Меню Рубрики

Фактами я сыт по горло я нищ методологически

Сильный победит одного, знающий тысячу.
(Башкирская пословица)

Те, кому было дано нести Тору, а они её не понесли, подобны ослу, который несёт книги.
(Коран, сура 62, аят 5).

Фактов у меня много, фактов у меня достаточно, я ими сыт по горло… Но я нищ методологически.
(Израиль Моисеевич Меттер, «Пятый угол»)

Если не хочешь прослыть лжецом, то не всем в степи рассказывай о высоких снежных вершинах.

Услужливый дурак опаснее врага.
(Иван Андреевич Крылов)

Все знают, что это невозможно. Но вот приходит невежда, которому это неизвестно – он-то и делает открытие.
(Альберт Эйнштейн)

Сначала они игнорируют тебя, затем они смеются над тобой, потом они борются с тобой, а потом ты побеждаешь.
(Махатма Ганди)

В философских спорах выигрывает побеждённый, ибо приобретает новую мудрость.
(Эпикур)

Платон мне друг, но истина дороже.
(Сократ)

Большие знания — большие печали для того, кто не знает места своему знанию. Но большие знания — большие радости для того, кто знает и понимает место своему знанию.

Мудрость без сострадания суха и вредоносна, сострадание без мудрости слепо и немощно.
(Буддийские советы)

Факты не существуют — есть только интерпретации.
(Фридрих Вильгельм Ницше)

Понимание некоторых принципов освобождает от знания многих фактов.

Когда умный человек спорит с дураком, то получается спор двух дураков.

Когда ведешь дискуссию, нужно помнить: количество аргументов, которыми ты можешь доказать свою позицию, — величина конечная, а вот глупость собеседника, напротив, может быть бесконечной.

Есть два рода дураков: одни не понимают того, что обязаны понимать все; другие понимают то, чего не должен понимать никто.
(Василий Осипович Ключевский)

Безумец — это прежде всего человек, которого не понимают.
(Лев Николаевич Толстой)

Толпа — собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету либо вождя, либо предания, либо священного писания.
(Виссарион Григорьевич Белинский)

Ложь не перестает быть ложью, даже если в неё верят миллионы людей.

Им будет непросто — тем, кто полагается на истину авторитета, вместо того, чтобы полагаться на авторитет истины.
(Джеральд Мэсси)

Глупец ищет счастья вдали, мудрый растит его рядом с собой.
(Давид Оппенхейм)

Один дурак может задать столько вопросов, что на них не ответит и сотня мудрецов.

Я знаю, что ничего не знаю, но многие не знают и этого.
(Сократ)

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2019 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

источник

О причинах «международного терроризма»: нищие духом — не блаженые, но опасно блажные

И таких — целая цивилизация, что приводит к вопросу: «Как жить дальше?» —

потому, что дальше так жить нельзя.

Фактов мне хватает. Я сыт ими по горло. Я нищ методологически.

“Новая газета” (№ 59 (702), 20 — 22 августа 2001 г.) в рубрике «Трудно быть человеком. Диалог с современником» опубликовала беседу с писателем Даниилом Граниным, озаглавленную “Требуется будущее”. Но прежде, чем обраться к тематике беседы, приведём тот контекст, из которого мы взяли эпиграф:

«Мне кажется, никогда ещё не было такой массовой потребности осмыслить своё прошлое, какая наблюдается у людей сейчас. Наше прошлое загадочно. Оно загадочно не столько по фактам, которые когда-нибудь ещё и ещё вскроются, а психологически.

Для меня это именно так. Фактов мне хватает. Я сыт ими по горло.

Таково признание другого представителя благонамеренной либеральной интеллигенции — писателя Моисея Израилевича Меттера (литературное эссе “Пятый угол”, журнал “Hева”, № 1, 1989 г.). А благими намерениями вымощена дорога в ад, проходящая через тот именно пункт, возле которого предвидится «круговая оборона до последнего патрона». Причину же вынужденной необходимости «занимать круговую оборону» и «отстреливаться на неком психологическом рубеже до предпоследнего патрона», поскольку «последний патрон» предназначен для самоубийства, названа им правильно: это — методологическая нищета, если методология — наука,

· во-первых, о МЕТОДАХ диагностики разнородных проблем и,

· во-вторых, о МЕТОДАХ выработки способов (рецептов) их разрешения.

После того, как всё это произошло, оказалось, что и беседа с Д.Граниным, опубликованная “Новой газетой” 20 — 22 августа, принадлежит к числу тех событий, в которых выразилось предчувствие будущего кошмара в Нью-Йорке 11 сентября, хотя и не осознанное в таковом качестве. Приведём соответствующий фрагмент беседы (жирным отмечены вопросы Кима Смирнова, который беседовал с писателем):

«Когда мы говорим о роли личности в истории, то имеем в виду всегда руководителей, вождей. Но какова при этом роль простого, рядового человека — главной в истории личности? И не когда-нибудь, а именно сегодня?

— Вы ко мне обращаетесь не по адресу, я не политолог, не философ.

— Я обращаюсь к вам как к главной личности в истории — просто человеку.

— Вопрос трудный. Может, не пустота, а пауза. Гении «любят» появляться пачками или пучками».

Но тем, кому страшно за будущее, прежде всего, необходимо осознать, что Всевышний не ошибается: ни в том, что произошло в прошлом; ни в том, что происходит ныне; ни в том, что свершится в будущем. И если не всем по нраву, в каких именно событиях (фактах Жизни) выражается безошибочность Вседержителя на протяжении всей истории, , то необходимо изменить собственные нравы. Новые нравы, выразившись в поведении людей, породят и иные события в Жизни. Станет ли будущее ещё более страшным, нежели то, которое надвигается при господстве нынешних нравов (ибо люди упорствуют, утверждаясь в своём злонравии), либо станет благодатным, — определяется тем, как изменяются нравы и помыслы самих людей…

Вопрос только в том, что именно в жизни каждого из числа всех благонамеренных, но методологически нищих людей способно стать такого рода пунктом «круговой обороны»? кто из них и под воздействием чего именно дойдет до него, после чего будет «отстреливаться до предпоследнего патрона»? и что именно станет в смерти каждого из них «последним патроном» или «последней гранатой», которой он подорвёт и себя, и окружающих его «врагов»?

Пассажирам погибших авиалайнеров, чиновникам Пентагона, сотрудникам и посетителям Всемирного торгового центра, оказавшимся в зоне катастрофы случайным прохожим и проезжим, исполнявшим профессиональный долг полицейским, пожарным и медикам не повезло: такой «последней гранатой» стали погибшие авиалайнеры для тех, кто их захватил и повёл на указанные каждому из них цели. Но и террористы-“камикадзе”, другие соучастники и организаторы диверсии сами стали «патронами» (причём явно не последними, предназначенными для самих себя) в жизни каких-то третьих лиц, оставшихся за кулисами событий. Иными словами, выявленная многослойность вопросов и ответов на вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать для того, чтобы устранить угрозу терроризма в будущем?», — требует многое переосмыслить в привычной жизни и свершившейся истории глобальной цивилизации.

источник

«Русскую “душу” никто не изучал по её конкретным поступкам, делам и деяниям. Её изучали “по образцам русской литературы”. Если из этой литературы отбросить такую — совершенную уж вопиющую ерунду — как горьковские “тараканьи странствования”, то остаётся всё-таки действительно великая русская литература — литература Пушкина, Достоевского, Тургенева, Чехова и: если уж хотите, то даже и Зощенко. Вопрос только: что именно отображали все они — от Пушкина до Зощенко? [114] «…» Таким образом, в представлении иностранцев о России создалась довольно стройная картина. Она была основана документально — со ссылкой на русские же “авторитеты”. Она была выдержана логически: из этих ссылок были сделаны совершенно логические выводы [115]. «…» Строится миф. Миф облекается в бумажные одеяния из цитат. Миф манит. Потом он сталкивается с реальностью — и от мифа остаются только клочки [116] бумаги, густо пропитанные кровью .

