязный бред
Этот мир — как жестокая насмешка
Будет так: станет заревом рассвет
Ляжет мир, как поверженная пешка

Просто так это сердце жжет огнем
Мы скользим, незаметные, как тени
Нас не ждут и мечтают о своем
Но лишь мы мир поставим на колени

Сен-Дени.
Am
Мой милый беби, напиши
F
О рыжих снах, o синем небе
G
Такой пронзительной души
Am
Ах, мне бы.

Пиши по солнечным лучам,
По тени облаков бегущих,
Пиши о том, что потерял,
И будет лучше.

Пиши про быструю любовь,
Про клятвы на песке у моря,
Про счастье дальних берегов,
Про то, что скоро

Не будет больше ничего,
И этот мир укроет пепел
Как сердце высохло твое,
Как манит ветер.

Пиши про яд или кинжал,
Про твой неотвратимый выбор
Пиши про то, как ты устал,
И врут все книги.

Пиши последнее письмо
Закапай алым воском строчки
Балкон. раскрытое окно.
Дошел до точки.

Потом твой друг возьмет перо
И, завещанье вспоминая,
Напишет первое письмо
Про двери Рая.

И будет снова синий день,
И небеса прозрачно ясны,
И бликов солнечных ступень,
И все прекрасно.

Вот только адрес неизменен:
Париж, Четвертая аллея,
Сен-Дени.

Am E
Я приглашаю вас на вальс вчерашних снов
Am E
Фальшивым золотом вам эта ночь заплатит
G Am
Слезы вечерней бриллиант на вашем платье
Dm E
Слепая маска — позабытая любовь

Немного скрипки, как глоток, пьянящий кровь
И паутинный блеск давно забытых кружев
Полузакрыв глаза, вас ночь по залу кружит
И в сердце стук жестоко тонких каблуков

Dm Am
Мое сердце пришпилено к лацкану
Dm Am
Я танцор дорогой, как алмаз
Dm Am
И как жадно, но чуточку ласково,
F G Am
Я гоню вас в прицел моих глаз

Вы изогнетесь, словно пламя у окна,
Спиной презрительно следя за всем вокруг
И в эту ночь вы вновь замкнете этот круг
Быть может, он оценит то, что вы одна?

Хрустит осколками изломанный хрусталь
Тепло улыбки вам, поверьте, не идет
Вам был охраной безупречный этот лед
Но он растаял лишь от пары слов. как жаль

И из последних сил зажав в руке цветок,
Вы переходите последнюю черту
Слуга иллюзий забирает красоту,
И время вновь цедит бесценный свой песок

Какая жалость — потерять, не зная что,
Какая глупость — упустить лукавый шанс
И жизнь, как тень, вдруг стала явно больше вас,
А в нарисованном окне всегда темно.

Dm E Am
Развелось у нас драконов — негде плюнуть
Dm E Am
Я уже молчу про эльфов и гномьё
Dm G C Am
Всюду бродят одиозные фигуры
Dm E Am
Если встретишь — не хватайся за дубьё

Этот мир такой, придуманный не нами
Вот и красим, кто как может в яркий цвет —
Кто под киборга, кто под фигню с ушами —
У кого насколько развит личный бред

Dm E Am
А я вот в эльфы запишусь
Dm E Am
И петь немного научусь
F E
А кто не видит свет в глазах моих — дальтоник
Dm E Am
На звёзды буду я вздыхать
Dm E Am
Бродить в лесах и доставать
F E
Своими песнями любого, кто не тронет

Мы тут с Назгулом поллитру усидели
Вспоминали то про Корпус, то Мордор
Подсчитали наши деньги — пожалели
Что коротким получился разговор

И встречают — кто под пиво, кто под водку
После литра все поверят, что ты тролль
Хорошо, что есть в кармане разработка
Для любого, кто зовет к себе за стол

А я бы в «Матрицу» пошёл —
По стенкам прыгать хорошо
Потом «спизнаю усю правду» — стану круче
Я киберпанк, я террорист
На полстакана вечный вист
А этот, с лазерным мечом, ещё получит

Вот и сказки, вот и лица, вот и песни
Я гляжу в глаза людей, скользя в мирах
Эта жизнь сложна, но вряд ли интересней
Чем все то, что мы рисуем в зеркалах

Так пускай дробятся души, лица, вечность
Если ты в душе дракон — то, значит, свой
До тех пор, пока мы верим в человечность
Будь хоть гном, я выпью и пойду с тобой
«На Валинор! »

Я в тамплиеры запишусь
Я от вампира укушусь
Я буду Ангелом и Бесом, Лордом, Ветром
Я буду всем в мирах гулять
Пусть звезды стелят мне кровать
И мы проснемся и опять вдохнем рассветы

Пьяный Бог
Em C
Всем сестрам по серьгам, всем братьям по кольцам
D Em
Вот проснулся дома наш бог-пропойца
C Em
Латаные джинсы, сердце нараспашку
D Em
А вчера он пропил белую рубашку

Припев:
D
В зеркалах не тает
Воспаленный морок
C
Человек усталый
D Em
За спиной у бога

D
В переплетах лиц
Взвизгнет старый страх
C
Если бог убит
D Em
Кто же в небесах

Em C
Он забыл, как творить чудеса
D Em
Но гитарные струны
C D
Оставляли на улицах-снах
Em
Полустертые песни