Настоящая реальность таинственной русской души — её доминанта — заключается в государственном инстинкте [117] русского народа, или, что почти одно и то же, в инстинкте его общежития».

«Таможня» демонстративно и даже вызывающе отказал Абдулле в помощи по «разгерметизации» бака. На уровне первого смыслового ряда фильма реакция Абдуллы на такое своеволие «Таможни» может показаться странной и нелогичной: ведь Лебедева Абдулла, особо не задумываясь, отправил в мир иной и за меньшую грубость.

Ответ можно найти только на уровне второго смыслового ряда: ну не может постсоветская либеральная интеллигенция ничего нового “предложить” по развалу государства; к тому же она еще необходима как «Таможня», не пропускающая новые знания в народ: “Гранаты не той системы!”

Семён, вернувшись к Абдулле, радостно кричит ему с обнаруженной в тупике цистерны: “Полная!”.

Сухов из цистерны: «Эй, Абдулла, ты ещё в чадре, или переоделся мужчиной? Абдулла, у тебя ласковые жёны: мне хорошо с ними».

Абдулла: «Я дарю тебе их. Когда я зажгу нефть тебе будет хорошо, совсем хорошо».

Итак, попытки “поджечь” государственность СССР, а затем России, будут два раза. На третий раз — неудача даже в попытке, не то что в результате.

«Метрах в двухстах от берега качалась на волнах лодка Верещагина. Верещагин сидел на веслах. Настасья торопливо бросала в воду гранаты, пулемётные ленты…

— Житья от них нет, — ворчала она, тяжело переводя дыхание. — Тем гранаты, этим пули, чтоб их чума унесла…

Последним был потоплен пулемёт…»

Так в фильме образно показано разоружение Таможни на уровне первого, второго и третьего приоритетов обобщенных средств управления — оружия. Процесс этот начали так называемые «шестидесятники». Уже тогда их бездумное сотрудничество с иерархией церквей имени Христа привело либеральную интеллигенцию к методологической нищете .

«Фактов мне хватает, фактами я сыт по горло, но я нищ методологически . (…) Однако мы (говорит от имени либеральной интеллигенции писатель Моисей Израилевич Меттер) вокруг этого пункта занимаем круговую оборону и отстреливаемся до последнего патрона. Последний патрон — себе» [118].

Обилие частных фактов, принадлежащих к длительным по времени разнородным объективным взаимовложенным процессам, при отсутствии осознанной методологии, ориентированной на распознавание процессов, выражается у множества методологически безграмотных людей в плюрализме недостоверных мнений об одном и том же объективном процессе. Отсюда “плюрализм мнений” методологически безграмотной толпы — закономерное явление. И в этом же признаётся один из тех, кого сегодня с полным на то основанием можно отнести к «Таможне»:

«…руководствуемся одной методологией, факты изучаем и знаем одни и те же, а к выводам приходим разным. Почему?»

И далее сам отвечает: «Это объясняется тем, что при изучении истории наряду с методологией и фактами еще существует концепция, связывающая основные этапы рассматриваемого исторического времени. Эта концепция у спорящих авторов разная, а потому одни и те же факты выглядят каждый раз в разном освещении, со своим смысловым оттенком» [119].

Другими словами, для авторитета “от философии” не существует единого объективного глобального исторического процесса, а есть лишь множество субъективных концепций, непонятно каким образом «связывающих основные этапы рассматриваемого исторического времени». Материалистический атеизм такого «философа» лишает его различения и потому он не способен понять, какая из «множества» субъективных концепций наиболее адекватно отражает объективные процессы, на управление которыми он претендует. Поэтому-то все концепции управления современных “философских авторитетов” как правило высосаны из пальца, а не являются отражением мировоззрения народа, среди которого они живут. В этом и проявляется их методологическая нищета.

Если же методологическая культура в творческом процессе присутствует, то частные факты пропускаются через призму метода, в результате чего появляется субъективная концепция объективного процесса. И первый критерий адекватности субъективной концепции объективному процессу — сходимость с реальностью прогнозов развития объективного процесса в будущем и вскрытие ранее неизвестных фактов в их причинно-следственной связи в прошлом.

Новые, ранее неизвестные факты и общественная практика с течением времени либо подтверждают правильность субъективной концепции объективного процесса, либо вынуждают авторов концепции совершенствовать её, а то и пересматривать. Поскольку один и тот же объективный процесс проявляется в многообразии частных фактов, то разным людям могут быть доступны разнородные совокупности фактов. Но, если они пытаются понять не отдельные факты, а один и тот же объективный процесс и обладают достаточно высокой методологической культурой, то с течением времени они неизбежно приходят к единой концепции одного и того же объективного процесса в силу общности свойств отображения.

Картина 18. Старый стал, ленивый

«От моря к баку подошел Верещагин.

— Давненько тебя не видел, Абдулла, — сказал он, с удивлением наблюдая за суетой бандитов.

— Давно, — согласился Абдулла.

— Старый стал, — улыбнулся Абдулла. — Ленивый. А помнишь, какой я был?»

За долгие тысячелетия правления библейской концепции её адепты, да и сам Глобальный Предиктор действительно обленились. Вопросы же, иносказательно поставленные перед Абдуллой Верещагиным, содержательно точные: “Всё кочуешь? Стреляешь?”

Библейская цивилизация — цивилизация кочевников. И это не красивый афоризм, а предел мечтаний её передовых представителей. Чтобы не быть голословными сошлемся на образ “светлого будущего” из книги «Линии горизонта» Жака Аттали, в прошлом советника нескольких президентов Франции и президента Международного банка реконструкции и развития (1992 г.), по происхождению, как нарочно для затронутой темы, — еврея:

«Человек, как и предметы, будет находиться в постоянном передвижении без адреса или стабильной семьи. Человеку “останется” либо конформировать с этим обществом кочевников, либо быть из него исключением.» «… однажды, став “протезом самого себя”, человек будет самовоспроизводиться подобно товару. Жизнь станет предметом искусственной фабрикации, носительницей стоимости и объектом рентабельности». Аттали даже спрашивает себя: «… можно ли в данном случае еще говорить о жизни, если человек производится и мыслится как товар?» «… кочевничество станет высшей формой Торгового Строя».

Это можно отнести к первой части вопроса Верещагина.

— Стреляешь? — спрашивает он далее Абдуллу. Иносказательно это может относиться либо ко второму, либо третьему обобщенному средству управления, — идеологическому. Но поскольку у Абдуллы на вооружении только пистолет (кинжал — символ информационной войны у него отобрал Сухов), то вопрос касается прежде всего идеологии. Существует мнение, будто бы западноевропейская жизнь по сравнению с жизнью в СССР была деидеологизирована. Если Запад и живет без явного оглашения идеологии, то это так видится только на поверхностный взгляд: Запад — библейская цивилизации. А Библия содержит в себе, кроме всего прочего, и идеологию общественной жизни, однако не называя её прямо идеологией. При этом Запад — до появления саентологии [120] и возникновения относительно массового интереса к восточной мистике — был идеологически однородным обществом, в котором ни что, чуждое Библии, не проявлялось так, чтобы оказать влияние на дальнейшую судьбу общества в этой цивилизации. Запад привык жить без альтернативы Библии, не понимая её существа и бессознательно принимая библейские нормы в качестве автоматизмов поведения зомби-биоавтоматов и “само собой” разумеющихся истин, одинаково пригодных для всех жизненных обстоятельств, для всех народов, для всех регионов планеты, для всех исторических эпох, вопреки тому, что это — не так.