А в бескрайних глазах
Безупречно и призрачно юных
Растекалась печаль как печать
«Сын мой будет бессмертным»

А в руке у бога
Тридцать три порога
Шесть лучей прозрачных
Да стаканчик счастья

И твердит убогий
«Боже, дай дороги»
Посмотри под ноги
Посмотри под ноги

Бог живет на вписке, варит макароны
Что с того, что носит он свою корону
Он забыл про это, только шее тяжко
Завтра будет лето, не нужна рубашка

Пьяный бог аккорды режет на ступени
Если буду мертвый, стану просто тенью

Только где же богу снова выйти в люди
Нет ему дороги, да и сна не будет

В переходах улиц снится, да не спится
На плече с гитарой ходит бог-убийца
Слово вяжет в петли, люди петли любят
Дай бог, не последний.
Ночь идет на убыль

Не будите бога
Пьяный он, усталый.
Помнит слишком много
А зачем — не знает.

Когда я родился, был рок-н-ролл
Am
Когда я родился
G
Я был забавный малый
F
И первое, что сделал —
Am
Я взялся за гитару
Am
Когда мне надоело
G
С игрушками возиться
F
Соседям оставалось
G
Тихонько застрелиться
Am F G
ведь я взялся за гитару

Я даже не заметил
Как в школу я пошел
На целом белом свете
Есть только рок-н-ролл
И я его играю
С утра и до утра
И даже забываю
Что завтракать пора
или обедать

И пусть твердят родители
Что надо мне взрослеть
И что нельзя вот так всю жизнь
Бродить, играть и петь
Но и за свадебным столом
С красавицей женой
Я буду петь, всю ночь свою
Бродяжий рок-н-ролл

Но вот однажды на концерт
Пришла за мною смерть
И мне сказала: «Все, дружок
Нельзя же столько петь»
А мне вообще-то наплевать
В аду или в раю
Я отыщу кого-нибудь
И все-таки спою
рок-н-ролл

Твоя математика, Am
Моя астрология. F
Без нервов и графика, Am
Все пройдено логикой F
Слова безмятежные, Dm
Минуты безумные. Am
От нежного-снежного F
До огненно-лунного. E

Плачь, маленький Лорд Dm C
Это скрипка тебе отдает свои слезы. C G Am
Скрипкам все можно, даже не врать Dm G C
Наша жизнь — лишь цейтнот Dm C
И расцвечены словно стихи твои грезы. C G Am
Только вот как-то под утро не хочется спать. Dm F E Am

В кармане привычное
Почти карамельное
Похоже на личное
Но все же бесцельное
Дарить тебе промахи
И быть ими просто мне —
В твоей схеме логики
В моей схеме доступа

Смех, маленький Лорд
Разьедает в тебе все надежды и страхи
И пальцы, дрожа, повторяют: «Позволь нам успеть!»
Наша смерть — лишь цейтнот
Капля Хаоса, яд в человеческом прахе
Только вот в полночь обычно, так хочется петь

В глаза бьется жадное
Какое мне дело до.
Ладони прохладою
Стирают с плечей стекло
И бьется в крови твоей
Почти замороженной
«Не слушай меня, не смей
Случись, невозможное!»

Жизнь, маленький Лорд
Это только лишь то, что дает нам сомненья
И пусть это наша игра, я с победой знаком
Сон — только цейтнот
А в руках уже пляшет огонь вдохновенья
Идем же, мой маленький Лорд, за горизонт

Спит маленький Лорд
И надежды мои все прозрачней и тоньше
Надеждам-то что, если мир прикорнул на плече
Пусть будет цейтнот
Но ладоням не выдержать больше
Без огня вместо сердца, что бьется в полночной свече.

Плачь, маленький Лорд. Dm
Смех, маленький Лорд. Am
Жизнь, маленький Лорд. Dm
Спит маленький Лорд. Am

Застольная темных ангелов

Выходя из низов, Am
Покидая свой кров, G
Ты имеешь все шансы нарваться. F E
Только знать наперед, Am
Кто тебя здесь убьет, G
Это шанс хорошо посмеяться. F E

Так давай, наливай, Dm
В Преисподней за Рай Am
А в Раю сдвинем чаши за пекло. F G Am
Так давай, заводи, Dm
То что бьется в груди, Am
Там где наша душа не ослепла. F G Am

Открывай свою дверь
У дорог и путей
Есть отличное свойство стелиться
Только сделаешь шаг
И у Ветра у руках
Ты уже не сумеешь разбиться

Поднимайся из снов,
Твое время пришло
Рвут клыки белоснежную кожу
Ты в Начале Начал,
Покидаешь причал
Потому что свобода дороже!

Так люби, не жалей
Все что нужно тебе, у тебя на ладонях раскрытых
От себя не уйдешь
Глянь же в зеркало.
Что ж.
Князь Войны не считает убитых

Прости, капитан
Am G
Прости, капитан, что твой штурман сегодня молчит
F Am
Один из десяти — да, победа была хороша
Am F
Он просто считал, что возможно кого-то спасти
G Am
Как видишь, под сталью у многих живая душа

F G Am
Он крикнет «Виват! » и ни капли вина не прольет
F G Am
В усмешке кривясь, только губы искусаны в кровь
C G Am
И гимн, как и прежде, со всеми опять пропоет
F G Am
Но будет не спать, убегая от лиц или снов

Я помню, когда-то и ты не хотел убивать
Ночами глядел в потолок и считал ордена
И ты до сих пор заставляешь себя просто спать
Твои эполеты давно стали словом «вина»

А если обратно вернуться над россыпью звезд
И снова решать между правой и левой рукой
Не зная тогда, что теперь это будет всерьез
А правду узнают лишь те, кто ушел за тобой

Am G
Ну что ж, капитан, видишь, штурман в глаза не глядит
F Am
Вы с ним так похожи, что вас перепутать нельзя
C G Am
И снова решаешь все ты, но уже за других
F G Am
А он вот пока что решает еще за себя.

Am
Дуракам закон не писан
G
Дуракам всегда везет
Dm
Перепутанные мысли,
E
Как в игре на чет-нечет

Если кто-то где-то как-то
Перепутал что да как,
Наступил на те же грабли,
Что поделаешь — дурак

Пр.
Dm
Звон колоколец,
Am
Бей в бубен солнце
Dm
Что ж не сидится?
Am
Что ж нам неймется?
F-G-Am
Наша дурная башка, будто вечный движок
Dm-G-Am
И нет покоя дорогам от наших сапог

Вот бездумное искусство —
Перевернутая жизнь
Атрофировано чувство
Осторожности и лжи

И дурацкая забава
Переделать мир как знак,
И молвы людской расправа,
Что поделаешь — дурак

Бесполезно тыкать носом
Все расчеты просто прах
Лезут дурни под колеса
И сгорают на кострах

Сколько раз твердили миру.
Но опять придет простак
И разгонит всю малину,
Что поделаешь — дурак

Это даже интересно,
Чем закончится игра:
Иль дурак узнает место,
Иль толпа всегда права

Но ведь может так случиться,
Что расклад сойдется так
И закончатся отличья
Кто здесь умный, кто дурак

Am G Am
Наши шаги легче неба в бензиновых лужах
Am E Am
Время в закрытых глазах исчезающим днем
Am G Am
Голод и кровь, и Закон, что ничтожно не нужен
F E
Путь наш в ночных переулках, где вечно мы ждем

Правда рассыпчатой пылью окончила грязью,
Истина хладом в крови, но ясна до конца
Есть лишь одно, с чем навечно ты связан
Все остальное забудь
Это жизнь мертвеца

Пр.
Пусть идет дождь, и сумерки вечно Am G
Распишут наш лист договор на охоту F Am
И кратким полетом ты в небо беспечно уйдешь F G Am
Мы живем только тогда, F
Когда идет дождь G Am

Каждую ночь твое счастье голодным капканом
Рвется из вен, чтоб тебя напоить допьяна
Весь этот мир кровоточит, как рана
Ночью безлунной нам светит другая Луна

Кто здесь оспорит, что право оправдано правдой?
Силой в крови, как в бурлящем потоке мечты?
Если наш мир перевернут, то что еще надо
Все что осталось от жизни
Осколки и ты

Зверем приластится пуля смешная попытка
Так бесполезна ручью нитяная игла
Верно служившая сталь на сегодня ошибка,
Даже молитва твоя здесь тебя предала

Чувствуй, как камень до сердца дотек
Слушай, как шелест шагов все ближе и ближе
Этот единый Закон называется Рок,
И для спасенья от правды ты хода не видишь

Петля суицида.
Am F E
Тебя достала жизнь — я понимаю тебя
Am F E
Судьба шипит на горле, как гадюка-змея
F E
И все же, что бы там ни приключилось дальше
F G Am
Мой друг, я понимаю тебя

Искать свой путь безумный
Промеж правды и лжи
Но быть благоразумным я тебя не просил
И пусть глазами стали изумруды гордых
Я быть со мной тебя не просил

Пр.
Am F E
А ты не слушай прочих и себе не лги.
F E
Ведь знаешь — суицид не выход
Ведь знаешь — суицид не выход
Ведь знаешь — суицид не выход
F E Am
А Норн петля на шее судьбы

Тебя предал весь мир —
Я понимаю тебя
И каждый шаг отметит кровь в рассвете дня
Но это кровь твоя расчертит поединок
Я проклинать не в силах тебя

Прозрачный яд на древе
Далеко от души
А губят часто девы, так что к ним не спеши
Я знаю твою правду, как уделы многих
Но ты моей еще не решил

А мне смеется смерть
Но не зовет меня
А мне бы лишь успеть задеть кристалл огня
Для сердца твоего остаться вечной правдой —
Ведь невозможно жить без тебя

А ты идешь по льду
Ты собираешь себя
Звезда горит в ночи надеждой трепетной дня
И если мне удастся хоть коснуться пальцев —
Мой Бог, ты не уйдешь от меня

Флорентийский карнавал — Лора Московская

Am F
На улицах города пляшут люди,
C G
В животном ритме, в зверином танце,
Am F
На улицах города беснуются маски
G
В дикой оргии совокупления.