Читайте также:  Что за заболевание когда в горле сыпь
Внутренний Предиктор СССР: Дело было в Педженте 1
Санкт-Петербург: 2000: Страница, зарезервированная для выходных типографских данных 1
О чём молчат искусствоведы 1
Персонажи-символы и соответствующие им образы социальных процессов и явлений. 4
Наш мировоззренческий стандарт 5
Вступление 7
Картина 1. Везёт мне на эти дела… 8
Картина 2. Восток — дело тонкое 12
Картина 3. Здесь величайшие ценности 18
Картина 4. Лучше, конечно, помучиться… 19
Картина 5. Динамит 23
Картина 6. Первое общежитие свободных женщин 24
Сионизм и коммунизм [68] 25
Картина 7. Ваше благородие… 28
Картина 8. Кинжал хорош для того, у кого он есть 30
Картина 9. Сейчас мы поглядим, какой это Сухов 31
Картина 10. Заведут мотор и через сорок два ка-а-к!… 33
Картина 11. Всё она, Гюльчатай… 33
Картина 12. Абдулла, руки-то опусти… 36
Картина 13. Гюльчатай! Открой личико… 39
Картина 14. Перманентное обрезание 41
Картина 15. Я рассчитывал на тебя, Саид… 43
Картина 16. Их нет нигде 44
Отступление от темы 46
Картина 17. Эх, взорвать бы! Гранат нет…Гранаты есть, но не той системы 49
Картина 18. Старый стал, ленивый 51
Картина 19. Что ещё надо человеку, чтобы встретить старость 53
Картина 20. Вхождение в управление 54
Картина 21. Опасный маневр 56
Картина 22. Не надо плакать, может ещё встретимся 59
Богословие Русской цивилизации 60
Послесловие 62

Лучшие электронные книги в формате fb2
Наш портал – это библиотека интересных электронных книг разнообразных жанров. Здесь вы найдете произведения как российских, так и зарубежных писателей. Все электронные книги, представленные на нашем сайте, можно скачать бесплатно. Наша библиотека содержит только лучшие бесплатные электронные книги, ведь каждую электронную книгу мы тщательно изучаем перед добавлением в базу. Мы выбираем интереснейшие произведения в удобном формате fb2, все они достойны вашего внимания. Чтение электронных книг наверняка принесет вам удовольствие. Всё что, что вам нужно сделать, — найти и скачать книгу, которая понравится вам по заголовку и описанию.
Библиотека fb2-электронных книг – полезнейшее изобретение человечества. Для того чтобы, читать книгу, вам нужно просто загрузить ее с нашего сайта. Вы можете наслаждаться чтением, не совершая лишние траты. Электронная книга, в отличие от бумажной, обладает множеством преимуществ. Вы экономите время и силы, не совершая утомительные походы по магазинам. Вам также не нужно обременять себя ношением тяжеловесной макулатуры. Скачать и читать электронную книгу легко и просто . Мы позаботились о том, чтобы вам всегда было что почитать. Электронная книга fb2 принесет вам море положительных эмоций: она способна поделиться с вами мудростью, поднять настроение или просто скрасить досуг.

источник

· во-вторых, в его количестве общепризнанно выражаются цены всех остальных продуктов на рынке во всех операциях продуктообмена меновой торговли (вследствие этого обстоятельства цена единицы учета самого продукта-инварианта, выраженная в количестве инварианта, всегда единица, что и дает название термину «инвариант прейскуранта»; иными словами, инвариант на инвариант всегда обменивается в пропорции 1:1).

В эпоху меновой торговли глубокой древности, как свидетельствуют законы вавилонского царя Хаммурапи, общество, признавая равноправность платежей зерном и золотом, тем самым признавало их в качестве двух инвариантов прейскуранта. Позднее в толпо-“элитарном” обществе правящая «элита», исходя из своих деградационно-паразитических потребностей, отказала зерну в праве быть инвариантом прейскуранта, и цивилизация длительное время жила при золотом инварианте.

[114] В основном показывали тупиковые пути развития, на которые никому вставать не следует. В фильме образно это показано через путь, на котором стоит цистерна с нефтью на берегу моря. Топить нефтью электростанции — всё равно, что топить их ассигнациями: так считал Д.И.Менделеев. [115] Суфии многократно предупреждают об опасности использования логики в деле утверждения истины. [116] От «Таможни» тоже остались клочки, когда он вышел из дома и столкнулся с реальностью. До этого из своего мифического дома он не выходил. [117] Всё верно, только правильнее было бы сказать о “цивилизационном инстинкте” русского народа. [118] Точная цитата: «Мне кажется, никогда ещё не было такой массовой потребности осмыслить своё прошлое, какая наблюдается у людей сейчас. Наше прошлое загадочно. Оно загадочно не столько по фактам, которые когда-нибудь ещё и ещё вскроются, а психологически.

Для меня это именно так. Фактов мне хватает. Я сыт ими по горло.

Факты не могут объяснить для меня самого главного — психологии людей. Забираясь назад, вглубь, каждый из нас останавливается в том пункте, далее которого ему идти уже невозможно; молодым людям проще — они идут налегке, не обременённые соучастием. Я говорю о соучастии не криминальном. Молекулярный уровень анализа позволяет мне рассматривать соучастие даже в мыслях. “Это было при мне, и я был с этим согласен”, — вот что я имею ввиду. Вот пункт, подле которого замедляется шаг, когда мы бредём назад, в собственную жизнь. Подле этого пункта мы занимаем круговую оборону и отстреливаемся до последнего патрона, потому, что последний бережём для себя» (Моисей Израилевич Меттер, литературное эссе “Пятый угол”, журнал “Hева”, № 1, 1989 г.).

[119] А.Бутенко, — доктор философских наук, бывший до перестройки заведующим отделом общих проблем мирового социализма Института экономики мировой социалистической системы АH СССР, а ныне — один из главных радетелей капитализма, журнал “Hаука и жизнь” № 4, 1988 г., статья “Как подойти к научному пониманию истории советского общества”. [120] Подробно о дианетике и саентологии в работе Внутреннего Предиктора СССР «Приди на помощь моему неверью», 1999 г. [121] ПОНТРЯГИН Лев Семенович (1908 — 88), российский математик, академик АН СССР (1958), Герой Социалистического Труда (1969). В 13 лет потерял зрение. Труды по топологии, теории непрерывных групп, дифференциальным уравнениям, фундаментальные труды по математической теории оптимальных процессов, в которой создал научную школу. Ленинская премия (1962), Государственная премия СССР (1941, 1975).

Как видно из перечня его научных интересов, он работал и в области применения методов математики к задачам управления вообще. Что, возможно, и объясняет столь широкий и не типичный для его эпохи взгляд на мир, который он выразил в своем выступлении на общем собрании АН СССР.

[122] Его директором долгие годы был академик Г.А. Арбатов.

источник

Уже тогда их бездумное сотрудничество с иерархией церквей имени Христа привело либеральную интеллигенцию к методологической нищете .

«Фактов мне хватает, фактами я сыт по горло, но я нищ методологически . (…) Однако мы (говорит от имени либеральной интеллигенции писатель Моисей Израилевич Меттер) вокруг этого пункта занимаем круговую оборону и отстреливаемся до последнего патрона. Последний патрон — себе» [118] .

Обилие частных фактов, принадлежащих к длительным по времени разнородным объективным взаимовложенным процессам, при отсутствии осознанной методологии, ориентированной на распознавание процессов, выражается у множества методологически безграмотных людей в плюрализме недостоверных мнений об одном и том же объективном процессе. Отсюда “плюрализм мнений” методологически безграмотной толпы — закономерное явление. И в этом же признаётся один из тех, кого сегодня с полным на то основанием можно отнести к «Таможне»:

«…руководствуемся одной методологией, факты изучаем и знаем одни и те же, а к выводам приходим разным. Почему?»

И далее сам отвечает: «Это объясняется тем, что при изучении истории наряду с методологией и фактами еще существует концепция, связывающая основные этапы рассматриваемого исторического времени. Эта концепция у спорящих авторов разная, а потому одни и те же факты выглядят каждый раз в разном освещении, со своим смысловым оттенком» [119] .

Другими словами, для авторитета “от философии” не существует единого объективного глобального исторического процесса, а есть лишь множество субъективных концепций, непонятно каким образом «связывающих основные этапы рассматриваемого исторического времени». Материалистический атеизм такого «философа» лишает его различения и потому он не способен понять, какая из «множества» субъективных концепций наиболее адекватно отражает объективные процессы, на управление которыми он претендует. Поэтому-то все концепции управления современных “философских авторитетов” как правило высосаны из пальца, а не являются отражением мировоззрения народа, среди которого они живут. В этом и проявляется их методологическая нищета.

Если же методологическая культура в творческом процессе присутствует, то частные факты пропускаются через призму метода, в результате чего появляется субъективная концепция объективного процесса. И первый критерий адекватности субъективной концепции объективному процессу — сходимость с реальностью прогнозов развития объективного процесса в будущем и вскрытие ранее неизвестных фактов в их причинно-следственной связи в прошлом.

Новые, ранее неизвестные факты и общественная практика с течением времени либо подтверждают правильность субъективной концепции объективного процесса, либо вынуждают авторов концепции совершенствовать её, а то и пересматривать. Поскольку один и тот же объективный процесс проявляется в многообразии частных фактов, то разным людям могут быть доступны разнородные совокупности фактов. Но, если они пытаются понять не отдельные факты, а один и тот же объективный процесс и обладают достаточно высокой методологической культурой, то с течением времени они неизбежно приходят к единой концепции одного и того же объективного процесса в силу общности свойств отображения.

Картина 18. Старый стал, ленивый

«От моря к баку подошел Верещагин.

— Давненько тебя не видел, Абдулла, — сказал он, с удивлением наблюдая за суетой бандитов.

— Давно, — согласился Абдулла.

— Старый стал, — улыбнулся Абдулла. — Ленивый. А помнишь, какой я был?»

За долгие тысячелетия правления библейской концепции её адепты, да и сам Глобальный Предиктор действительно обленились.

источник

слоган «Congress says pizza is a vegetable» режиссер Stephanie Soechtig сценарий Марк Монро, Stephanie Soechtig продюсер Ив Марсон, Сара Олсон, Stephanie Soechtig, . оператор Скотт Синклер композитор — монтаж Брайан Дэвид Лазарте, Тина Нгуйен, Дэн Свитлик жанр документальный , . слова сборы в США

Жирный как поезд пассажирный

Верные адепты философии уничтожения бургеров и обладатели звания «толстячков планеты», американцы в очередной раз пытаются укусить руку, которая их же и кормит. «Сыт по горло» — это про то, как пищевая промышленность делает неплохие деньги на детишках честных граждан.

В 2004 году документалист Морган Сперлок провел занимательный эксперимент. Морган, будучи парнем отчаянным, решил питаться только МакДональдсом в течении одного месяца. Последствия этого решения были плачевны, о чем Сперлок красочно рассказал в своем в фильме «Двойная порция». Но ничто не прошло бесследно. Сам автор утверждает, что размер порций был уменьшен, а значит маленький шажочек в дело оздоровления нации парень внес.

«Сыт по горло» не набрасывается на одну ресторанную сеть, а выступает против всей индустрии питания в целом. Ученые дядьки в костюмах жутко пучат глаза и взахлеб рассказывают, сколько тонн сахара потребляет 12-летняя принцесса, чей вес сравним с весом дирижабля. Достали и отряхнули от пыли бывшего президента Билла Клинтона. Билл сокрушается, что нация серьезно больна и что питание в школах — хуже некуда. Что мешало Биллу повлиять на эту проблему в течение 8 лет своего президенства? Пожалуй, ничего. Зато теперь Билл может разглагольствовать в документальном кино про здоровье нации.

Самая сочная часть сюжета — это жирные детишки. Все разноцветные, согласно стандарту толерантности, со слезами на глазах, потому что пухнут как на дрожжах. Рядом сидит родня, все таких же внушительных размеров, и рвут волосы на голове, потому что дитя уже достигло таких внушительных размеров, что скоро станет поглощать материю, и требует расширения жилплощади. И вот эта американская семейка в следующем кадре счастливо уплетают макароны с соусом, чипсы и газировку. Жирный ты? Твой младший брат? — Это Путин виноват!

Не смысла отрицать, что пищевые магнаты потратят любые деньги, лишь бы пролоббировать свои интересы в Конгрессе. Еще старичок Маркс говорил, что при 300% прибыли нет такого преступления, на которое он (капиталист) не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы. Слишком многим людям выгодно иметь упитанных граждан. Страховые компании, ресторанные сети, многочисленные конторы по снижению веса и т. д.

А вывод у всего этого простой: следите за тем, что вы едите и готовьте дома. Пока ваш ребенок не стал напоминать шар.

«Fed Up» — прекрасно срежиссированный документальный фильм, снятый в 2014 году некой Stephanie Soechtig, впрочем, являясь проектом довольно серьёзным даёт зрителю много почвы для размышлений и даже откровений в области питания. И хотя последние кадры картины выстраиваются длинным списком представителей корпораций, отказавшихся дать интервью — те, что согласились — дали ровно такой же эффект, на который здравый смысл создателей и был рассчитан — их ответы или же их отсутствие смотрелись нелепо.

Рассказывается здесь и об ошибке многих «диванных диетологов», считающих, что спорт в первую очередь, а не питание регулирует метаболизм в организме у человека. Так же говорится о том, что эту тему всячески пропагандировали в СМИ и на уровне правительства.

Так же большое внимание уделяется одному важному аспекту — замены всепоглощающего и убивающего всё на своём пути жира на милый и безобидный сахар. Сарказм. Если посмотрите на банки с консервированной фасолью — сахар есть даже там. А неограниченное количество сахара тем временем продолжает убивать вашу печень и поджелудочную железу при неограниченном употреблении. Зато low fat.

В картине действительно всё подробно объясняется — факт, миллионы людей действительно знают как питаться, но факт — ещё больше людей этого не знают. Не знают, что смесь «жиры + углеводы» — является самой плохой вариацией для питания из всех имеющихся.

ФАКТ — лоббисты в США (откуда индустрия еды на 99 процентов и произрастает) подавляют вялые попытки правительства принять меры по решению проблемы употребления огромного количества опасной для здоровья еды.

ФАКТ — Корпорации, у которых денег больше, чем у Apple и Гейтса вместе взятых имеют за ваши же деньги — ну и что, зато вкусно.

ФАКТ — агрессивная реклама джанк-фуда, включая детскую рекламу имеет место более 30-ти лет, но останется «в тренде», пока общественное мнение не будет тождественным с мнениями, представляющими бренды. Жизнь нелегка и странна — человеку проще употреблять всё подряд и забывать про свои проблемы. И хотелось бы сказать «так всегда было и будет» для красного словца, но нет — такого не было.