Am F
Толпа закружит тебя в круговороте,
C G
Живая река из плоти и крови.
F
Если ты будешь неосторожным,
Dm E
Станешь заложником собственной боли.
Am F
Мимо течет поток ярких нарядов.
C G
Блеск мишуры, парчи и разврата.
F
Если ты будешь вести себя странно,
Dm G E
Узнаешь, насколько остры их кинжалы.

F G E Am
То, что таится в каждом из нас:
F G Dm E
Безумство в ритме вечных движений.
F G E Am
Флорентийский карнавал —
F G Am
Жажда низменных стремлений.

Это вертеп торжествующей плоти,
Ликующих стонов освобождения.
Музыка бьется на кончиках пальцев.
Это — Эпоха Возрождения.
Задранный нагло подол юной шлюхи,
Падшие ангелы на тротуарах,
Рваный корсет оскверненной Мадонны –
От благочестья лишь воспоминанья.

То, что таится в каждом из нас:
Безумство в ритме вечных движений.
Флорентийский карнавал —
Жажда низменных стремлений.

Под маской таится паяц и убийца.
От дикого смеха сорвавшийся голос.
Печатью порока клейменые лица
И примитивных инстинктов раздолье.
Власть вожделенных запретных желаний.
Трупы в пыли, как насмешка над мыслью.
Кровь как вино льется в чашу страданий,
Руки в крови, обагренные жизнью.

То, что таится в каждом из нас:
Безумство в ритме вечных движений.
Флорентийский карнавал —
Жажда низменных стремлений.

источник

Дуракам закон не писан
Дуракам всегда везет
Перепутанные мысли,
Как в игре на чет-нечет

Если кто-то где-то как-то
Перепутал что да как,
Наступил на те же грабли,
Что поделаешь – дурак

Пр.
Звон колоколец,
Бей в бубен солнце
Что ж не сидится?
Что ж нам неймется?
Наша дурная башка, будто вечный движок
И нет покоя дорогам от наших сапог

Вот бездумное искусство –
Перевернутая жизнь
Атрофировано чувство
Осторожности и лжи

И дурацкая забава
Переделать мир как знак,
И молвы людской расправа,
Что поделаешь – дурак

Бесполезно тыкать носом
Все расчеты просто прах
Лезут дурни под колеса
И сгорают на кострах

Сколько раз твердили миру.
Но опять придет простак
И разгонит всю малину,
Что поделаешь – дурак

Это даже интересно,
Чем закончится игра:
Иль дурак узнает место,
Иль толпа всегда права

Но ведь может так случиться,
Что расклад сойдется так
И закончатся отличья
Кто здесь умный, кто дурак

Наши крылья не сломаны вовсе,
Наши крылья срастаются в кости,
Собирая поверх оболочку чужих миражей
За бликующим видеорядом
Мы становимся Темным отрядом,
Отражая все ярче наброски и грани теней

Пр.
Люди собственных снов, вечно ждущие права на жизнь,
До последнего вздоха сражаясь под собственным взглядом
Из обрывков и снов стать живым. Так иди, докажи,
Что глотка свежей крови тебе после смерти не надо

Ты в реальности только лишь маска,
Но сценарий подброшен подсказкой:
Пара ветхих страниц и пустые как паузы дни
Закольцованный в пленке магнитной
Ты становишься чем-то элитным,
Но для каждого свой эпизод – как желанный трамплин

Черно-белые контуры линий,
Все идет без побочных усилий –
Вот железно сломается враг, вот предаст тебя друг
Напряженье почти неизбежно,
Но проходит замедленно нежно
И повтором проходят бои, чтоб замкнуть снова круг

Исключительно жизненный принцип –
Стать твоим на секунду, но принцем
И нарушить мгновенный пароль, сделав шаг в никуда
Исключительно важная тема
И запретно прекрасные вены,
Но уже было сказано больше, а, значит, судьба

Маятником встала жизнь
Острием четко намечена грань
От ненависти до лжи
Я отражаю отсутствие травм

Очень не хочется знать тишину,
Я ведь отточено чую войну
Между движением вверх и откатом назад
Дай мне свой взгляд, я прошу, подари мне свой взгляд

Четкий, как сон, и уверенный отблеск побед
Кто-то спасен, а кого-то давно уже нет
Только оставленный след на поверхности грез
Нас заставляет придумывать что-то всерьез,
отражаясь как свет

Я отражение серого снега,
Я отражение серого неба,
Я никогда не споткнусь о реальность преград
Дай мне свой взгляд, я прошу,
Подари мне свой взгляд

Ломаные миражи – лишь отраженье погасших планет
Это рифмуется жизнь с тем, для чего меня, в сущности, нет

Знать одиночества привкус хмельной
Я обесточенный вслед за тобой
Ты обернешься, я знаю, ты дашь мне свой яд
Дай мне свой взгляд, я прошу,
Подари мне свой взгляд

Ты мне говоришь, что на каждый вопрос,
Ты можешь найти ответ
Что пара окованных сталью слов,
Полмира сведет на нет

Что истин сиянье страшнее меча,
Что жить невозможно, проклятье крича,
А я отвечаю тебе:
Раз ты такой эстет.