Читайте также:  Что делать когда рак горла

Ничего личного — просто бизнес.

В картине проводится прямое сравнение с сигаретами и курением. Курение в пятидесятые и позже обоготворяли, создавали из него фетиш — рекламировали как эликсир для души всех времен и народов. Сейчас то же самое происходит и с едой.

И вот ты приходишь в кинотеатр на давно ожидаемый фильм — и вынужден смотреть перед этим 15 минут нелепой и лживой рекламы про Coca-Cola, дезодоранты и прочую ересь. С той лишь разницей, что в случае с дезодорантами даётся больше объективной информации.

источник

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31

Я СЫТ ПО ГОРЛО КОММУНИСТИЧЕСКИМ «ГУМАНИЗМОМ»
Виталий Гинзбург, академик

Литературная газета. Виталий Лазаревич, как вы в целом оцениваете минувшее десятилетие, время крутых перемен в жизни нашей страны? Скорее положительно или скорее отрицательно? С одной стороны, рухнул коммунистический режим, с другой так называемый переходный период явно затянулся и обернулся для многих людей многими бедами.

В.Гинзбург. Я, безусловно, оцениваю его положительно. Просто безоговорочно. Правда, за это время действительно произошло много уродливого и отвратительного, но как все это можно сравнивать с дикой несвободой, царившей в прежнем тоталитарном государстве? Ведь сколько страданий выпало людям! Сейчас это все раскрывается — это же просто кошмар: миллионы погибших, неслыханные муки человеческие. Мне тогда тоже досталось, хотя, конечно, несравнимо меньше, чем многим другим. В 1944-м мою будущую жену и некоторых ее товарищей арестовали и предъявили им идиотское обвинение в подготовке покушения на «вождя всех народов»: Нина жила на Арбате — из ее окна, мол, и предполагалось стрелять в «величайшего гения всех времен». Правда, потом до сознания проницательных следователей из НКВД удалось довести, что ее окна на Арбат не выходят. Это не спасло Нину от лагеря, но спасло от чего-то худшего. Впрочем, в целом по определенным причинам, повторяю, мне повезло — я остался цел, но все равно сколько издевательств пришлось вытерпеть! Такой вот у нас был «великолепный» строй.

ЛГ. Как вы полагаете, СССР встал на путь перемен закономерно или достаточно случайно?

В.Г. Думаю, достаточно случайно. На пост генсека могли выбрать какого-нибудь негодяя, и он сидел бы до сих пор. Ведь перед нами пример этого демагога Кастро, установившего диктатуру на этом маленьком островке. В условиях диктатуры очень трудно свалить диктатора. Но выбрали Горбачева. Так что в целом я оцениваю перемены, произошедшие в нашей стране, положительно. Мы были рабами, хотя, может быть, не всегда это понимали. Сейчас, что ни говори, мы свободные люди. Во многих отношениях у нас плохо, но есть свобода слова.

ЛГ. Да, кстати, не ущемляется ли она, на ваш взгляд, в последние месяцы?

В.Г. Я не согласен, что она ущемляется. Это демагогия. Как говорится, мне бы ваши заботы, господин учитель. Я уже критиковал НТВ в «Литературной газете», задолго до апрельских событий на этом канале. Последующие события только укрепили меня в убеждении, что НТВ далеко не герой нашего времени. Я абсолютно не понимаю, почему свобода слова пострадает, если телеканалом будет управлять не какой-то олигарх, а правительство. Вообще кто кому затыкает рот? Коммунисты в своих газетах пишут что хотят. Всякие листки распространяются. В принципе я считаю, что все это уже оборачивается вседозволенностью. Так что свобода слова у нас есть. Есть свобода передвижения. У нас отвратительно другое — плохое управление и социальное неравенство.

По существу, по своим убеждениям я все-таки социал-демократ. Идеалы социал-демократии, как я ее понимаю, в том, чтобы не давать буржуям слишком большой воли. Тем более не давать ее очевидным ворам. Хотя, конечно, частная собственность должна быть. Я когда-то верил во все эти коммунистические глупости, но сейчас я понимаю, что против человеческой натуры не пойдешь. Так сформировался наш биологический вид, что не может человек без собственности. Но все-таки принимать какие-то меры, чтобы обуздать эту сволочь, конечно, необходимо.

Ведь черт знает, что творится: все эти капиталы олигархов, это же все, по существу, наворовано. В ходе реформ были допущены какие-то радикальнейшие ошибки, позволившие воровать так масштабно. Но все равно сравнить это с прежними безобразиями нельзя. Я бы так сказал: сейчас есть две угрозы. Одна — вернуться к коммунизму. Думаю, сейчас это нереально. А другая — слишком уж большую власть заберут олигархи. Ведь они повсюду, куда ни плюнь. Взять хотя бы наш дачный поселок. В свое время я получил Сталинскую премию I степени, построил небольшой дом. Жили достаточно скромно, были маленькие заборчики между участками. А сейчас я там как белая ворона. Кругом какие-то латифундии, многомиллионные заборы. У людей просто фантастические деньги. Ну куда это годится?

ЛГ. В годы перестройки вы занялись политикой, были избраны народным депутатом СССР. Как полагаете, достигнуты ли сейчас, хотя бы частично, те цели, к которым вы тогда стремились?

В.Г. Трудно сказать. Занялся политикой. это сказано слишком громко. Выбрали, и надо было исполнять обязанности депутата. Я был членом комиссии по борьбе с привилегиями. Пытался с ними бороться. Но вскоре убедился, что ничего тут сделать нельзя. Даже в нашей Академии наук. Взять хотя бы чрезмерное количество персональных машин. Ясно, что безобразие. Дорого, неэкономично, неэффективно. Но ничего переломить нельзя. Выступал на собраниях, в прессе, в том числе у вас в «Литературке», говорил с президентом. Все бесполезно. Когда дело касается привилегий, ничего тут не перешибешь. Но если подходить к делу более широко, то все-таки какие-то наши устремления того времени реализованы, какая-то свобода достигнута. Хотя, конечно, я надеялся на большее.

ЛГ. Согласны ли вы с утверждением А. Ципко, что, несмотря ни на что, коммунистический режим все же был
более гуманным строем, чем тот, который возник у нас на его обломках? Как вы уже говорили, в свое время вы близко познакомились с «гуманизмом» коммунистического режима, но, может быть, сейчас в каком-то смысле дело обстоит еще хуже?

В.Г. Нет, нет, я с этим не согласен. Несмотря на всю , гадость, которая сейчас есть, с тем, что было, нельзя даже сравнивать: людей арестовывали без всяких оснований, пытали. Правда, в какой-то период стало немножко полегче, но сама система, совершенно прогнившая, оставалась в неизменности. Нет, тут мое мнение однозначно. Хотя, повторяю, я очень огорчен нынешним социальным неравенством. Прямо стыд! Лекарств же многие не могут купить.

ЛГ. Еще одно утверждение, часто появляющееся в печати: в духовном, нравственном отношении советская жизнь руководствовалась более высокими стандартами, чем нынешняя посткоммунистическая. Тогда, как мы знаем, упорно строили светлое будущее для всех, а сейчас ни о каком таком будущем не заикаются: одни, меньшинство, стремятся построить лучшую жизнь для себя лично (и нередко весьма преуспевают в этом), а другие бьются за то, чтобы просто выжить. Какого вы мнения о духовности и нравственности советских времен в сравнении с временами нынешними?