Пр.
Пройдись по лугу ночью
При любой луне к берегам реки
Сквозь тени междустрочья,
Не обгоняя тех, чьи тени так легки,
Не отбрасывая свет, не скрывая свой взгляд
Когда придет рассвет, вернись живым назад

Пускай каждый день всего лишь игра
По правилам жадных книг
Пусть даже твоя судьба не права
За то, что ты здесь возник

Пускай прячет день свои имена,
Пускай будет жар раскаленный до дна,
Но я говорю тебе:
Раз хочешь стать другим

Кто ищет всегда какой-нибудь шанс
Из круга своих побед,
Кто платит всегда, но каждый нюанс
Припомнит за тысячу лет

Кто каждой весной вспоминает жизнь
Тому, кто насквозь видит миражи,
Я просто скажу:
Ты знаешь за кромкой ржи

Оставившему полночь под крылом…

Остановите сердце,
Я уйду
Куда-нибудь за пелену дождей
Оставив вас в раю или в аду,
В последнем праве, взятом у людей

Блеснет остатком силы серебро,
Вино в хрусталь небесный упадет
За зло всегда расплатится добро,
И вновь рассвет к живым еще придет

Пр.
На площади звон
Огня, огня
Ищите, как сон,
Меня, меня
Ласкайте желанным дыханьем,
Идите след в след
Услышав последним признаньем
Глоток, как ответ

Безумный свет живет своей игрой
Мне дела нет до пляски миражей
Чужой и свой, живой. нет, не живой
Конечный пост, один из типажей

Листа ладонь и скрипки нотный плачь,
И тень плащом отброшена к ногам
Свой вечный оправдатель и палач,
Я жизнь отдал, но смерти не отдам

Не будет ночь защитой и теплом,
Не будет день преградой и мечтой
Оставившему полночь под крылом
Покой на сердце, сердцу не покой

Струна звенит, так жалобно дробя
Минуты ожидания не смерть
И если что-то живо для меня,
То только ты поднимешь эту плеть,
То лишь тебе смогу об этом спеть

Дождь смывает за окном
Одиночество вдвоем
Мои песни
Кто кого потом поймет,
Проигравший поворот
Будет честным

В час одиночества
Зеркало сложено,
И за пророчеством
Грань невозможного

Пр.
Я ли тебе сказал
Я ли тебя искал
Тысячу слов прости
Темный ломаешь лед
Кто ж нас разберет.
Если твой крик во мне:
Выпусти меня, выпусти.

Вечер в ночь, а утро в день
Обессиленный совсем
Твои доводы
Но сошедшая с ума,
Грань ломается сама
Мои проводы

Так предначертано,
Верю – не верю я
Ты будто вечностью
Души отмеривал

Пр.
Это ли кровь моя,
Это ли путь звезды,
Сколько еще нести
Бренное в никуда?
Но мой фартовый шанс
Предал на этот раз
Слышу твой крик во мне:
Выпусти меня, выпусти.

Черной меткою луна
Отвернулась от окна
Мой последний час
Твое время – моя масть
Ты сдаешь, а мне пропасть
И нельзя играть

Шаг – откровение
Лезвием, лестницей,
Пойманным временем
Кровь наша месиво

Пр.
Я ли такой как ты?
Ты ли такой как?
Тысячу дней нести
Пламя твое – вода
Только твои глаза
Взяли мой новый взгляд
Выход – всего лишь яд,
Но снится иногда
Небо, хоть ты прости!
Выпусти меня, выпусти.

В воде нарисованы звезды,
Как линии рук на дорогах
Не точно, но очень серьезно,
Тобою допущенный промах

История древнего мира
На каждом моем отпечатке,
И вечно идущим пунктиром
Бессмертье в стерильных перчатках

Пр.
Ты можешь увидеть в сетчатке моей
Триумф и паденье святынь,
Но, я умоляю, на несколько дней
Придумай меня живым

На выходе – ровная строчка,
На пульсе – отсчет метронома,
Отлично подобранный почерк,
Застывшая буква закона

Шифровка, как лестница в небо –
Лицо, отраженье, ступень
И черное, ставшее белым,
И белого черная тень

Пр.
Ты можешь запомнить в ладони моей
Реальности миражи
Но ради всего, что есть в мире теней,
Придумай меня живым

Рисован штрихами отличий
Классический профиль безумца,
Но в плоскости спин безразличных
Наш крик даст им шанс обернуться

И губы сухим первоцветом
Словами войдут меж страниц,
Но это не будет ответом,
А только лишь сменою лиц

Пр.
Но только лишь ты можешь знать эту ложь
И видеть сквозь горький дым
Пусть я для тебя ни на что не похож,
Придумай меня живым

Самое веселое – это не игра
Черным разрисована белая стена
На полях две стрелочки
В Ад, в Небытие
Кто-то скажет – мелочи,
Но каждому свое

Тут немного выбора – стать или уйти,
Тут считают играми глупости с людьми,
Тут пролог написанный,
А потом идет,
Тянется за мыслями
Каждому свое

Кто считает золото, кто в огне горит,
Чья душа исколота истиной в крови,
Кто заклятья выпишет – хрупкое стекло,
Кто остался лишними
Каждому свое

Рваными рисунками слезы не сотрешь,
И в рассвет с безумием точно не уйдешь
Потому что сложены,
Вписаны, и все,
Даже невозможные
Каждому свое

Отбывает начисто старые грехи
Каждое причастие – кровью, как стихи
И летит распятая жизнь на острие,
Проклятая, клятая
Каждому свое

И мечтанья дерзкие от заката до.
До рассвета мерзкого
Каждому свое

Наши шаги легче неба в бензиновых лужах
Время в закрытых глазах исчезающим днем
Голод и кровь, и Закон, что ничтожно не нужен
Путь наш в ночных переулках, где вечно мы ждем

Правда рассыпчатой пылью окончила грязью,
Истина хладом в крови, но ясна до конца
Есть лишь одно, с чем навечно ты связан
Все остальное забудь
Это жизнь мертвеца

Пр.
Пусть идет дождь, и сумерки вечно
Распишут наш лист договор на охоту
И кратким полетом ты в небо беспечно уйдешь
Мы живем только тогда,
Когда идет дождь

Каждую ночь твое счастье голодным капканом
Рвется из вен, чтоб тебя напоить допьяна
Весь этот мир кровоточит, как рана
Ночью безлунной нам светит другая Луна

Кто здесь оспорит, что право оправдано правдой?
Силой в крови, как в бурлящем потоке мечты?
Если наш мир перевернут, то что еще надо
Все что осталось от жизни
Осколки и ты

Зверем приластится пуля смешная попытка
Так бесполезна ручью нитяная игла
Верно служившая сталь на сегодня ошибка,
Даже молитва твоя здесь тебя предала

Чувствуй, как камень до сердца дотек
Слушай, как шелест шагов все ближе и ближе
Этот единый Закон называется Рок,
И для спасенья от правды ты хода не видишь

Я приглашаю вас на вальс вчерашних снов
Фальшивым золотом вам эта ночь заплатит
Слезы вечерней бриллиант на вашем платье
Слепая маска – позабытая любовь

Немного скрипки, как глоток, пьянящий кровь
И паутинный блеск давно забытых кружев
Полузакрыв глаза, вас ночь по залу кружит
И в сердце стук жестоко тонких каблуков

Пр.
Мое сердце пришпилено к лацкану
Я танцор дорогой, как алмаз
И как жадно, но чуточку ласково,
Я гоню вас в прицел моих глаз

Вы изогнетесь, словно пламя у окна,
Спиной презрительно следя за всем вокруг
И в эту ночь вы вновь замкнете этот круг
Быть может, он оценит то, что вы одна?

Хрустит осколками изломанный хрусталь
Тепло улыбки вам, поверьте, не идет
Вам был охраной безупречный этот лед
Но он растаял лишь от пары слов. как жаль

И из последних сил зажав в руке цветок,
Вы переходите последнюю черту
Слуга иллюзий забирает красоту,
И время вновь цедит бесценный свой песок

Какая жалость – потерять, не зная что,
Какая глупость – упустить лукавый шанс
И жизнь, как тень, вдруг стала явно больше вас,
А в нарисованном окне всегда темно.

Ты пришел убивать, потому что твой Бог так сказал
Ты принес серебро и огонь, и холодный металл
Что надеешься здесь ты найти, кроме славы меча?
Неужели не слышишь, как травы от боли кричат?

Мой народ – звездный свет, моя жизнь – будто тень на воде
Что ты хочешь достичь, крикнув «нелюдь», перчаткой в лицо?
Здесь молчанье сильней разговора, а смерть есть везде
И начало пути твоей славы тут станет концом

Зря ты споришь с огнем и водой, и с железом своим
Зря пытаешься даже понять, что ты сделал не так
Ведь живые сюда не заходят, а ты был живым,
Но не спас тебя твой потемневший от древности знак

Что ты шепчешь в последнем глотке, призывая прийти?
Здесь лишь путь до могилы, что вечно наш сон сторожит
Ты пойми, что сюда безопасные скрыты пути
Кто бы ни был ты, долго тебе не прожить

Впрочем. ты мне понравился глупым упрямством своим
Кровь твоя слаще, чем мед в заговоренный день
Будешь немертвым, коль выпало стать неживым
Следущей ночью проснется еще одна Тень.

Проклятые игры проклятого Рода

Раз, два, три, вальс
Начинается ночь
Твой неизвестный партнер открывает глаза
Шелк или кружево, свечи
Сомнения прочь
Ты сделал шаг на пути, где обратно нельзя

Что тебя гонит под золото бледных огней?
Что заставляет дразняще кривиться твой рот?
Леди – твой бархат ночной и изгибы теней,
Сэр – для дуэльных клинков
Этот город вас ждет

Пр.
Проклятые игры
Проклятого рода
И эхом в глазах бесконечная правда
И цепь на плечах дерзким знаком «свобода»
И пепел осыплется словом «не надо»
И вечные истины – фишка в три хода
Проклятые игры
Проклятого рода

Вспыхнуло пламя, и кровь, как вино, горяча
Это привычная пляска кинжальных шагов
Это в пожар полуночный сгорает свеча
Это решенье любить даже сталь каблуков

Бешеный мир, заключенный в один поцелуй,
И невозможность глаза отвести от огня
В вихре фламенко, живым или мертвым, танцуй!
И растворяй расстоянье от нас до тебя