В.Г. Нельзя отрицать, что тогда у многих людей действительно были идеалы: строительство светлого будущего и так далее. С идеалами легче было жить. Но я убежден: если бы эти люди понимали весь ужас реально происходившего в ту пору, они бы в петлю полезли. Ведь масса людей просто не знала, что Сталин — бандит. О какой духовности и нравственности можно говорить, если все построено на лжи и обмане, на сокрытии информации и искажении правды? Я убежден и всегда говорю об этом, что тоталитаризм един, что в своих конечных проявлениях фашизм и коммунизм — фактически одно и то же. Ведь совпадение тут почти полное. Но в период революции и позже действительно была масса идеалистов, которые жили декларируемыми «передовыми» идеями. Эти идеи были как религия. А сейчас действительно разуверились и ощущают пустоту. К тому же тогда не знали, как живут за границей. Не с чем было сравнивать. Если по карточкам что-то «выбросили» — уже счастье.

ЛГ. Говорят, что «антикоммунистическая революция», призванная реставрировать такую «низменную» вещь, как частная собственность, по природе своей более аморальна, чем социалистическая, овеяннай романтикой справедливых слов и прекрасных лозунгов. Кстати, ваш коллега Андрей Дмитриевич Сахаров, при всем его либерализме, довольно неодобрительно относился к частной собственности. У вас тоже предубеждение против нее?

В.Г. Лично у меня никакого стремления к частной собственности нет. У меня есть приличная квартира, есть дачка, мне этого достаточно. А иметь во владении какие-то акции или какое-то предприятие. да упаси Бог. Так что, можно сказать, в личном плане у меня действительно предубеждение против частной собственности. Но, как я уже сказал, в целом стремление к ней заложено в человеческой природе. Почему так получается, я не могу понять. Это великий социальный и биологический вопрос. Думаю, если бы люди были поумнее, тогда и социализм можно было бы построить. У меня раздвоение личности: где-то внутри себя я верю в возможность социализма, коммунизма с человеческим лицом, хотя, с другой стороны, понимаю, что это чепуха. Об этом -еще Толстой писал. Потрясающе, как он все понимал. Приведу его слова: «Почему вы думаете, что люди, которые составят новое правительство, люди, которые будут заведовать фабриками, землею. не найдут средств точно так же, как и теперь, захватить львиную долю, оставив людям темным, смирным только необходимое?». Так у нас и получилось с «новым правительством», то есть с коммунистической властью.

В общем идеальный строй нигде не удалось построить, не только у нас. Вывод: это противно человеческой природе, ничего тут не сделаешь. Впрочем, октябрьский переворот в России в каком-то смысле сыграл для человечества и положительную роль: он ярко высветил существующие социальные проблемы, на это нужно было реагировать. Чтобы у них на Западе не произошло чего-то подобного правительства ряда стран вынуждены были приоткрыть клапаны. До этого момента действительно было и колоссальное неравенство, и нещадная эксплуатация, а сейчас забота о том, что называют правами человека, достигает в этих странах такой степени, что это даже раздражает. Под этой маркой о чем только не заботятся.

ЛГ. Много скорби сейчас изливается на страницы га-ют по поводу нынешнего «разрушения» советской системы Образования, науки, медицинского обслуживания, которые, мол, были чуть ли не лучшими в мире. Я понимаю, что Опыт пациента привилегированной поликлиники Академии наук не дает вам большого материала, чтобы сравнивать «тогдашнее» и «нынешнее» здравоохранение (подозреваю, что в академическом медучреждении все остается примерно на том же уровне), но вот оценить перемены в науке и системе образования вы как ученый, как вузовский преподаватель, наверное, можете в полной мере.

В.Г. Что касается медицины, то и в академии стало, Конечно, хуже. Ушла масса врачей. У них тоже ничтожные шрплаты, как и у научных работников, нет медикаментов. А об обычных поликлиниках и говорить нечего, особенно в Глубинке. Впрочем, там и раньше было не особенно хорошо; в Москве все-таки существовали неплохие поликлиники. Но и за границей, я вам скажу, не такой уж сахар: сходить к врачу стоит довольно дорого.

Теперь насчет образования. Как обстоят дела в средней школе, я знаю плохо. Единственно, что меня глубоко Возмущает, так это проникновение туда клерикализма. А вот высшая школа еще стоит, еще держится. Я заведую кафедрой в Физтехе. Трагедия заключается в том, что мы в значительной степени готовим студентов для Америки. Или для других стран. Мы не можем создать для выпускниц ков условия, сопоставимые с теми, что они находят на Западе. Как положительный факт могу отметить, что у нас еще сохранились старые преподавательские кадры, сохранились замечательные учебники. Издаются новые. Вообще! в последнее время, как вы знаете, наблюдается некое возрождение издательского дела, в том числе и касающегося издания научной литературы. Нельзя тут все огульно хаять. Правда, тиражи очень малы.

Если же перейти к разговору о науке, то основные» проблемы тут связаны со скудным финансированием. Если; еще лет десять продлится нынешнее безденежье, если научным работникам не будет существенно повышена зарплата, все придет в еще больший упадок. Вот у меня есть интересные цифры. Федеральный бюджет США на 2001 год выделяет на науку 85,3 миллиарда долларов. Из них около 20 миллиардов предназначены на так называемые фундаментальные исследования. Бюджет Общества Макса Планка в Германии (это некий эквивалент нашей Академии наук) составляет миллиард долларов в год. И это лишь около одного проценте всех расходов на науку и образование в Германии. А наша РАН без региональных отделений должна получить в текущем году примерно 175 миллионов долларов. В целом же расходы на науку в стране составят по нашему бюджета 760 миллионов долларов. Как вы понимаете, это очень? мало. Так что тягаться с теми же Соединенными Штатами нам не приходится. Что тут можно предпринять?

Член-корреспондент нашей академии В.Брагинский сделал очень смешную вещь: он прикинул, сколько в Одинцовском районе Московской области «замков» «новых русских», мысленно установил для них дополнительный налог в один процент в год на недвижимость (стоимость зданий и земли). Кстати, американцы платят больше. Так вот, этих денег вполне хватило бы, чтоб давать на науку миллиард долларов в год, то есть выйти на вполне Приличный уровень. К сожалению, на практике это сделать невозможно. Так что на науку денег еще долго не будет хватать, хотя где-то крутятся огромные средства. Все-таки в процессе реформ, повторяю, наши реформаторы совершили какую-то фантастическую ошибку. Конечно, можно было допустить рост этого класса, класса богатых, по не в такой же степени.

ЛГ. Много сетований по поводу того, что СССР благодаря своей военной мощи был важным, уважаемым игроком на международной арене, а вот Россия, «страна догоняющей демократии», таковой не является. В советские годы, хотя вы и не пользовались особым доверием властей, вас время от времени все же привлекали к работе на «оборонку». В частности, вы наряду с Сахаровым внесли важный вклад в создание водородной бомбы. Жалеете, что теперь этот фактор — ядерные боеголовки — не является решающим при определении отношения к той или иной стране, что на первый план вышли совсем другие критерии: уровень экономического развития, социального обеспечения населения, уважение к правам человека и т.д.?

В.Г. Я не испытываю абсолютно никакого комплекса неполноценности в связи с тем, что наша страна утратила статус международного пугала. Ведь наличие в мире ядерного оружия — это, как ни парадоксально, стабилизирующий фактор. И у нас вполне достаточно этого оружия. Кстати, я не понимаю, чего наши политики подняли этот Шум по поводу противоракетной обороны США. Чего они Ток боятся? Ну будут американцы сшибать некоторое количество каких-то ракет. Все же не сшибешь. К тому же никто нас не собирается нападать. В общем, никакого великодержавного шовинизма у меня нет. Страну уважают совсем не за ядерные боеголовки. Уважают ведь ту же Голландию, Данию, Швейцарию, у которых нет ни ядерных бомб, ни ракет. Уважают, в частности, за научные достижения. И за Многое другое.