Гаснет туман, и на сердце приходит тоска
Это предчувствие быстрых, как капли, минут
Это в мгновенье, как путь от ствола до виска
Кто-то остался за гранью, но ты уже тут

Мягкость изменчивых рук – переплавленный лед
Тихо скользит по паркету луны медный грош
Ты не ошибся, решив – здесь никто не живет
Что же теперь и ты здесь не живешь

Нервно расписанным ядом бумага горит
Ты оглянулся, но рядом лишь неба гранит
Ты поменял небеса и землю,
Перевернул небеса и землю
И нет прощенья тебе лишь за то, что убит
Ты был мною убит

Возьми цепочку из бледных звезд,
Отдай построчно Сорочий мост
И кровь из прокушенных дней
Станет кровью твоей, станет кровью моей

Пр.
Быть тебе безумным
Быть со мной любым
Быть навечно юным
Дни, дни, дни и ночи
Впрочем.
И снова дни

Легким пером твоя сталь вытекает из вен
Это прописанный скол из улыбки в оскал
Это распад происшедших с тобой перемен
Вечно последний порог, ты его так искал

Мечты лежат, как последний лист
Пусть ты сбежал, пусть оставил жизнь
Но лунным безумьем распишется ночь по судьбе
Что я отдал тебе, что я сделал тебе,
Я придумал тебе

Черным и белым по алому был поворот,
И раскаленные дни ночь прохладой убьет
Ты захотел на губах растопить странный лед,
Но время идет, лед хрустит
И паденье как взлет
Ты устал, но паденье как взлет!

Бери губами чужую жизнь,
И пламя в вены, держи, держись
И взгляд все ближе, и сеть дождя
Ты теряешь себя, ты увидишь себя, ты узнаешь себя,
Ты узнаешь меня

В первом десятке лет
Отражения нет
В первую сотню лет
Отражения нет
В первую тысячу лет
Ты не можешь смотреть в зеркала

В черной воде отражения боль –
Это свет
В темной звезде звук выходит на ноль –
Это свет
Хрипом дыхание, кровью – позволь –
Это свет
И застывая под кожей узнать силу зла

Пр.
Опаснее искры в золе,
Быстрее крысы в земле,
Лелея истину под тяжестью веков,
Уж мы то знаем правду крови,
Мы пережили королей,
И своды камня легче, чем проклятья слов

Первый свой шаг – выбираешь свой путь
Просто да
Вены огнем полыхают – забудь
Просто да
Ты же не хочешь попытку вернуть.
Просто, да?
И отраженье твое на рентгеновской пляске луча

Знаешь, один на один –
Это боль
Помнишь, кто твой господин –
Это боль
Выход для всех, он един –
Это боль
Но ты идешь на вираж и танцуешь на грани меча

Ты не хочешь смотреть в зеркала
Ты не будешь смотреть в зеркала
Ты не можешь смотреть в зеркала.

По лунному лучу срывается в безумие
Твой шаг
Нет слова «не хочу», приказ – твое проклятие,
Мой брат
Гранит, впитавший кровь,
Веками смотрит из твоих глазниц
История веков
Навечно в маске тысячами лиц

Пр.
Беги пока можно,
Дыши своей свободой,
Пей до дна
Но будь осторожен –
Ведь за тобой следят
Глаза врага
Но если скажет Господин,
То враг любой, а ты один

Нет, права, святость лжи важней,
Как яд
И души вечно в кулаке Теней,
Мой брат
И с каждым шагом, уходя
Все дальше вниз,
Ты вспомнишь только сон, как крик
Прощальных птиц

И темная вода не примет у тебя
Твой Ад
И небо никогда тебя не призовет,
Мой брат
И даже если ты решил вдруг уничтожить
Этот мир
Ни капли пустоты не заберешь с собой
Из этих игр

И только для тебя преградой из огня
Твой враг
Прощальная игра и ты отнюдь не ферзь,
Мой брат

Мой милый беби, напиши
О рыжих снах,
О синем небе
Такой пронзительной души
Ах, мне бы.

Пиши по солнечным лучам,
По тени облаков бегущих,
Пиши о том, что потерял,
И будет лучше.

Пиши про быструю любовь,
Про клятвы на песке у моря,
Про счастье дальних берегов,
Про то, что скоро

Не будет больше ничего,
И этот мир укроет пепел
Как сердце высохло твое,
Как манит ветер.

Пиши про яд или кинжал,
Про твой неотвратимый выбор
Пиши про то, как ты устал,
И врут все книги.

Пиши последнее письмо
Закапай алым воском строчки
Балкон. раскрытое окно.
Дошел до точки.

Потом твой друг возьмет перо
И, завещанье вспоминая,
Напишет первое письмо
Про двери Рая.

И будет снова синий день,
И небеса прозрачно ясны,
И бликов солнечных ступень,
И все прекрасно.

Вот только адрес неизменен:
Париж, Четвертая аллея,
Сен-Дени.

Отключите мне свет
Я наполнен тобой до краев
Мне не нужен рассвет,
Ветерану сердечных боев

Мне ненужное «да»
Я опошлен лимонной луной
Пусть во сне иногда
Ты все так же танцуешь со мной,
Мой Ангел.