Читайте также:  Что делать когда в горле свист

ЛГ. У авторов, негативно оценивающих последнее; десятилетие, встречаются даже утверждения, что победа ГКЧП дала бы большинству нашего населения больше, чем победа демократии, что в августе 1991 года нам крупно не повезло. А вы хотели бы, чтобы ваши дети и внуки жили при режиме ГКЧП?

В.Г. ГКЧП был продуктом некоторых ошибок, в частности ошибок Горбачева, который как руководитель несколько сдал к тому времени, хотя в целом я отношусь к нему с большим уважением. Я думаю, если бы гэкачеписты захватили власть, они не вернулись бы буквально к старой коммунистической системе: они ведь тоже кое-чему научились. Что-то обновляли бы, что-то старались бы сделать лучше. Но все-таки на том демократическом подъеме это был бы реакционный переворот. Ничего хорошего он бы не дал. Другое дело, что поведение Ельцина, который свалил Горбачева, тоже не вызывает у меня никакого сочувствия, хотя и у него, по-видимому, есть определенные достоинства. Мне тогда очень не нравилось, как он всячески разваливал Советский Союз. Потом чуть не развалил Россию: берите, мол, столько суверенитета, сколько унесете, и так далее.

ЛГ. А у нынешнего руководства вы не видите никаких ошибок?

В.Г. Я уже много раз говорил и могу повторить еще раз: я считаю огромной ошибкой Путина то, что он пренебрег голосом интеллигенции в вопросе о гимне. Это возмутительная, грубейшая ошибка. Возмущает меня и история с Наздратенко: этого явно недостойного деятеля президент переводит на другой высокий пост — по-видимому, чтобы он и там развалил работу. Это говорит о том, что у главы государства еще недостаточно твердая рука. Впрочем, не исключено, что он не может действовать иначе. Мне трудно судить.

Я очень возмущен и нашей Думой. Все-таки это такой позор, что депутаты не встали, чтобы почтить память
жертв холокоста. И тут во мне говорит не еврей: если бы речь шла, например, о жертвах геноцида против армянского народа в 1915 году, я относился бы к этому делу точно так же. Я не понимаю, как может порядочный человек, если его призывают почтить память невинных жертв, не встать и не почтить эту память. Это же просто чудовищно! И когда смотришь на всю эту публику — на Жириновского, на Митрофанова, на этого Шандыбина, — ничего, кроме возмущения, не можешь испытывать. Очень печально, что за десять лет в России не сформировался достойный парламент.

ЛГ. Так все-таки что в итоге: надо было затевать перестройку и реформы или, как еще это называют, «антикоммунистическую революцию» или не надо?

В.Г. Безусловно, надо. Но все это не было подготовлено. Как я уже говорил, приди к власти не Горбачев, а кто-то другой, зловонное протухание прежнего режима продолжалось бы еще много лет. Он взялся что-то сделать, но отправные условия были очень тяжелыми. Они-то и сыграли решающую роль в возникновении всего того негативного, от чего мы сегодня страдаем. Хотя были и просто субъективные ошибки. Мне не нравится, что некоторые наши реформаторы хотят все сделать в точности так, как в Соединенных Штатах. Я не считаю себя особенно компетентным в этих вопросах, но у меня такое чувство, что если бы реформы осуществляли более разумные люди, ту же приватизацию можно было бы провести более разумным образом. Не дав обогатиться всякой швали. Можно было бы найти более прямую дорогу и к демократии, и к гораздо лучшим условиям жизни, нежели те, какие мы имеем сейчас.

источник

Сайт Курия Сергея Ивановича

КОММЕНТАРИИ к ПЕСНЕ:

Закрывал альбом заводной рэп с фанковой основой «Сыт по горло», звучание которого было максимально близко к концертному. Возможно, это произошло потому, что «Сыт по горло» оказалась единственной песней, записанной не во Дворце молодежи, а в студии Дома радио, причем — за один день. Интересно, что на следующих альбомах эта композиция была сыграна еще более динамично, с еще более агрессивным и плотным звуком.

«Сыт по Горло» — ну это вот эксперименты с рэпом. Я даже не помню конкретно сейчас исполнителей, но рэп нас зацепил — как раз тогда первые сильные рэп-группы доползли до России.
И еще — если в рэп запихнуть панк… Получилось, что припев там довольно панковский, а куплет там в общем рэповский. И хотелось поэкспериментировать с такой стилистикой.
Ну а «Сыт по горло» — это вообще такое выражение, которое частенько все употребляют. Так она и родилась эта песня…

***
Интервью с М. Борзыкиным,»Сельская молодежь» № 8, 1989:

— Если можно, расскажите об основной идее песни «Сыт по горло».

— Идея в том, что все надоело… Мы все уже привыкли к этой дубиной уравниловке, к массовому подходу в воспитании. Это вызывает тошноту, желание выплюнуть обратно все то, что в меня некогда заложили.

***
Из интервью М. Борзыкина, «музБлокНот», 6 июня 2005:

— Какие процессы в современном российском обществе вы бы охарактеризовали фразой своей песни «Сыт по горло»?

— Информационную агрессию на человеческие мозги, наверно. От этого очень устаешь. От этого невозможно скрыться даже в лесу, потому что это пронизывает пространство. Человек находится постоянно под бомбардировкой. Причем большинство этой информации ему абсолютно никогда не пригодится. В этом смысле ему приходится ставить фильтры, сужать их до минимума, и что-то полезное, что человек мог бы почерпнуть, он вынужден отбрасывать. Люди, пытаясь выжить, замыкаются в себе и перестают общаться с окружающей средой, обмениваться энергией. Технократическая цивилизация подошла к такому барьеру, когда надо отказываться от информационной агрессии в пользу развития какой-нибудь железы эпифиз, которая предчувствует землетрясения и позволяет видеть на расстоянии. Оказывается, мы это когда-то могли…

***
Из интервью М. Борзыкина в клубе «Перекресток», 04.11.2001:

— На «Дыме-тумане» перепета «Сыт по горло». Почему возникла потребность сделать песню заново?

— Потому что возникла. Идея была: сделать новую аранжировку, старая — уж больно легковесная. Хотелось чего-то более напряженного. Ну и по ходу дела, когда стали работать, поняли, что тот текст тоже слишком мягкий. Надо пожестче.

***
Интервью с М. Борзыкиным, «Музыкальный Вестник», #10, август 2001 г.:

— Вот песням десять лет, а ведь актуальности они, если вдуматься, не утратили. Почему так?

— Ну, как-то самого себя оценивать трудно, но, в общем, мне кажется, дело в том, что это темы, которые не придумывались. Это не литературные вещи, это, что мы сами испытывали. А вопрос о том, кто управляет миром: деньги, или не деньги, он всегда человечество занимал. Вот об этом одна из песен. Вопрос о том, что реклама надоедает всё больше и больше в песне «Сыт по горло», как ни странно, ей уже, сколько, десять лет этой песне… Действительно, вот это ощущение перебора во всех этих продуктах, когда тебя кормят, кормят — оно нарастает, поэтому, мне кажется, это актуально и это будет актуально.