Пр.
Я подставляю горло любви,
Я в неизвестность бросаю открытым текстом
Обрывки снов
Я прошу, не зови,
В моих безумных снах тебе совсем не место

Заберите свой день
Я согласен пройти по осколкам души
Твердая ступень
Обернется пусть шагом в миражи

Не один из тех,
Кто уснет со мной, не пройдет назад
Мой лимонный смех
Золотой пыльцой твой укроет сад,
Мой Ангел.

Неизбежная жизнь
Без тебя, без памяти, без отличий
Расписание лжи,
И преградой только лишь безразличье

Я не дам тебе шанс
Сделать что-то для шага вперед
В перекрестье глаз
Я спою тебе то, как уснет
Мой Ангел.

Забытое время, веселые Боги,
И время идти от дороги к дороге,
Закручивать небо спиралью, коктейлем в крови

Ломаться улыбкой, притягивать взглядом,
И быть для себя драгоценнейшим ядом,
Что поит дождем вечно ждущие руки любви

Пр.
Зачем это надо, –
Спросят меня
Зачем этот танец в бликах огня?
Кого ты сожжешь, воскресая из пепла и вновь уходя?
А я отвечаю:
Не знаю любимый, здесь все для тебя

Знакомые лица бледней, чем обычно,
И было б забавно, но слишком привычно
И было б смешно, только смех застывает, как жук в янтаре

Быть выдумкой слова, быть чьей-то ошибкой
И в спину удар расцветает улыбкой
И страх стал привычкой случайно погибнуть на новой заре

Не видно лицо, так естественней поза
Отброшены нервы – ненужная проза
И только, касаясь виска, что-то шепчет насмешливый враг

И ложным ответом обмануты свечи
Погоня слепа, а у нас целый вечер
И утро ответит под солнцем ломая, какой я дурак

Цепочкой неги
Иду к тебе, моя душа
Немного снега,
А может тем и хороша
Прохладным ядом
Ты зашипишь, коснувшись острия
Прошу, не надо,
Слова излишни, где лишь любовь нужна

Пр.
Осколок сердца о стекло
Не прольет вино
Душе становится тепло
Все мое – твое
И разговор безмолвных рук,
Хрустальный звон
И робкий стук.

Привычной сказкой
Рассвет встречаю и закат
Умелой лаской
Ты будешь снова мною взят
И вечный голод
Моя душа, твоей души
Укроет полог
Желанной нежности в тиши

Ты жаден, словно
Как в первый час, как в первый раз
Но я условно
Не открываю твоих глаз
Огнем нечистым
Мы вены вновь переплетем,
И взгляд лучистый
Утонет в мареве моем

Ты – моя нежность,
Распятый, как сердце, на огненном сполохе крови моей
Ты согреваешься
Бархатным зверем,
В лапах сжимая обрывки теней
Ты для меня исключенье из правил
Я – твой последний несломленный гений
Ты захотел, и я небо оставил
Я захотел – ты любви мой пленный

Восславим, братия, Господа,
Восславим душу и кровь Его
При нас с молитвой святой вода
И слово Света Наместника

Святая охота на Тьму, коей грех на крови
Затвора щелчок для серебряной музыки ноты
Вперед же, о, братья, во имя Господней любви!
Святые сердца, нынче время Святейшей охоты

Шелест шагов я предчувствую
Полог в ночи сбереги меня
Смерть не желаю я чистую
Я умирал, уже хватит огня

Из тысячи тысяч, из улиц, дверей и зеркал
Мы выберем точную цель, и преграды нам нет
Мы знаем, находит всегда тот, кто знал что искал,
И вера за нас, ибо мы приносящие Свет

Мед под губами прости меня
Свита петля моим именем
Сердце кричит – уходи, прости
Смерть в серебре, боль и страх в чести

Загонщик, охотник все ноты расписаны в такт
Горящей землей. Небеса вечно будут за нас
И отдыха нет, ведь у каждого личный контракт
И Небо ведет, приближая победный наш час

Каждому мера отмерена,
Каждому жизнь или смерть его
В смерти умрет безверие
В жизни не жизнь для каждого

Наша Охота продлится на все времена

Тьма этот мир, и Луна нас уводит с собой

Ночью в глазах только свет от бегущих огней
Днем только сон за портьерой больных миражей
Пряча нежизнь от больных нашей кровью людей,
Мы вспоминаем как надо,
Апостолы лжи

Наше вино, как бесценная влага
Ею наполним бокалы сердец
Шепот отчаянный: «Страха не надо»
Первый глоток, ведь еще не конец

Это лишь цвет, черным по белому шрифт – приговор
Полный ответ дан только тем, кто ушел на костер
Зная лишь день, кто-то желает ночного пути
Слово – ступень,
Слепо по следу упрямо идти

Имя твое не существенней праха,
Рвется звенящей струной в тишину
И умолкает без боли, без страха,
Слепо увидев
Другую луну

Мне не забыть, мне не вспомнить расклада шагов
Это как нить через пропасть, мой мост между двух берегов
Это как след, на лице от касания чьей-то души
Яркий твой свет ослепляет. Не надо, прошу, не спеши

Наша любовь, как последняя строчка,
Жизни чужой расторгаемый принцип
Как же, проклятье опять многоточьем
Сердце проколото
Ядерным принцем

источник