***
Эй, Бандар-Логи, ближе, ближе… — образ из цикла сказок Р. Киплинга про Маугли, где питон Каа гипнотизирует и пожирает обезьян Бандар-логов. См.:

«И тут Каа выполз на середину террасы, сомкнул пасть, звучно щелкнув челюстями, и все обезьяны устремили глаза на него.
— Луна заходит, — сказал он. — Довольно ли света, хорошо ли вам видно?
По стенам пронесся стон, словно вздох ветра в вершинах деревьев:
— Мы видим, о Каа.
— Бандар-Логи, — наконец послышался голос Каа, — можете вы шевельнуть рукой или ногой без моего приказа? Говорите.
— Без твоего слова мы не можем шевельнуть ни рукой, ни ногой, о Каа!
— Хорошо! Подойдите на один шаг ближе ко мне!
Ряды обезьян беспомощно качнулись вперед, и Балу с Багирой невольно сделали шаг вперед вместе с ними.
— Ближе! — прошипел Каа.
И обезьяны шагнули еще раз.»

***
wash and go! (англ. «помойся и иди») — слоган из рекламы шампуня компании «Procter & Gamble».

_______________________________________________________________________

Текст песни «Сыт по Горло»
(вариант с альбома «Отечество иллюзий», 1987):

Доброе утро! Я снова здесь!
Мне ничего не надо – у меня все есть.
Я гуляю по кухне с гордым видом
И имею основания считать себя сытым.
Да, сытый – это не голодный.
Чего у меня нет – да все, что угодно!
Открываю холодильник и во взгляде колбасы
Я чувствую уверенность в том, что я сыт.
Я сыт, сыт по горло!

Меня кормили по системе на убой, а впрочем,
Ты можешь и не есть, если не хочешь.
В том и заключается одно из преимуществ:
Сколько не проси – другого не получишь.
И не стоит думать о том, что дальше:
Если ты слаб, ты ел мало каши.
Мне нечего желать и нечего просить,
Я твердо убежден в том, что я сыт.
Я сыт, сыт по горло!

Смотри под ноги! Вот наука –
Работай головой ради желудка.
Берешь любую тему, производишь глоток
И превращаешь информацию в желудочный сок.
Я уничтожил столько добра –
Мой друг холодильник не даст соврать.
Но иногда бывает плохо, наверное, тошнит,
Но это оттого, что я слишком сыт.
Я сыт, сыт по горло!

И никаких претензий,
И никаких обид,
И никаких сомнений –
Да, я сыт.
Я сыт, сыт по горло!

Текст песни «Сыт по Горло»
(вариант с альбома «Дым-Туман», 1992):

Доброе утро, я снова здесь,
Мне ничего не надо – у меня все есть.
Я гуляю по кухне с гордым видом
И имею основания считать себя сытым.
Да, сытый – это снова модно,
Чем лучше человек, тем толще морда.
Не думай ни о чем, кроме колбасы,
Если хочешь быть одним из тех, кто сыт,
Сыт по горло!

Эй, бандерлоги, ближе, ближе…
Ты – мой брокер, я – твоя биржа,
Боинг иль лизинг, маркетинг исполнен,
Выключай телевизор – я с тобой!
Глотай слюну свободы,
Мечтай о стране святых бутербродов,
О новом шампуне для старых мозгов,
Все очень просто – wash and go!
Ты сыт, сыт по горло!

Смотри под ноги! Вот наука –
Работай головой ради желудка.
Берешь любую тему, производишь глоток
И превращаешь информацию в желудочный сок.
Я уничтожил столько добра –
Мой друг холодильник не даст соврать.
Но иногда бывает плохо, меня тошнит,
Но это оттого, что я слишком сыт.
Я сыт, сыт по горло!

Ну а я-то не дятел – голова-то болит.
От ветров демократии у меня СНГит!
Ну а зубы у меня чешутся – это уже СНГ,
Хожу СНГшенный весь в г…
Я буду сыт, сыт по горло!

_______________________________________________________________________

источник


РАНЬШЕ СТОЛЬКО ЗНАЛА . А СЕЙЧАС ВСЕ ЗАБЫЛА .

Дело было в январе — пятого апреля.
Было сухо во дворе — лужи по колено.
По железному мосту из гипсовых досок
Шел высокий человек низенького роста:
Кучерявый, без волос; худенький, как бочка.
У него детишек нет, только сын да дочка.

Жив-здоров, лежу в больнице
С переломом поясницы.
Сыт по горло, есть хочу.
Приезжайте поскорее,
Я вас видеть не хочу!
***
Жил высокий человек,
Маленького роста,
Кучерявый, без волос
Тоненький, как бочка.
Пишет он письмо жене
Незнакомой тете:
Жив-здоров, лежу в больнице,
Сыт по горло — жрать хочу.
Приезжайте папа с мамой
Я вас видеть не хочу.
***
От улыбки лопнул бегемот,
Обезьяна подавился бананам,
Темный лес срубили дикари,
А улитку раздавил пенек березы.
С голубого ручейка
Мы напьемся коньяка,
А кузнечик побежит сдавать бутылки.
Спотыкнется, упадет,
Все бутылки разобьет
И получит по зеленому затылку.

У лукоморья дуб спилили,
Кота на мясо порубили,
Золотую цепь воры стащили,
Русалку в бочку засолили и написали огурцы.
Там тридцать три богатыря
Дерутся из-за одного рубля,
А добрый дядька черномор у них уже десятку спер.
Там на невиданных дорожках
Чертята пляшут в босоножках.
Там злой кощей без водки чахнет
Не подходи бутылкой трахнет.
***
Едет поезд номер восемь Ереван — Боку,
Я лежу на верхней полке и как будто сплю.
Вдруг в потемках выпадает чей-то чемодан
Там лежит кило печенья и какой-то хлам.
Сорок рук меня схватило, кто кричит — убей,
Кто кричит — кидай в окошко, будет веселей.
Кинули меня в окошко прямо под откос
Поломал я руки, ноги, обцарапал нос.
Блядью буду, не забуду этот паровоз.
Машиниста я найду выебу до слез.
***
Бегал ниший по кладбищу
в сорокаградусный мороз,
только сел он под кустами,
Как пробрал его понос.
Часа проходит,два проходит,
Из земли мертвец выходит,-
Кто посмел в такую рань
Наложить такую дрянь,
Кто посмел такую пору
Навалить такую гору?
Нищий долго извинялся,
Жопу пальцем затыкал,
Но понос не унимался,
Из ушей он вылезал.
а когда понос унялся,
Нищий встал и заорал.
— Убирайся,серый сыч
Убирайся,старый хрыч!
И заткни своё паяло,
Чтоб паяло не воняло,
И ещё уткни рубильник
В свой вонючий холодильник.
Срал ты в жизни тыщу раз,
Дай и мне посрать хоть раз
***
Вышел месяц из тумана

повернулась и ушла
***
днажды паук
Поскользнулся на стенке
И на пол свалился,
Задев табурет.
Упал табурет —
Раскололся паркет.
И пол провалился,
И дом развалился.
А так как стоял этот дом
На пригорке,
То с грохотом дом
Покатился по горке,
Запрыгал и в речку широкую —
Хлоп!
Засыпало речку,
Случился потоп.
И все потонуло:
Долины и горы,
Деревья и камни,
Трава и заборы,
Плывет по волнам
Лишь березовый сук,
Сидит на суку
Бедолага паук,
Тот самый, который
Свалился со стенки,
Сидит он, взыхает
И чешет коленки.
***
Белеет чайник одинокий
На замусоленной плите,
И таракан голубоокий
Грустит о розовой звезде.

Он замечтался,он не слышит,
Как подо мной скрипит паркет-
И вот упал,и вот не дышит-
Жизнь коротка,и счастья нет.

источник